Парадокс Кулибина: или что стоит за брендом «сделано в России»

Телеграф, радио, телевидение, лампа накаливания, трактор, зерноуборочный комбайн, паровоз и трамвай – перечислять можно бесконечно. О том, что многие из этих благ – русских рук дело, уже мало кто помнит.

Портрет Ивана Петровича Кулибина кисти Веденецкого П. А. Фото: Государственный Эрмитаж

Душа русского человека полна парадоксов. Мы гордимся соотечественниками, историей и культурой, но автомобиль, косметику или предметы одежды предпочитаем европейского качества. Обладание вещью бренда «сделано в США» и вовсе считается показателем определённого статуса. А вот то, что изготовлено в Китае, до сих пор воспринимается с некоторым скепсисом. Все благодаря 90-м, когда Поднебесная исправно копировала и выпускала фальсификат по невероятно заниженной стоимости. В свою очередь надпись «сделано в СССР» современной молодёжи говорит о том, что это что-то угловатое и не совсем комфортное, зато – прочное и тяжёлое. А какой должна быть вещь с лейблом «сделано в России»? Что мы помним о дореволюционном знаке качества и каким хотим видеть сегодняшний, говоря об импортозамещении?

«Россия – страна чудес»

Именно так нашу страну в интервью назвал историк и член русского географического общества Александр Воронцов. Если посмотреть на список русских изобретений, голова пойдёт кругом. Россия – настоящая мекка изобретательства. Взять хотя бы некоторые предметы, которыми мы пользуемся в быту. Телеграф, радио, телевидение, лампа накаливания, трактор, зерноуборочный комбайн, паровоз и трамвай – перечислять можно бесконечно. О том, что многие из этих благ – русских рук дело, уже мало кто помнит. Ведь по иронии судьбы отечественные идеи чаще всего разлетались по миру и реализовывались в иностранных проектах. 

В этом году исполнилось 90 лет со дня создания Всероссийского общества изобретателей и рационализаторов – большевики вскоре после создания СССР попытались приручить и использовать эту изобретательскую жилку русского человека. Сегодня сообщество рационализаторов занимает небольшой офис в здании Роспатента, внутри – множество книг и журналов, причём на видном месте разворот с заголовком: «Парадокс Кулибина. Почему изобретатели не востребованы в России». Понимаю, разговор будет не самым оптимистичным…

«Имя русского механика-изобретателя Кулибина стало нарицательным после того, как он изготовил карманные часы, – поясняет мой собеседник, исполнительный директор Центрального совета Всероссийского общества изобретателей и рационализаторов Вячеслав Минаев. – Иван Петрович преподнёс свою “безделицу” императрице Екатерине, а она назначила его заведующим механической мастерской Петербургской академии наук. Но это произошло только во второй половине XVIII века и совсем не значит, что до мастера-мещанина в стране не было достойных умельцев».  

Журналист и автор книги «Изобретено в России: История русской изобретательской мысли от Петра I до Николая II» Тим Скоренко изобретения допетровской эпохи называет стихийными. Писатель отмечает, что до XVII века разработки были «безличные», хотя в Европе инженеров и конструкторов уже узнавали. Среди причин, во-первых, герметичность страны, иначе – её изолированность от остального мира. Во-вторых, отсутствие авторского права. В-третьих, низкая развитость самих технологий, которые бы могли стать изобретательской базой. Впрочем, даже допетровская эпоха, по словам Тима Скоренко, подарила миру шатровую архитектуру, подстаканники, ряженку, балалайку и много других находок. 

Например, держатель для стеклянного стакана по некоторым данным появился в Российской империи на рубеже XVIII–XIX веков. Имя его создателя неизвестно, так же как и причина появления подстаканника. Полагают, ныне узнаваемая во всём мире инновация возникла благодаря европейскому этикету, согласно которому мужчины должны были пить чай исключительно из стеклянной посуды. 

Подстаканник. Фото: А.Мясников / Wikipedia

В России же появился такой инструмент для обработки земли, как соха. Управлять им было куда сложнее, чем плугом, зато орудие позволяло беречь силы тягловых животных. 

Незаменимым изобретением для русских мореплавателей был коч. Это судно с двойной обшивкой. Даже название происходит от новгородского слова «шуба». Однако особенностью судна была не только защитная обивка, но также форма яйца или ореховой скорлупы, которая не давала льдам раздавить корабль. Уникальность и ценность коча оказалась настолько велика, что на него не распространялся указ Петра I о запрете строительства старых кораблей.

Экспонат музея – коч. Фото: Красноярский краеведческий музей / WIkipedia

     

Одним из культурных приобретений ещё доромановской эпохи Тим Скоренко называет игру «Городки». Она появилась как народная забава, а позже стала настоящим видом спорта. Впрочем, по словам руководителя парка старинных аттракционов «Закрутиха» Алексея Миневича помимо древнего русского боулинга на территории нашей страны был придуман прототип колеса обозрения. Мужчина вместе с участниками школьного «Клуба национальной дружбы» восстановил эти качели по старинным гравюрам XVI и XVII веков. 

«За границей они изготавливались инженерами, были механизированные. А на Руси колесо стало народным изобретением. О нём в своих произведениях ещё Александр Сергеевич Пушкин писал», – отмечает Алексей Миневич. 

Интересно ещё то, что в деревнях качели собирались только по праздникам. Изготавливал их тоже не один инженер, а несколько умельцев. В каждой семье была своя кабинка. 

«Кроме этого были маховые качели, прыгательные качели. Там в самом центре доски было какое-то бревно, имитирующее пружинку. Мы сейчас изготавливаем качели с подшипниками, тогда токарных станков не было, поэтому всё делали из дерева», – добавляет руководитель парка старинных аттракционов «Закрутиха». 

Не дошли до наших дней

Кстати, о дереве. Несмотря на то, что многие российские регионы славятся историей зодчества, как замечает Тим Скоренко, имена мастеров не дошли до наших дней. Притом, что в Европе, например, все знают тех, кто возводил дворцы и соборы средневековья. 

Историк и член русского географического общества Александр Воронцов очень точно называет причину потери исторической памяти. По его словам, всё дело в уничтожении письменных источников, которые император Пётр I якобы хотел переписать согласно новому летоисчислению. Однако книги так и не были переизданы. Поэтому русские древние письменные памятники не сохранились. Вместе с ними утратились имена, технологии и память. 

Портрет Петра I кисти Жана-Марка Натье. Фото: Munich Residence

По его словам, именно на главном реформаторе империи лежит ответственность за уничтожение отечественного производства. Ведь Пётр I, по сути, запретил предпринимательство, национализировав труд ремесленников и кустарей. Иными словами, император создал настоящий институт продаж российского труда за рубеж. Тогда на экспорт шли такие технологии как обработка алмазов, стекла, хрусталя, фарфора. Кроме того, император издал ряд указов, согласно которым запрещалось налаживать производство внутри страны. Вместо этого правитель поощрял покупку европейских товаров.     

Однако правление Петра не напрасно считается противоречивым: запрещая ремесленный труд, император одновременно разрешал его, выдавая специальные привилегии на изобретение. Первый зафиксированный документ был оформлен во время правления Елизаветы Петровны 2 марта 1748 года. Разрешение «На устроение фабрик для делания красок и о правилах на учреждение оных» получил купец Тавлеев. Привилегия позволяла в течение десяти лет изготавливать и продавать продукцию. Документ стал первым шагом к патентно-правовой системе. 

Патентно-правовая система

Вместе с моим собеседником, исполнительным директором Центрального совета Всероссийского общества изобретателей и рационализаторов Вячеславом Минаевым, спускаемся на второй этаж здания Роспатента, в зал Всероссийской патентно-технической библиотеки Федерального института промышленной собственности. Там проходит выставка, посвящённая 125-летию библиотеки. На витринах, в том числе, первый патентный закон России – Манифест 1812 года.  

Вячеслав Минаев показывает толстенные книги, в которых собраны имена и изобретения, изменившие мир. 

«Меня в своё время потрясло, что в 1802 году Василий Петров создал гальваническую батарею. Она состояла из пластинок меди и цинка. Физик-экспериментатор погрузил изобретение в электролит, получил напряжение более 1500 вольт. Это было тогда, когда Пушкин под стол ходил. Но это была тайна, потому что научные знания скрывались от простого народа», – рассказывает исполнительный директор Центрального совета Всероссийского общества изобретателей и рационализаторов Вячеслав Минаев.

Портрет Василия Петрова. Фото: Wikipedia

Интересно, что уже тогда умельцев поддерживали меценаты. Чуть более сотни лет назад ушёл из жизни основатель «Общества содействия успехам опытных наук и их практических применений» Христофор Леденцов. После смерти он завещал фонду солидный капитал, на который финансировались изобретения, в том числе учёного-естествоиспытателя Владимира Вернадского, основоположника современной космонавтики Константина Циолковского, химика Николая Зелинского и многих других. 

Продолжаем рассматривать выставку. Павел Яблочков, подаривший миру дуговую лампу или «свечу Яблочкова»; изолированный кабель и дальноизвещающая машина (телеграф) Павла Шиллинга, электрическая телескопия Бориса Розинга – лишь несколько имён, отражённых в экспозиции. Выясняется, что и первая мобильная связь появилась в России! В конце 50-х молодой московский радиоинженер Леонид Куприянович сконструировал и протестировал первый в истории мобильный телефон. В свою очередь американец доктор Мартин Купер сделал первый звонок в 1973 году в Нью-Йорке. США и Россия до сих пор спорят, чьей заслугой считать появление в мире беспроводной связи…

Схема устройства «свечи Яблочкова». Фото: Pavel Jablotjkov / Wikipedia

Безусловно, каждая страна пытается повесить на грудь медали и приписать изобретение исключительно себе. Об этом в своей книге также пишет Тим Скоренко. Он отмечает, что исторические фальсификации неизбежны. Только вот пока у нас скорее другая беда: не фальсификация, а полное забвение. Никто не помнит ни Яблочкова, ни Куприяновича, ни тем более «русского Нобеля» – купца Леденцова. Если уж включаться в импортозамещение, то стоило бы начать хотя бы с этого гуманитарного дела – помнить своих. 

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ