Вернётся ли в Россию ковид?

Статистика по заболеванию коронавирусной инфекцией в России в последние недели удивляет. Если 11 февраля новых случаев заболевания было около 200 тысяч, то 14 апреля – 11 тысяч (по официальным данным РФ). Корреспондент «Стола» узнала у врачей, верят ли они в конец пандемии и чего нам ожидать в ближайшее время

Фото: Артем Краснов/Коммерсантъ

– Вы работали в период первой волны и сильной вспышки. Расскажите, как там было? 

Абдул Магомедов, врач-инфекционист, челюстно-лицевой хирург в Центре профессиональной стоматологии «Профессионал»:

– Тогда я работал в «красной зоне» ординатором в университетской клинической больнице № 4. День достаточно классический. В 8.30 утра принимаешь смену, дежуришь сутки. Нагрузка всегда разная  – в зависимости от того, сколько пациентов поступило в приёмное отделение, и от того, насколько ситуация в инфекционном отделении сложная. Бывает, что много поступлений, чрезвычайные происшествия, переводы в реанимацию, экстренные исследования, операции. Бывает, что всё спокойно, принимаешь нескольких человек за сутки, делаешь несколько обходов в отделении – и все.

Гульнара Азизова, врач-терапевт в Московской городской поликлинике № 22:

– Поначалу было не страшно, меня направляли на осмотр иностранных студентов в общежития, выдавали халаты, шапки и маски. Мы одевались, но со смешком: ситуация воспринималась больше как анекдотичная, мы не понимали, что грядёт. Тяжело стало с января 2020, когда наши соотечественники начали возвращаться из-за границы. Больных было много, вызовов запредельное количество, мы учились слушать пневмонию заново. Очень уставали, приезжали в 21:00 и писали карты вызовов, иногда до 24.00, а утром снова на работу. Было много ошибок, напряжения физического, морального и интеллектуального плана. Через всё прошли, всё запомнили, многому научились и ничего не забудем. Мы, врачи, впервые чувствовали себя нужными так, как никогда прежде. Неизвестно, удастся ли когда-нибудь испытать такое. И не надо думать, что администрация сидела и радовалась жизни. Они работали больше нас, не выходя в отпускные, всегда были на телефоне, уговаривали, угрожали, терпели наши истерики, переживали за нас. Я впервые осознала, что такое единение коллектива.

– Сейчас ситуация с ковидом сильно отличается от того, что было в 20192020 годах?

А. М.: Из принципиальных отличий стоит отметить тяжесть заболеваемости пациентов и скорость развития. В 2020 году люди за несколько дней буквально на глазах «ухудшались», некоторые умирали. Плюс стоит отметить принципы госпитализации. Если в 2020-м клали и с лёгкими формами, и даже бессимптомные случаи, то в 2021–2022-м показания для госпитализации не такие обширные. В больницу кладут, если  тяжёлые случаи, даже температурных оставляют дома.

Г. А.: Да, ситуация изменилась. Современный вирус менее агрессивен, реже вызывает осложнения – например, двустороннюю пневмонию или тромбоз сосудов.

– Ковид действительно уходит? 

А. М.: «Уходит» – это не совсем верно. Скорее мы привыкли к нему за счёт коллективного иммунитета. Случаи ковида всё ещё присутствуют, и их немало, просто нашим организмом он воспринимается спокойнее. Да и нашим сознанием тоже. 

Фото: Киселев Сергей/АГН «Москва»

Г. А.: У меня лично складывается мнение, что «уходит». Он значительно реже встречается, протекает так, как обычно протекает грипп и ОРВИ, люди выздоравливают. В подавляющем большинстве – без продолжающихся осложнений. Практически за 1–2 недели уже возвращаются в строй. 

– Какова вероятность, что нас настигнет новая вспышка ковида?

А. М.: Нашему правительству сейчас не до новых вспышек. Думаю, что все, кто связан был в последние годы с ковидом, будь то пациенты или медики, имели лишь малую долю информации. Общая картина непрозрачна, учитывая откровенное вранье по статистике. Если даже ковид вернётся в более тяжёлой форме, это должно быть что-то действительно серьёзное, чтобы на это обратили внимание. Сейчас приоритеты изменились.

Г. А.: Этого никто не знает. Надо оставаться настороже, мы пережили огромную трагедию, с которой боролись, в буквальном смысле падая с ног. Могу сказать, что уже были случаи, когда он затихал и уменьшалось количество больных, но потом снова всё возвращалось на прежние позиции. Все врачи помнят и знают, что расслабляться нельзя.

– Правильным ли решением, по-вашему, было отменять ограничения? 

А. М.: Некоторые ограничения не имели смысла в принципе. За два года исследований весь мир узнал про ковид многое: схемы лечения, диагностики, ограничительные меры. Всё менялось. Те страны, где правительство адекватное, могли признать, что они ошибались за неимением достаточной информации, и тогда ограничения менялись. У нас нет.

Г. А.: Отменять масочный режим надо было, люди устали от напряжения. Болеют легче и меньше – значит, решение было правильным.

– Мы когда-нибудь избавимся от коронавируса окончательно?

А. М.: Подозреваю, что ковид встал в один ряд с более классическими вирусными заболеваниями, и мы будем ещё много лет наблюдать случаи его проявления. Какие именно – увидим.

Г. А.: Не знаю, закончится ли это когда-нибудь. Но верю в это и надеюсь. Вероятность возникновения новой вспышки существует, угроза реальна, но и организм человека уже узнал этот вид вируса, готов к отражению новой атаки. А мы, врачи, готовы помочь организму человека бороться. Подчёркиваю, бороться должен и будет сам организм человека, его иммунные структуры, а мы, врачи, только помощники в борьбе с вирусом.

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ