Александр Лебедь: генерал печальной карьеры

20 лет назад погиб генерал Александр Лебедь, ставший олицетворением эксперимента кремлёвских политтехнологов по встраиванию генералитета в вертикаль гражданской власти

Александр Лебедь. Фото: И. Зенин/РИА Новости

Генерал Лебедь погиб, словно вернувшись на афганскую войну: на десантном вертолёте Ми-8, который из-за низкой облачности шёл над Буйбинском перевалом в Саянах, буквально цепляясь за верхушки деревьев. Метеорологи предупреждали пилотов о плохой погоде и снегопаде на перевале, но генерал Лебедь только отмахнулся: ерунда, в Афгане и не так летали. Губернатор опаздывал на торжественное открытие реабилитационного центра и горнолыжной базы отдыха «Барсово ущелье», поэтому пилоты приняли решение лететь.

В итоге 8 из 20 пассажиров вертолёта погибли: сам губернатор Александр Лебедь, его заместитель по соцвопросам, начальник краевого управления по туризму и глава района, журналисты красноярских газет и телевидения. Остальные отделались тяжёлыми ранениями и увечьями.

Сегодня же итоги правления генерала Лебедя в Красноярском крае оцениваются как давно уже забытая история из 90-х. Дескать, было хорошее, но было и много чего плохого, но по большому счёту приезжий генерал просто провёл передел собственности, мало затронувший положение простых жителей. Если же брать значение прихода генерала Лебедя во власть в более широком смысле, то здесь вырисовывается более занимательная картина: можно сказать, что Лебедь стал для российского общества своего рода первопроходцем, который проложил широкую дорогу для российских военнослужащих в структуры гражданской власти.

* * *

Генералы пошли в большую политику ещё до распада Советского Союза. Так, на выборах президента России 1991 года в паре с Борисом Ельциным баллотировался генерал-майор Александр Руцкой – герой войны в Афганистане.

Но судьба сыграла с бывшим летчиком-штурмовиком злую шутку, как, впрочем, и с другими генералами, которые в новой для себя политической реальности выпадали из привычной для них системы координат.

Очевидно, что Руцкой даже не понял, что в команду первого президента страны его взяли только лишь для расширения электоральной базы Ельцина. Зато он знал, что первый заместитель командира войсковой части или соединения – это, как правило, начальник штаба, который не только слепо выполняет распоряжения командира, но и отвечает, в частности, за планирование применения сил и средств. А в отсутствие командира и исполняет его обязанности.

И потому Руцкой – как и подобает честному служаке – честно стал пытаться руководить вверенным ему подразделением и даже совершенно искренне ограждал командира и от «американских советников», и от доморощенных «чикагских мальчиков» из правительства с их «шоковой терапией». А затем так вошёл в роль, что захотел сам вести Россию к светлому будущему.

Вице-премьер Александр Руцкой зажигает свечу в осажденном Белом Доме во время октябрьских событий 1993 года. Фото: Эдди Опп/Коммерсантъ

Конфликт был решён в чисто армейском духе: президент вызвал караул, арестовал зарвавшегося подчиненного и отправил его на несколько месяцев на гауптвахту.

* * *

«Казус Руцкого» заставил Кремль побаиваться генералов. Казалось, что, придя в политику, они непременно объединятся на почве недовольства резким ухудшением положения вооружённых сил, привыкших за советские времена к хорошей жизни, и, чего доброго, устроят переворот с последующей диктатурой.

Да и сами генералы давали немало поводов для беспокойства.

К примеру, можно вспомнить бывшего командующего 20-й гвардейской общевойсковой армией в Германии Альберта Макашова, превратившегося в самый одиозный символ коммунистического реванша.

Или командующего Волгоградского 8-го гвардейского армейского корпуса генерала Льва Рохлина, занявшего третье место в списке тогдашней проправительственной партии «Наш дом – Россия» (назвать НДР «партией власти» язык не поворачивается – на выборах 1995 года эта партия Черномырдина набрала лишь 11 % голосов, и если бы не Рохлин, то результат был бы ещё ниже). 

Но в итоге и Рохлин пошёл по неверному пути Руцкого: получив пост председателя думского комитета по обороне, он начал отстаивать интересы армии – так, как он понимал их сам. И обличать с думской трибуны всех, кого он считал виновником развала вооружённых сил. В том числе и самого главкома, открыто призывая к насильственному свержению властей. В итоге жизнь и политическую карьеру Льва Рохлина прервала семейная трагедия, которую многие считают замаскированной операцией спецслужб.

Ещё больше озадачил Кремль исход некоторых генералов в лагерь оппозиции в связи с началом Первой чеченской войны. 

Так, первый замглавкома сухопутных войск Эдуард Воробьёв в 1994 году отказался возглавить группировку федеральных сил в Чечне и был за проявленную трусость уволен из армии. Либералы тут же призвали Воробьёва в свои ряды – генерал-пацифисту предложили вступить в «Демократический выбор России» Егора Гайдара. Он предложение принял и даже избрался в конце 1995 года в Госдуму по одномандатному округу. Но «Демвыбор» в парламент не прошёл, и в итоге карьера Воробьёва закончилась сама собой.

Больно ударил по имиджу президента и демарш заместителя министра генерал-полковника Бориса Громова: бывший командующий 40-й армией в Афганистане, руководивший выводом наших солдат из этой республики, публично осудил начало спецоперации в Чечне. В ответ министр обороны Павел Грачёв отстранил Громова от должности, но генерал с помощниками отказались покидать занимаемые помещения и даже забаррикадировались в Генштабе, когда военная комендатура попыталась выселить их насильно. Конфликт был исчерпан только тогда, когда Ельцин назначил Громова на должность «главного военного эксперта» при МИД РФ.

Следом был уволен и сам Грачёв, а новый министр обороны Игорь Родионов за несогласие с политикой в Чечне со скандалом отстранил от должности и главнокомандующего сухопутными войсками генерала армии Владимира Семёнова. Но вскоре и сам Родионов лишился своего поста – его перед телекамерами уволил сам Ельцин за провалы в Чечне. В итоге Родионов был призван в ряды КПРФ и стал одним из лидеров партии на выборах в Госдуму.

Секретарь Совета безопасности Александр Лебедь и министр обороны Игорь Родионов. Фото: Дмитрий Донской/РИА Новости

* * *

Именно Чечня и стала причиной призыва Александра Лебедя в политику. Президенту Ельцину, идущему на второй срок, было необходимо потянуть к себе голоса хотя бы части патриотического электората, недовольного как коррупцией среди армейского генералитета, так и политическим «сливом» военной кампании на Кавказе. 

Нужно было новое лицо в военной форме.

И генерал Лебедь подошёл сразу по нескольким параметрам.

Во-первых, у него была правильная биография. Окончил Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище и Военную академию, воевал в Афганистане, дослужился до поста командира 106-й Тульской воздушно-десантной дивизии, усмирял волнения в Карабахе и Тбилиси. Во время путча 1991 года перешёл на сторону Ельцина и помогал в обороне Белого дома. Впрочем, тогда особых дивидендов это Лебедю не принесло – его просто оттерли в сторону более пронырливые «пиджаки».

Зато летом 1993 года Лебедь под псевдонимом «полковник Гусев» провёл целую спецоперацию по спасению Приднестровья. Тайно прибыв в Тирасполь с приказом о назначении на должность командарма, он поднял по тревоге 14-ю гвардейскую армию и обеспечил «принуждение к миру» руководства Молдовы.

Во-вторых, популярного командарма, вступившего в жёсткий конфликт с министром обороны РФ Павлом Грачёвым по поводу расформирования 14-й армии, уже начали ангажировать коммунисты и «Конгресс русских общин». И кремлёвские политтехнологи забили тревогу: а ну как уведут?!

Наконец, у генерала была самая правильная фамилия и потрясающей силы харизма. «Упал – отжался!» – летом 1996 года это присловье Лебедя, придуманное ему сценаристами программы «Куклы», повторяла вся страна.

Что ж, брачный контракт – при сводничестве Бориса Березовского – был оформлен и подписан.

Сначала Кремль помог генералу занять третье место в первом туре президентских выборов 1996 года, а затем Ельцин объявил о «союзе двух политиков», назначив Лебедя секретарём Совбеза и  полномочным представителем президента РФ в Чечне. Чем фактически обеспечил себе победу во втором туре.

* * *

То, что  Лебедь не впишется в структуры кремлёвской власти, было ясно ещё до того, как он в эти структуры попал. Собственно, после президентских выборов никто и не хотел вписывать генерала во власть. 

«Первым звоночком» стало поручение Ельцина подписать с Асланом Масхадовым позорные «Хасавюртовские соглашения», означавшие капитуляцию России. Понятно, что Ельцин просто приготовил очередного «генерала для битья»: точно так же, как военные проигрыши были списаны на Грачёва с Родионовым, так и ответственным за Хасавюртовский мир должен был стать Лебедь – дескать, это он обманул президента. 

Но Лебедь ничего не подозревал, увлёкшись аппаратными войнами.

Александр Лебедь прибывает в Чечню для проведения переговоров о прекращении боевых действий. Фото: Игорь Михалев/РИА Новости

Что такое «секретарь совета безопасности» – Лебедь не знал, зато хорошо понимал, что именно в его подчинение вошли все руководители силовых ведомств и ключевые министры. И Лебедь стал строить министров под себя и буквально с первых же дней пребывания в должности он вступил в жёсткий конфликт с МВД и спецслужбами – в частности, с министром внутренних дел Анатолием Куликовым, обвинив его в провале операции в Чечне. Куликов, в свою очередь, обвинил генерала Лебедя в желании попиариться на проблемах российской армии и устроить государственный переворот.

Конфликт Лебедя и Куликова был ожидаемо решён в пользу последнего – понятно, что после того как Лебедь сделал своё дело, он стал Ельцину совершенно не нужен. Это понимали все, кроме самого генерала: говорят, Лебедь искренне удивился, когда узнал, что президент после скандала уволил не тишайшего Куликова, а его самого.

* * *      

Но генералу Лебедю был выдан утешительный приз: вскоре ему предложили занять пост губернатора Красноярского края вместо губернатора Валерия Зубова – откровенно слабого политика, при котором регион стал ареной борьбы криминальных кланов и группировок.

Настоящим же хозяином Красноярска считался не Зубов, но председатель совета директоров Красноярского алюминиевого завода Анатолий Быков – он же криминальный авторитет по кличке «Толя Бык», или «Челентано».

В начале 90-х Анатолий Быков – бывший учитель физкультуры из райцентра – торговал жвачкой и бананами на рынке, затем организовал группировку из местных бандитов и включился в передел сфер влияния, постепенно подминая под себя всё новые и новые предприятия. Действовал «Челентано» жёстоко, убивая конкурентов прежде, чем они решали убрать его самого. В итоге к середине 90-х все прежние криминальные авторитеты и воры в законе, контролировавшие край, были убиты, а под контролем группировки Челентано оказался Красноярский алюминиевый завод.

За пять лет Быков создал собственную империю: в состав подконтрольной ему финансово-промышленной группы вошли,  помимо алюминиевого завода, Красноярский металлургический завод, «Красноярскэнерго», Красноярская ГЭС, Ачинский глиноземный комбинат, нефтеперерабатывающий завод, Красноярская железная дорога, банки, страховые компании – словом, практически все предприятия края.

Интересно, что Быков тоже поначалу приветствовал назначение Лебедя губернатором края, рассчитывая, очевидно, что он сможет управлять туповатым генералом как собственной марионеткой.

«Челентано» просчитался: Лебедь действовал по-военному решительно и круто. Отстранив всех местных милиционеров, он вызвал в Красноярск оперативно-следственную бригаду МВД России под руководством замминистра Владимира Колесникова. Вскоре против Быкова было заведено несколько уголовных дел (сейчас Анатолий Быков отбывает 13-летний срок в колонии за организацию двойного убийства).

* * *

В то же время Кремль убедился, что Лебедь в качестве губернатора превратился в обычного чиновника, не доставляющего особых хлопот Москве своими политическими выходками.

Губернатор красноярского края Александр Лебедь перед встречей с избирателями. Фото: Павел Кассин/Коммерсантъ

Прослужив в армии несколько десятков лет, любой военнослужащий привыкает к тому, что у него есть начальство, требующее от него точного и своевременного исполнения приказов, и есть подчинённые, от которых он сам требует того же самого. Поэтому выход из привычной для военного человека жёсткой схемы «начальник – подчиненный» в свободное политическое плавание дезориентирует генералов. И напротив, любого политически активного генерала легко можно укротить, встроив его обратно в привычную ему «вертикаль власти» – ведь, по большому счёту, избрание губернатором для военного человека ничем не отличается от назначения на должность командующего военным округом. Собственно, у главы региона и у командующего одни и те же задачи: выбить побольше денег у вышестоящего начальства, чтобы накормить людей и дать им возможность заниматься их профессиональной деятельностью.

Более того, в Кремле убедились, что назначать генералов командовать регионами даже более эффективно, чем  гражданских служащих. Во-первых, генерал на посту губернатора, в отличие от бывших первых секретарей обкомов партии или директоров крупных заводов, никогда не начинает чувствовать себя новоявленным царём и богом для жителей региона. Генерал прекрасно понимает, что он – всего лишь временный начальник на временно вверенной ему территории. 

Во-вторых, генералы куда проще относятся к своему увольнению, ибо военная специфика приучает любого командира к ясному пониманию того, что успешность его карьеры лишь в самой незначительной степени зависит от его личных организаторских качеств и куда в большей степени – от настроения вышестоящего начальства. В то же время любой генерал понимает, что даже в случае самого крупного косяка ему не дадут пропасть без должности, предложив коротать старость на посту ни на что не влияющих советников и консультантов.

Например, тот же генерал-полковник Громов на посту губернатора Московской области стал одним из самых лояльных власти губернаторов. Уволенный министром Родионовым строптивый генерал армии Владимир Семёнов на посту  президента Карачаево-Черкесии возглавил республиканское отделение «Единой России» и горячо одобрил вторую чеченскую кампанию.

С тех пор армейский генералитет стал неотъемлемой частью российской политической номенклатуры: они руководят областями и республиками, заседают в Госдуме и министерствах.

* * *

Более того, назначение генералов на гражданские должности стало для кремлёвских царедворцев хорошим способом удалять из армии слишком популярных – а потому и опасных – военачальников. 

К примеру, брат Александра Лебедя Алексей был отправлен командовать Хакасией, «чеченские» генералы Виктор Казанцев и Константин Пуликовский были назначены на должности полпредов президента в Южном и Дальневосточном округах, а герой обеих чеченских кампаний генерал Владимир Шаманов был командирован Кремлём поднимать Ульяновскую область.

Кстати, генерал Владимир Шаманов запомнился ульяновцам больше по своей команде столичных менеджеров, которые прибыли в регион руководить от имени генерала-губернатора. Вернее, не руководить, а отжать и выгодно продать куски госсобственности, оставшиеся от прежнего правления губернатора-коммуниста, превратившего родной город Ленина в некий «заповедник социализма». Так что уже к выборам 2004 года соцопросы показали, что почти 100 % жителей области хотят в губернаторы только «своего» и никакого «чужого». В итоге Шаманов вернулся на военную службу, успел повоевать в Абхазии, а до 2016 года занимал пост командующего  Воздушно-десантными войсками. Позже он был уволен в запас в связи с избранием депутатом Государственной Думы.

Губернатор Ульяновской области Владимир Шаманов на праздновании Дня рождения клуба «Монолит». Фото: Дмитрий Духанин/Коммерсантъ

* * *

Сейчас уже идёт процесс перехода на гражданку генералов, отметившихся в ходе возвращения Крыма в родную гавань. Самое знаковое назначение – переход генерал-майора Алексея Дюмина, который в 2014 году возглавил Силы специальных операций (закрытое подразделение, сыгравшее одну из ключевых ролей в операции по присоединению Крыма к России), на должность губернатора Тульской области.

Новым врио главы Дагестана был назначен генерал-полковник Сергей Меликов – бывший первый замдиректора Росгвардии, который сменил на посту главы республики генерал-полковника МВД в отставке, бывшего лидера фракции «Единая Россия» в Госдуме Владимира Васильева, запомнившегося жителям республики масштабной антикоррупционной кампанией.

Наконец, главком воздушно-космических сил (ВКС) Виктор Бондарев, отвечавший за военную операцию в Сирии, перешёл в Совет Федерации (где был избран председателем Комитета СФ по обороне и безопасности). На посту главкома его сменил руководитель российской группировки войск в Сирии Сергей Суровикин.

Так что совсем не случайно в Кремле говорят, что сейчас на Украине куётся новая элита России. 

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ