Британские санкции и русский патриарх

Языком европейской и отечественной либеральной прессы патриарх просто подтвердил, что санкции введены правильно. Мол, да, одобряю и поддерживаю, и такова моя вера. Как такое могло случиться?

Патриарх Кирилл. Фото: Олег Варов / foto.patriarchia.ru

Патриарх Кирилл. Фото: Олег Варов / foto.patriarchia.ru

Персональные санкции правительства Великобритании в отношении патриарха Московского и всея Руси уже в первые сутки после их объявления показали себя как весьма эффективная пиар-акция. Никакого экономического смысла в «санкциях», конечно же, нет, и это все понимают. По сути, это просто форма психической атаки на режим Путина. Эффект тут – такой же, как от магии вуду. С тем же успехом британцы могли бы в прямом эфире прокалывать восковые фигурки с изображениями известных россиян. Ерунда, чушь – но, согласитесь, тем, чьё лицо на фигурке, – это чертовски неприятно и щекочет нервы. Опять же, перед собственными избирателями можно отчитаться, чтобы не говорили потом, что Джонсон ничего не сделал для уничтожения РФ.

Гораздо более удивительными, чем действия британцев, являются тут действия российской стороны и, в частности, собственной пресс-службы патриарха и информотдела Патриархии. Ситуация вроде бы не такая уж сложная, но осилить её Патриархия почему-то не смогла.

ВРИО главы пресс-службы патриарха (почему-то он с 2019 года так и состоит в положении ВРИО?..) заявил, что «попытки запугать чем-либо Предстоятеля Русской Церкви или заставить его отказаться от своих взглядов — бессмысленны, абсурдны и бесперспективны. Семья Патриарха прошла через годы безбожных гонений, сам он рос и формировался в условиях колоссального давления на веру, которому всегда с честью противостоял».

Иными словами, Легойда, во-первых, признал, что санкции введены не на пустом месте, а за дело. А, во-вторых, в изображении пресс-секретаря первопричина санкций – во взглядах патриарха и даже больше – в его религиозной вере.

Учитывая, что формулировка британского правительства в отношении патриарха звучит как «for his prominent support of Russian military aggression in Ukraine», это всё звучит несколько странно. Получается, что патриарх устами Легойды соглашается с тем, что он «supported the aggression» и добавляет, что в этом – его личные взгляды, притом религиозные. Языком европейской и отечественной либеральной прессы патриарх просто подтвердил, что санкции введены правильно. Мол, да, одобряю и поддерживаю, и такова моя вера.

«Религиозное» измерение санкций в отношении патриарха поспешили признать публичные религиоведы. «Это уникальный прецедент – введение международной сегрегации по религиозному признаку», – сказал РИА Новости замдиректора Института Европы Российской академии наук Роман Лункин.

Антироссийские и антиклерикальные издания, отталкиваясь от слов Легойды и Лункина, мгновенно инициировали новую волну хейта в отношении патриарха. Вряд ли пресс-секретарь патриарха хотел такого эффекта, – хотя предугадать его было нетрудно с учётом логики «информационных войн» последних лет. «Церковь, формально отделённая в России от государства, настолько слилась с ним за последние десятилетия, что никакой разницы между государственными функционерами и духовными лицами не осталось», – заключила Русская служба BBC (автор публикации, Анастасия Лотарева, к слову когда-то работала в российской православной прессе, так что для неё это, видимо, особенная боль).

Можно, конечно, списать ситуацию на манипуляции со стороны «антироссийских СМИ». Но, строго говоря, почву для таких манипуляций создало само окружение патриарха. Качественного разъяснения позиции Церкви и патриарха в условиях СВО до сих пор не было сделано. Не только журналисты, но и вообще верующие люди вынуждены вылавливать из проповедей патриарха какие-то крохи информации, судить по намёкам, по полутонам, если не по взглядам. За всё время с 24 февраля Патриархия не организовала ни пресс-конференции, ни даже интервью с патриархом по актуальным вопросам.

Что думает патриарх на самом деле? Миллионы верующих и неверующих людей по всему миру задаются сегодня этим вопросом. И, увы, они не получают ответа.

Причина, конечно, не только в недальновидности патриархийных информслужб. А, видимо, в том, что им особенно нечего разъяснять. Ведь опровергать слова ВВС можно только с каких-то позиций. А с ними как раз – не всё ясно. Как заметил не так давно журналист RT Антон Красовский (заметим, предельно лояльный к РПЦ журналист), вопрос тут в концепции. «Я прекрасно понимаю все сложности и испытания, которые приходится проходить патриарху Кириллу. […] Я не очень солидарен с его концепцией, — потому что её на самом деле нет. Мне казалось, когда он становился патриархом, что она есть. Что это очень концептуальный человек… Но я его в этом смысле не осуждаю. Концепции сейчас нет в принципе ни у кого. Это проблема нынешнего состояния страны», – заметил Красовский в интервью Серафиму Сашлиеву на канале «Серафим».

В советский период у РПЦ, как известно, была концепция отношений с государством и с обществом, – сегодня она называется почти что ругательным словом «сергианство». Для церковных руководителей поколения патриарха Кирилла и тем более младше признавать себя сергианами – это уже не comme il faut. Вроде как память о репрессиях и о гонениях на Церковь – останавливает. О том, что патриарх о них помнит, напомнил и Легойда в упомянутом посте: «Семья Патриарха прошла через годы безбожных гонений, сам он рос и формировался в условиях колоссального давления на веру». Поэтому, конечно, сергианства в чистом виде в РПЦ патриарха Кирилла быть не может.

Епископ Выборгский Кирилл совершает диаконскую хиротонию, 1970-е гг..Фото: patriarchia.ru
Епископ Выборгский Кирилл совершает диаконскую хиротонию, 1970-е гг..Фото: patriarchia.ru

Но получается, что на место сергианства в церковно-государственных отношениях сегодня пришла вообще пустота. То же самое, к слову, в современных учебниках истории. Из старого учебника просто механически, методом «выделить-удалить» выбросили весь диамат, всю марксистско-ленинскую белиберду. А остальное – оставили. На выходе – бессмысленный набор фраз, обрывки мыслей и каких-то почти лубочных сюжетов.

От сергианства в современном РПЦ в каком-то смысле осталась одна панагия патриарха Сергия (та самая, которую на днях патриарх Кирилл вручил новому председателю ОВЦС митрополиту Антонию (Севрюку)). Но владеть антиквариатом, как известно, – дело хлопотное. Рано или поздно придётся приглашать специалистов и разбираться, что за предмет у вас во владении.

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ