«Без меня народ неполный»

В фотоальбомах советских семей часто можно было увидеть, что страницы из них вырваны, фотографии вырезаны. И по сей день в нашей истории множество таких вот «удалённых» фрагментов. Необходимо заполнить эти пустоты – ведь это человеческие судьбы. Стирая их, мы соглашаемся с тем, что жизнь не имеет никакой ценности. Из лонг-листа премии «Жить вместе – 2022» мы выбрали те проекты, которые можно объединить общей темой – «трудная память»

Фото: McKenna Phillips / Unslash

«Старинная деревня Засосье»

Деревня Засосье, Ленинградская область

Первое письменное упоминание о деревне Засосье (ныне Сланцевский район Ленинградской области) относится к 1680 году. Это была большая крепкая деревня даже после раскулачивания. 

А в конце 1937 года всех совершеннолетних и трудоспособных мужчин деревни арестовали по анонимному доносу. 30 человек были осуждены по 58-й статье как английские шпионы, расстреляны или отправлены в ГУЛАГ. 

«Мы – потомки репрессированных – пытаемся сохранить умирающую деревню и восстановить деревенские традиции. На примере истории одной деревни мы демонстрируем историю России», – рассказывают авторы проекта «Старинная деревня Засосье». Анна-Ксения Галактионова и Наталия Виллен-Рется, правнучки Анны Николаевны Галактионовой –  «Нюры», памятник которой работы скульптора Александра Спиридонова был установлен в 2016 году. Невысокая женщина в платке смотрит на дорогу, на руках у неё маленький мальчик, за спиной прячется ещё один, постарше. Памятник стоит во дворе дома, где когда-то располагалось правление колхоза, председательствовала в котором местная жительница Анна Николаевна Галактионова. Она и стала прототипом монумента, но на самом деле это собирательный образ русской крестьянки, жены «врага народа». Многие узнают в ней своих. Каждый день у памятника «Нюра» останавливаются машины: люди возлагают цветы, чтобы почтить память всех невинно осуждённых в годы репрессий. В 2015 году в рамках проекта была создана Книга памяти, куда вносятся данные о репрессированных жителях деревни.

Но жизнь Засосья – это не только трагедии, но и самобытные деревенские традиции, и быт, и работа, и песни, и праздники. 

В центральном доме деревни, где когда-то проживала семья председателя колхоза, расположился «Музей утерянных деревень». В нём собрана коллекция редких вещей, сохранившихся в семейных архивах местных жителей. 

Фото: Natalia Villen-Retsya / vk.com

Ежегодно в первую субботу октября здесь проводится фестиваль День друзей деревни, который привлекает неравнодушных людей, готовых сделать свой вклад в сохранение старинной русской деревни. На базе резиденции «Чудное подворье» разработана программа мероприятий, знакомящих с весенним циклом обрядов и праздников аграрного календаря. 

«На примере истории одной деревни мы демонстрируем историю России.

Рассказывая о жизни, быте и традициях русского крестьянства, о массовых репрессиях крестьянского сословия и об их последствия, о Великой Отечественной войне, о коллективизации, сломе традиционного уклада и

переходе к новому обществу и к новым ценностям, мы восстанавливаем родовую память, помогаем принять прошлое и тем самым понять настоящее и будущее нашей Родины», – говорят  Анна-Ксения Галактионова и Наталия Виллен-Рется, авторы проекта «Старинная деревня Засосье», правнучки той самой Нюры – маленькой женщины, благодаря которой деревня осталась жить.

https://vk.com/club155639227

«Изгнание: насильственное переселение советских народов в восприятии второго поколения его жертв»

Воронеж

 «Без меня народ неполный», – говорил Андрей  Платонов.  Устная история – отдельное направление в социальных науках, когда требуется перейти от изучения «великих людей и событий» к «истории снизу», подчёркивая тем самым ценность любого человека как субъекта истории – и часто трагической истории, сложной не только для непосредственных участников событий, но и для их потомков. Воронежские историки решили услышать голоса потомков  жертв сталинских репрессий – второго поколения депортированных народов: немцев, корейцев, чеченцев, крымских татар... Руководитель проекта – кандидат исторических наук, руководитель Научно-образовательного центра устной истории Воронежского института высоких технологий Наталья Тимофеева – так объясняет важность этой работы:  «Воспоминания, запечатлённые в форме интервью, помогают осмыслить прошлое и понять настоящее, тем более что официальные источники не предоставляют полной информации о былом. За пределами внимания исследователей остаются большие группы людей, по разным причинам они превращаются в так называемые “фигуры умолчания”. Устная история – это попытка сохранить личную и коллективную память, зафиксировать ценности уходящей и актуальной культуры, красоту и богатство разговорного языка. Именно поэтому столь важно успеть записать биографические воспоминания наших современников». 

Фото: historyvoice.ru

Эта работа – попытка собрать источники, свидетельствующие о продолжительности воздействия травматического опыта переселения народов не только на непосредственных участников этого процесса. Но цель её – не только сбор ценных исторических документов, но и  пробуждение в обществе эмпатии к жертвам депортации и их потомкам как носителям родовой травмы. 

Очень важно, что к работе с интервью для проекта «Изгнание: насильственное переселение советских народов в восприятии второго поколения его жертв» наряду с профессиональными историками привлекаются молодые люди с заболеваниями опорно-двигательного аппарата, они имеют возможность работать в таком социально-значимом деле. 

http://historyvoice.ru/

«Забытый солдат»

Пермь

«Одним из важных мотивов была необходимость напомнить о том, что война – это смерть и кровь, воспитание неприятия войны как способа решения проблем. “Лишь бы не было войны” – вот основная идея», – рассказывают создатели проекта «Забытый солдат» о том, что побудило их взяться за столь непростое дело. Задачи проекта – создание базы военнопленных Пермского края и совмещение её с базой сайта «Память народа» для выявления забытых солдат, которые не числятся в федеральных базах.  

В годы Великой Отечественной войны только из Молотовской области Пермского края ушли на фронт более 500 тысяч человек, более 127 тысяч – погибли, 80 тысяч считаются пропавшими без вести и судьба ещё 27 тысяч неизвестна. Часто на практике «пропавшие без вести» и «неизвестные» оказываются военнопленными. 

«Наша задача – работа по восстановлению исторической памяти и даже справедливости по отношению к советским военнопленным времён Великой Отечественной войны. В семьях и на работе эти люди, боясь осуждения, молчали о своей судьбе. И до сих пор в бытовых разговорах проскакивает пренебрежительное отношение к попавшим в плен солдатам», – говорит Анна Отмахова, руководитель проекта.

Создание полной базы данных военнопленных ведётся по трофейным карточкам из Пермского государственного архива социально-политической истории. На сегодня в базу внесено более 8 000 фамилий. 

Фото: Валерий Заровнянных / "Мост памяти"

Истории солдат, призванных из Пермского края и попавших в плен, опубликованы и на сайте «Мост памяти». На основе этих исследовательских материалов, собранных по воспоминаниям, интервью с потомками и архивных документам, была создана передвижная выставка  «Возвращение домой». 

«Это очень тонкая, кропотливая работа многих людей на местах, они уже даже без нас объединяют свои усилия и пишут истории семей и поселений.

Благодаря проекту люди задумываются о нелёгкой судьбе человека, и в частности военнопленного на войне, перестают мыслить категорично и считать их предателями», – говорят авторы проекта «Забытый солдат». Они считают, что его можно и нужно развивать в других регионах. По последним данным, больше пяти миллионов советских солдат попали в плен, часто их семьи вообще не имеют никаких сведений о своих родителях или дедах и не знают, куда обратиться за информацией и документами. 

http://mostpamyati.ru/

Калининградское областное общество по защите прав жертв политических репрессий

Калининград

«Я родился в селе Кляйн-Базель Саратовской области. По рассказам родителей, свой третий день рождения я встретил в поезде: в 1941 году нашу семью, как и многих других саратовских немцев, выселили в Павлодарскую область Казахстана. Целый народ государство объявило предателями, была упразднена АССР немцев Поволжья со столицей в городе Энгельсе, – вспоминает Андрей Карлович Ренде, руководитель Калининградского областного общества по защите прав жертв политических репрессий. – На место проживания нас привезли зимой, практически в чистое поле. Начался страшный голод. За годы войны семья потеряла 15 человек, и все они умерли от недоедания. Старшего брата отца и его жену забрали в трудармию, а их четверых детей отдали в детдом. В том же году умерла бабушка. В селе, где мы жили, в один день с ней умерла еврейская старушка. Им вырыли общую могилу, – на севере Казахстана земля промерзает до 1,5–2 метров – копать тяжело…».

Калининградское областное общество по защите прав жертв политических репрессий было основано в 1993 году, основная задача его сегодня  – восстановление исторической памяти и просвещение: «чтоб молодёжь не забывала и не повторяла печальных страниц истории». 

Главный инструмент, с помощью которого «Общество» пытается достучаться до юных граждан, –  выставки и встречи в школах  и библиотеках городов Калининградской области. Например, была организована большая экспозиция на тему истории репрессий в Советской России с 1920-го по 1956 годы, выставка, посвящённая 100-летию академика А.Д. Сахарова, совместно с историческим музеем – выставка «Возвращение из небытия», каждый стенд которой был посвящён истории одной семьи (этот проект будет продолжаться). 

Силами «Общества по защите прав жертв политических репрессий» выпущена книга «Они защищали родину». Её герои – жертвы репрессий, которые живут сейчас в Калининграде.  

Основной костяк «Общества» – те, кто, как сам Андрей Карлович, пережили это страшное время, а также молодые люди, которые пытаются сохранить семейную память о дедах и прадедах. «Приглашаем людей, кто-то соглашается, кто-то отказывается  – боятся. В команде восемь пожилых членов совета. Помогает молодёжь, даже школьники», – говорит руководитель проекта. 

Обществом был подготовлен проект памятного камня жертвам политических репрессий, «чтобы было куда приходить 30 октября», но пока городские власти не соглашаются его установить.

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ