Космическая еда

Одним из самых значительных вкладов России в мировую кулинарную цивилизацию бесспорно является изобретение космической еды и сублимированных продуктов, которые сегодня можно купить в любом супермаркете мира

Фото: АГН «Москва»

Несмотря на то что первый полёт человека в космос длился всего 108 минут, Юрий Гагарин успел поесть. Не потому, что проголодался, хотя он не ел уже более суток. Приём пищи входил в программу научных экспериментов – ведь учёным важно было понять, удастся ли вообще принять пищу в условиях невесомости и как на еду отреагирует организм.

Но тут возникла проблема упаковки еды – ведь в невесомости продукты рассыпаются на крошки или меняют форму. Особенно это касается жидкостей.

Тюбик, созданный специалистами Института медико-биологических проблем АН СССР, стал идеальным решением как с точки зрения экономии пространства на корабле, так и с точки зрения удобства приёма пищи. И в своей полёт Гагарин получил два тюбика – с мясом и шоколадом. И пакетик со смородиновым соком.

Фото: Зыков Кирилл/Агентство «Москва»

Второй космонавт Земли Герман Титов во время своего 25-часового полёта успел поесть трижды. У него были тюбики с супом-пюре, куриным паштетом и компотом. Тем не менее на Землю вернулся зверски голодным, ведь расход калорий в космосе значительно выше, чем на Земле. Поэтому в меню следующих космонавтов вскоре добавили тюбики с антрекотом, говяжьим языком, котлетами, борщом и ржаным хлебом – причём буханки хлеба делали ровно на один укус, чтобы предотвратить разлёт крошек по всей кабине космического корабля, где они могли испортить фильтры систем регенерации воздуха.

В начале 70-х в мире космической кулинарии произошла маленькая революция: американцы отправили на свою космическую станцию Skylab холодильник, чтобы хранить там скоропортящиеся продукты, а наши на первую орбитальную станцию «Салют» – маленькую печку для разогрева консервов. Оба эксперимента не прижились: сначала на Землю рухнул «Салют», а в 1974 году астронавты покинули и Skylab.

* * *

В конце 70-х – начале 80-х годов тюбики ушли в прошлое, и основу космического рациона составили сублиматы – сублимированные (то есть обезвоженные) продукты, которые значительно уменьшают вес объёма еды, отправляемого на орбиту на грузовых «Прогрессах».

При сублимации блюдо сначала готовится в обычных условиях. Это может быть и первое, и второе: гарниры, мясные и рыбные блюда. В специальном аппарате продукт замораживается, потом создается вакуум, и замороженный лёд уходит из продукта. Клетки не разрушаются, и полезные элементы не уходят из блюда: сублимированные продукты сохраняют 90 % питательных веществ.

Тогда же были разработаны три типа однопорционных специальных пакетов: для первых блюд, вторых блюд и напитков. Через специальный штуцер пакет наполняется водой, и в течение 10–15 минут пища восстанавливается. Первое блюдо космонавт выпивает прямо из пакета, ложка не нужна. Пакет для второго блюда устроен так, что из него можно есть ложкой. Напиток тоже выпивают прямо из пакета.

Фото: Зыков Кирилл/Агентство «Москва»

Сейчас 60 % от всего объёма пищи, которую отправляют космонавтам, – это сублиматы. Сегодня быстрозавариваемые лапшу или суп можно купить в любом супермаркете.

* * *

Рацион космонавтов состоит из двух частей: основной и дополнительной. Основная часть – это 2000 ккал в сутки, которые космонавты обязаны получать по медицинским показаниям. В этой части рациона учтено количество необходимых белков, жиров и углеводов. В дополнительный рацион входят продукты на 1000 ккал. Космонавты используют его по желанию, чтобы восстановить силы после интенсивных нагрузок – например, работы в открытом космосе.

Сейчас в «Роскосмосе» разработано больше 300 продуктов, из которых комплектуется рацион. Во времена первых полетов рацион разрабатывался на сутки, потом на трое суток, шесть, восемь, двенадцать. Сегодня рационы разрабатываются циклично, причём продолжительность одного цикла составляет 16 суток (то есть основные блюда могут повториться только через две с лишним недели). Большой ассортимент продуктов необходим для поддержания хорошего настроения у космонавтов.

* * *

Первая международная трапеза на орбите состоялась в 1975 году в рамках совместного полета аппаратов «Союз» и «Аполлон». Советские космонавты подготовили для американских коллег угощение – говяжий язык, рижский хлеб и знаменитый борщ. О спиртных напитках на борту не могло быть и речи, однако наши решили подшутить. Летчик-космонавт Алексей Леонов рассказывал:

Алексей Леонов и Дик Слейтон. Фото: NASA

– Я с Земли взял этикетки «Столичной водки» и на тубы наклеил. Сели за стол, даю каждому по тубе: «Давайте, ребята!». А мне говорят: «Нельзя». Я: «Можно! Согласно традиции русской кухни, это хорошо для желудка». Американцы клюнули. Открыли чин чином. Дик Слейтон взял и ошалел: «Борщ?!» Вот это была шутка...

Впрочем, во времена СССР на «Союзы» поставляли тубы с коньяком для торжественных случаев. Но когда было доказано, что даже в малых дозах алкоголь негативно влияет на работоспособность, из рациона его исключили.

* * *

Мнение специалиста

Виктор Францевич Добровольский, доктор технических наук, профессор НИИ пищеконцентратной промышленности и специальной пищевой технологии – филиала ФИЦ питания и биотехнологии:

 – Рацион космонавтов строится из приёмов пищи – завтрак, обед и ужин.

На завтрак идут закусочные мясные или рыбные консервы (это маленькие стограммовые баночки), а также сок, чай или кофе с кондитерскими изделиями.

Виктор Добровольский. Фото: Здоровое питание/Youtube

На обед обязательно должно быть первое блюдо из круп, свежих или консервированных овощей: борщ, рассольник, суп-пюре, гороховый суп. На второе идут консервированные блюда в банках по 250 г: мясо с овощным или крупяным гарниром, поджарки, омлеты – всё что угодно. На десерт часто идёт сублимированный творог с наполнением. Это может быть, например, смородиновое, облепиховое или клюквенное пюре. Космонавты очень любят творог с орехами – его у нас постоянно заказывают.

На ужин также идут закусочные консервы из говядины, свинины, птицы или рыбы, чай, кофе, кондитерские изделия – например, полувяленые фруктовые палочки.

* * *

Мнения космонавтов

Максим Сураев (участник двух экспедиций на МКС – в 2010-м и 2014-м):

Максим Сураев. Фото: NASA

– Мы собираемся ужинать. К ужину надеваешь чистую футболку, ужин же... Весь такой красивый... И тут из дырочки, проделанной консервным ножом в банке, в тебя вылетает струя. И еда начинает разлетаться вокруг. Опытные космонавты подсказывают, что обязательно надо прикрывать банку салфеткой. Иначе от красивой чистой футболки мало чего останется... Есть ещё такие пакеты с едой, американские. В них нужно добавить воды и ножницами кончик отрезать. Когда отрезаешь, из пакета может вылететь содержимое. И вот в этот момент, когда ты дернулся за улетевшим куском пропитания, самое главное – не попасться на психологически-обоснованную удочку и не выпустить пакет из рук. Как бы вы сделали на Земле? Пакет поставил – и ловишь, что надо. Это навык земного жителя. А здесь только пакет выпустил – всё из него вылетело, и твой ужин уже парит в невесомости...

Александр Александров (участник двух экспедиций на «Мир» в 1983-м и 1987-м):

Александр Александров. Фото: Dmitry Rozhkov/Wikiprdia

– Сейчас вообще лучше гораздо стало с питанием в космосе, меньше сублимированных продуктов, больше натуральных – благодаря технологиям, продлевающим жизнь еде. С американцами стали дружить на МКС, они возят своё мороженое, наши тоже его едят. Хотя и раньше, когда я летал, американцы и европейцы очень любили нашу еду, постоянно сидели в столовой в нашем блоке на станции. Французы, кстати, вино привозили, а наши несколько раз водочку. Я рыбу очень люблю, её было много: судак по-польски, рыба в томате, желе. Вы столько осетрины на земле не съедите, сколько там…

Павел Виноградов (участник трёх экспедиций в космос: одна на «Мир» в 1997 году и две на МКС в 2006-м и 2013-м):

Павел Виноградов. Фото: NASA

– Примерно половина тех, кто летает, отмечают, что вкусы меняются. Даже не вкусы, а предпочтения. Но мне повезло, я человек всеядный: что нравилось на Земле, то и в полёте. Хотя есть что-то, вызывающее особенное удовольствие. Творог с орехами – наверное, самая любимая еда у всех космонавтов всех экипажей. Рыбные продукты сейчас стали хорошие делать. Вообще диапазон продуктов питания на станции сейчас гигантский – под пятьсот наименований. Есть из чего выбрать. Тем более станция международная и каждая страна старается привнести что-то своё. Наши рационы отличаются. Российское меню периодически меняется, но в основном это какие-то фундаментальные блюда, почти всегда с мясом, очень калорийные, под три тысячи калорий. У американцев много очень хороших вещей, у них различные каши… В общем, у нас замечательные рационы, гречка, перловка, картофельное пюре с луком… но в конце это приедается, надоедает. Хочется чего-то простого, земного, картошки варёной с селёдкой с маслицем. Где-то через месяц полёта уже начинаешь вспоминать.

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ