«Журнал “Doxa” служил точкой сборки студентов. За это им честь и хвала»

12 апреля будет оглашён приговор четырём редакторам журнала «Doxa». Защитники не верят в то, что он может быть оправдательным. Тем не менее это дело уже вошло в историю благодаря беспрецедентной общественной кампании в поддержку обвиняемых

Главный редактор журнала DOXA Армен Арамян, редакторы Наталья Тышкевич и Алла Гутникова. Фото: Иван Водопьянов/Коммерсантъ

На последнем заседании суда по делу «Doxa» прокурор попросил судью приговорить четверых редакторов журнала к двум годам исправительных работ, а также запретить им в течение трёх лет заниматься администрированием страниц в интернете. Какое решение примет судья – узнаем совсем скоро.

Уголовное дело по статье 151.2 УК «Вовлечение несовершеннолетнего в совершение действий, представляющих опасность для жизни несовершеннолетнего» было возбуждено 22 января 2021 года. Поводом для этого стал видеоролик, выложенный в соцсетях, где, по версии следствия, содержатся призывы к несовершеннолетним выходить на акции протеста. Фигурантами этого дела стали четверо редакторов издания: Армен Арамян, Алла Гутникова, Наталья Тышкевич и Владимир Метёлкин. Почти год назад все они были арестованы с выбором меры пресечения «запрет определённых действий»: нельзя пользоваться средствами связи, общаться можно только с адвокатом, а на улицу сначала можно было выходить всего лишь на одну минуту с 23.59 до 00.00. По словам адвоката Александра Альдаева, это не было ошибкой: такая мера была избрана специально, фактически это домашний арест. Позже суд разрешил журналистам выходить на улицу на два часа утром.

На последнем заседании, 1 апреля, состоялись прения сторон и обвиняемые произнесли своё последнее слово. Несмотря на то что видео с «призывом» было удалено по требованию Роскомнадзора, суд это не учёл. Прокурор всё равно обвинил редакторов в том, что они «своими действиями подвергали несовершеннолетних опасности». До этого на заседании суда 24 марта подробно разбирались слова видеоролика, прокурор настаивал на том, что в словах «Власть объявила войну молодости, но молодость – это мы. И молодость победит» есть призывы к действиям. Хотя со стороны защиты к делу была приобщена экспертиза, которая опровергает призывы к действиям, прокурора она не устроила. 

На том же заседании суд снова попытался навязать Гутниковой и Тышкевич государственных адвокатов, от которых они отказались. Но даже сам назначенный адвокат попросил освободить его от этой обязанности. По словам защитника Тышкевич, это был не первый раз, когда приходил адвокат по назначению. 

По мнению защитника Владимира Метёлкина Оксаны Ольгердт, адвокаты сделали всё возможное, чтобы их подзащитных оправдали, однако, с оглядкой на приговоры по другим аналогичным делам, она считает, что скорее всего приговор будет обвинительным.

Алла Гутникова, Армен Арамян, Владимир Метелкин и Наталья Тышкевич. Фото: Дмитрий Лебедев/Коммерсантъ

Обвиняемая Тышкевич сейчас отбывает административный арест за один из постов 2017 года, что, по мнению её адвоката, является абсолютно абсурдным. «Из зала суда человек только вышел, а его сразу хватают под руки, отвозят в отдел и арестовывают мгновенно, хотя у них было пять-шесть лет, чтобы вызвать их по-человечески под протокол», – говорит Альдаев, имея в виду заседание 1 апреля. По словам защитника, Тышкевич и на оглашение приговора приедет в суд из спецприёмника, где она отбывает 15 суток, что не даст ей возможности нормально к суду подготовиться, привести себя в порядок.

Вне зависимости от приговора дело «Doxa» войдёт в историю благодаря беспрецедентной общественной поддержке обвиняемых. За юных редакторов вступились многие представители академического сообщества, в том числе и из-за рубежа, а преподаватели Высшей школы экономики подписали открытое письмо в защиту студенческого журнала. Корреспондент «Стола» побеседовал с одним из подписавшихся – лингвистом и историком Фёдором Успенским.

«Я не читатель журнала “Doxa”, это орган печати не моего поколения, я заглядываю в него, представляю, о чём он, но не слежу за ним так напряжённо, как это делают более молодые люди», – признаётся он. Успенский отмечает, что работа «Doxa» всегда вызывала у него двойственные чувства. «В спокойное время я к ним относился очень критически, потому что не во всём мне близки их пафос, их интонация, с которыми подаются материалы. Но это решительно не имеет никакого значения. Это молодые люди, которые стараются говорить правду, живут этим».

По мнению Успенского, ценность «Doxa» в том, что журнал служил «точкой сборки» студентов, местом, где озвучивались «ценности и чаяния российского студенчества». «За это им честь и хвала, – говорит он. – Это начинание, при каком-то своём несогласии, я тем не менее ценю, и это было одним из мотивов, которые побудили меня подписать это письмо. Я знаю людей, которые там работают, не всех, конечно, но они вызывают у меня уважение, чувство сострадания и желание помочь». Успенский также особо не верит в то, что фигурантов дела оправдают.

«Но всё складывается из таких песчинок – из людей, которые не были читателями “Doxa” и даже могли испытывать раздражение от этого журнала. И тем не менее подписывают такие письма. И из этого складывается что-то важное», – уверен он.

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ