Дети против детей: почему повторяются инциденты со стрельбой в школах

Два года подряд в США регистрируется более 600 нападений на школы. За 2022 год уже зарегистрировано более 200 нападений. «Стол» разбирается с тем, в чем причина скулшутинга и какими мерами безопасности на убийства в школах реагирует общество по всему миру

Сотрудники правоохранительных органов у гимназии №175 на улице Джаудата Файзи в Казани. Фото: Максим Богодвид / РИА Новости

Сотрудники правоохранительных органов у гимназии №175 на улице Джаудата Файзи в Казани. Фото: Максим Богодвид / РИА Новости

Скулшутинг – социальное явление, при котором один из учащихся совершает вооружённое нападение в учебном заведении. Ассоциативно при произнесении слова «скулшутинг» многие вспоминают «колумбайн» – старую американскую школу в штате Колорадо, где двое учащихся расстреляли 13 человек – 12 учеников и одного учителя, а сами покончили жизнь самоубийством на месте. После страшной трагедии скулшутинг случился ещё не раз по всему миру: в США, Европе, Америке, России и других странах. Остановить хотя и нечастую, но имеющую очень трагические последствия девиацию поведения пытаются специалисты разных сфер: психологи, социологи, юристы, политики. 

Личность стрелка

Как правило, после совершения преступления начинается расследование личности убийцы или нападавшего. В подавляющем большинстве случаев люди, совершившие нападения в учебных заведениях, имеют черты характера или особенности поведения, не характерные для большинства в обществе, при этом заметить такие отклонения удаётся не сразу. Мать одного из стрелков в Колумбайне в своём выступлении на TedTalks обратила внимание, что принятие своего сына как преступника заняло долгое время, это целый путь, чтобы увидеть сына другим, отличным от того, каким она знала его дома. Несмотря на то, что в семье он никогда не проявлял агрессии, расследование выявило, что Дилан Беннет Клиболд увлекался компьютерными играми, созданием самодельных бомб, съёмкой документального видео, где сцены взрывов были существенной частью сюжета. 

В России после трагедии в казанской школе многие своими глазами увидели, как Ильназ Галявиев, будучи связанным, в истерике признается, что осознал себя Богом. Сверстники казанского стрелка  отмечают его в основном одним словом – неброский. 

Российский психиатр, психотерапевт, нарколог и клинический психолог, заведующий кафедрой психиатрии и медицинской психологии Казанского государственного медицинского университета Владимир Менделевич поясняет, что для возникновения подобных трагических ситуаций в личности есть два фактора – возраст и определённое психическое состояние.

– Такие кровавые преступления, как правило, совершаются до определённого возраста – это возраст формирования личности, социализации, как раз в это время ощущается противостояние обществу, – говорит Владимир Менделевич. – Также здесь есть сочетание психопатологических симптомов и психического состояния, связанного с отношением окружающих. Психически больной человек, а большинство скулшутеров были признаны таковыми, многим видится как тихий, забитый, нереализованный подросток. Такого сверстника, не разделяющего ценностей подросткового возраста большинства окружающих, начинают буллить, и возникает его ответная реакция – это не идея, которая возникла с самого начала, это ответ на отношение коллектива.  

В настоящее время в США продолжают искать причины скулшутинга, специалисты жалуются на психологическую неготовность исследователей изучать этот тяжёлый с моральной точки зрения вопрос, также жалуются на недостаток финансирования на исследования. При этом для разрешения этого вопроса требуется изучить очень много аспектов: не только личность, но и разрешить вопросы на уровне законодательства в части приобретения, хранения и использования огнестрельного оружия. 

Свобода оборота оружия 

В каждой стране по-своему регулируются правила владения оружием. В России, например, приобрести оружие можно всего в 4 целях: охота, самооборона, коллекционирование и стрелковый спорт. При этом для самообороны используются так называемые «травматики» или «резинострелы», то есть мощное боевое оружие, стреляющее очередями, не приобрести. В целом для получения права на любое оружие требуется собрать справки, в том числе пройти медицинское освидетельствование, к хранению устанавливаются жёсткие требования, за несоблюдения которых можно, во-первых, заплатить штраф, а во-вторых, лишиться оружия. 

В США право на ношение оружия предусмотрено второй поправкой к Конституции страны. Порядок получения значительно проще: в 43 штатах не требуется получения лицензии или регистрации, а вторичный рынок приобретения оружия в ряде штатов вообще никак не регулируется. В 50-ти штатах нет требований к минимальному возрасту для приобретения оружия, в некоторых штатах не установлено никаких правил его хранения. 

Фото: Maria Lysenko / Unsplash
Фото: Maria Lysenko / Unsplash

Два года подряд в США регистрируется более 600 нападений на школы. За 2022 год уже зарегистрировано более 200 нападений. 

В декабре 2021 года 15-ти летнему скулшутеру из штата Мичиган, расстрелявшему 4 школьников, пистолет подарили родители. 

В Европе скулшутинг – случаи единичные. Недавно происшествие случилось в Германии, в мае этого года. К счастью, обошлось без жертв. 

– Подавляющее большинство массовых убийств происходит в США, и тут ответ на поверхности – доступно оружие, – говорит  Владимир Менделевич. –  Но это не значит, что там, где оно запрещено, скулшутинга нет, просто путь совершения сложнее. Доступность оружия – один из факторов, ожидаемо провоцирующий, но есть ещё культурные, социальные и многие другие факторы. 

Тем не менее, практика показывает, что большинство стран реагируют на  массовые нападения в школах именно ответными мерами по регулированию доступности оборота оружия. Например, в Новой Зеландии после нападения на школу в 2019 году премьер-министр в течение нескольких дней ограничил продажу части видов оружия. Общественность до сих пор пытается донести до Правительства, что нужно ограничить как можно больше видов оружия, некоторые сдают его добровольно.  

Британия сразу же после расстрела 16 детей в 1996 году в школе Данблейна, Шотландия, приняла жёсткий закон по ограничению оружия – необоснованное владение было запрещено.

В настоящее время, особенно в России, помимо вопросов, связанных с оружием, предлагают заниматься вопросами, связанными с ограничением вредной для развития детей информации в интернете и ограничением ряда компьютерных игр, якобы провоцирующих подростков на агрессию.  

Виноваты ли игры в скулшутинге?     

– Доказательств, что видеоигры, боевики или ужастики провоцируют агрессию – нет. Есть исследования, что часть агрессии уходит как ответ на этих вымышленных героев, – комментирует специалист Владимир Менделевич. 

    Прежде, чем предпринимать меры, важно понять, что является причиной. Так, уже было допущено массовое заблуждение, что известная игра «синий кит» провоцировала детей на самоубийства.

– На самоубийства, связанные с синим китом, относится всего 1% самоубийств, связанных с игрой, – считает Владимир Менделевич. – Слишком примитивно показали эту историю, нельзя подростка просто так заставить покончить жизнь самоубийством. Вся это история про страх перед интернетом взрослого. 

Можно ли предотвратить преступления в дальнейшем?

    – Сейчас профилактической мерой является обсуждение вопросов в США, связанных с повышением возраста владения оружием. Возможно, частично это решит проблему, – комментирует Владимир Менделевич.

 Однако также специалист уверен, что немаловажным является то, как ведут себя родители дома, потому что нормы поведению закладываются не где-то вне дома, а в семье. «Может быть, родители сами проявляют негатив по отношению к тем, как к ним относятся другие. А ведь модель родителя очень важна для формирования поведения ребёнка».  

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ