«Русский как активная фигура достаточно размыт. Он везде»: как Россия переживёт культурную изоляцию 

Россия оказалась не только в санкционной, но и в культурной изоляции. Насколько это так и что мы можем вспомнить похожего из своей истории  –  разбиралась Виктория Смирнова

Фото: Евгений Зайцев / Коммерсантъ

После начала специальной операции на Украине можно было ожидать самой разной реакции в мировом сообществе, однако для российских властей большим сюрпризом стал массовый исход не только торговых брендов, но и представителей культурно-развлекательной индустрии. 

В апреле 2022 года российский павильон не откроется на Венецианской биеннале. Решение было принято российскими властями, однако сами организаторы Венецианской биеннале представили публичное согласие с отказом России от участия. Известное медиаиздание Artnet, специализирующееся на культурных событиях, опубликовало статью, в которой отметило, что в связи с событиями в Украине российские художники вынуждены заморозить проекты, предусматривающие международную коллаборацию. 

Зарубежные музеи отказываются от находящихся у России картин для выставок и аннулируют все договоренности по поставкам. 

Казалось бы, одна из самых коммерческих индустрий в культуре – кинопрокат, но и она отказывается от получения доходов от российских зрителей. Студия Warner Bros. отменила выход долгожданного в России Бэтмэна, сославшись на гуманитарную катастрофу на территории Украины. Netflix покинул Россию, приложение было удалено для российских пользователей из AppStore и GooglePlay. 

Фото: David Balev / Unsplash

Итальянская группа Måneskin, победившая на «Евровидении-2021», отменила свои концерты в России, аргументировав это сочувствием к украинскому народу. Кстати, Россия не будет участвовать в Евровидении 2023 года – страну исключили из списка участников в качестве ещё одной санкционной меры. 

Пожалуй, одним из самых обсуждаемых в социальных сетях стал пост российского журналиста Антона Долина, начавшийся с игры слов «Культура отмены или отмена культуры», где автор размышляет о политическом режиме в связке с культурной жизнью страны, но в финале подчёркивает: «Умирают люди, режимы, города, страны, цивилизации. Только культура и остаётся».

Ну а пока, несмотря на обнадёживающие прогнозы, ограничения российской культуры происходят извне, по воле и в связи с решениями самих иностранных представителей. Однако никто не знает, какими будут ответные действия российской стороны, поэтому редакция «Стола»  решила разобраться с тем, какие параллели можно провести между текущим положением дел в культуре и изоляцией советских времён. 

Насколько возможно или невозможно повторение советского опыта –  рассказал Александр Фокин, кандидат исторических наук, доцент Школы исследований окружающей среды и общества Тюменского государственного университета, автор телеграм-канала USSSResearch – о структуре позднесоветского общества. 

Культурная изоляция СССР –  какой она была? 

– Культурная изоляция имеет двойную природу. В СССР были ограничения как внутри – на внутренние произведения, так и на мировые, то есть произведения извне не могли проникнуть по идеологическим мотивам. 

С другой стороны, СССР в течение некоторых периодов позиционировал себя в качестве страны, открытой к мировым культурам. Например, в Советском Союзе начинала издаваться Библиотека мировой литературы, складывалась школа переводчиков, были разные мировые выставки. 

Но когда началась холодная война – необходимо было доказать, что советская культура даже опережает западные образцы. В СССР стали подчёркивать, что убийства, эротика и прочая безнравственность западных культурных продуктов направлена на то, чтобы сделать зрителя легко управляемым. И в противовес акцентировалось, что задача культуры СССР – делать человека более сознательным, этичным. 

Международный фестиваль Rock Summer в Таллине, 1988 год. Фото: Игорь Михалев / РИА Новости

Эта двойственность также создаёт парадокс, что западная культура для советского человека имеет особую ценность, поскольку она окутана тайной и запретна. Об этой идее можно прочитать в книге Алексея Юрчака «Последнее советское поколение». Там как раз хорошо описывается воображаемый Запад с его особой весомостью в связи с запретами для советского человека. 

Возможна ли сейчас культурная изоляция для России? 

– Она, конечно, возможна. Сейчас есть такая страна, которая жёстко следит за распространением культурных продуктов, – Китай. Это огромная страна, которая культурно может себя обеспечить. Голливудские фильмы, чтобы попасть в китайский прокат, делают местом действия Китай либо берут в компаньоны китайские компании. То есть Китай в этом смысле очень самодостаточная страна. 

По последним высказывания руководителей России, потенциальная культурная самоизоляция скорее носит характер ситуативной и эмоциональной. Но результатом может стать не политическое основание непринятия других культур, а  крах инфраструктуры сферы развлечений, которая выстраивалась последние лет 20. Вот в этом может появиться некая изоляция. 

Есть ли что-то общее у идеологии СССР и России по отношению к культуре? 

– Базовая идеология в СССР – это партийная концепция о том, что искусство не может быть беспредметным и за культурным продуктом должна стоять идеология партии. Ну и, конечно, то, что культурный продукт должен быть народным, то есть направлять массы, быть массам понятным и принятым. Поэтому, например, авангардизм считался недостаточно советским. 

Так называемый социалистический реализм чётко установился с 30-х годов, когда начался сталинский режим, и продлился  до конца 80-х. 

При этом особенностью социалистического реализма была гибкость. Если сегодня этот продукт – образец советского искусства, то завтра это уже носитель упаднического настроения. Властям как последней инстанции по признанию того или иного культурного продукта, конечно, это было удобно. 

Панно А. Н. Самохвалова "Советская физкультура". Фото: Wikipedia

В настоящее время Министерство культуры Российской Федерации стремится оказывать влияние на создание культурных продуктов. Скорее всего, будут множиться культурные институции, удлиняться стоп-листы и параллельно появятся андеграундные художники, которые не впишутся в текущий дискурс. 

Но есть существенная разница: в современной России уже вряд ли возможно сформировать такую единую партийную идеологическую установку, как это удалось сделать в СССР. 

При этом СССР это не вся Россия, тогда как было бы правильно различить  советское и русское? 

– Это одновременно и хороший, и сложный вопрос. Ранее была такая формулировка: «национальное по форме, советское по содержанию». Например, есть русская былина, и как форма былина сохраняется, но повествование уже ведётся про Ленина и Сталина, то есть становится советским. 

Советское – это скорее просто надстройка всего национального. Но даже среди советского партийного руководства была партия русских, то есть политических националистов, которые старалась сделать доминирующей русскую культуру в советском обществе. 

В 60-е годы XX века всё-таки более очевидно стала возникать ностальгия по всему русскому: храмам, иконам, православию. 

А как сейчас выделяют русское? 

– Во многом этот вопрос можно назвать риторическим по ряду причин. Иногда мы видим возврат к фольклорному придуманному образу Руси, формируется как бы такое неоязычество, которое, в свою очередь, иногда превращается в ультраправое движение. 

Иногда происходит всплеск национального самосознания – в регионах Татарстан, Башкортостан, Якутия, например. В таких регионах подъём именно русского самосознания иногда тоже случается, но, опять же, чреват переходом в ультраправое движение. 

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

Дело в том, что русский как активная фигура достаточно размыт. Он везде. Русский  живёт и на берегах Балтийского моря, и на Берегах Чёрного моря, а часть Камчатки вообще находится на берегу Тихого океана, и там тоже живут русские. 

Мы разбросаны по территории одной страны, где много национальностей внутри, но мы также впитываем что-то из совсем далёких стран западные и азиатские веяния очень значимы для нас. Как это сказывается на русской культуре? 

– В мире глобализации все комиксы, гей-поп, наруто и прочее уже ворвались в наш мир и взорвали молодёжь. Но это то же самое, что и с предыдущем поколением, которое не отлипало от индийских или мексиканских сериалов. Но ведь в своё время и вальс можно было рассматривать как интервенцию в российскую культуру, и христианство пришло в Россию из другой части мира. 

Замкнуть и ограничить культуру неправильно, она как раз живёт за счёт этого взаимодействия. Это как в биологии: если происходит постоянно кровосмешение, это приводит к вырождению, то есть постоянно необходим приток чего-то нового, и в культуре это как раз взаимодействие.

Если мы так опасаемся конкуренции, то единственный вариант –  производить самим культурно привлекательный для других стран продукт. Концепция мягкой силы всегда в таком случае востребована.

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ