Яровая в действии

«Пакет Яровой» – одна из самых резонансных законодательных инициатив Госдумы последних лет. Ряд положений «пакета» уже вступил в силу, начало действия других – лето 2018 года. Как за два прошедших года «пакет Яровой» изменил нашу жизнь, разбиралась корреспондент «Стола»

Ирина Яровая (в центре) с коллегами. Рамиль Ситдиков / РИА Новости

Ирина Яровая (в центре) с коллегами. Рамиль Ситдиков / РИА Новости

Стучать или не стучать?

С самого начала новые законы преподносились как «антитеррористические», а именно – направленные на выявление террористов среди мирных с виду граждан. Заниматься этим должны все без исключения, иначе рискуешь попасть в пособники. Одной из новинок, привнесённых в нашу жизнь «пакетом Яровой», стала судимость за недоносительство. Власти разрешили не «стучать» только на близких родственников, на знакомых же доносить не только можно, но и нужно.

Первый приговор по этой статье был вынесен в феврале 2017 года астраханцу Улукбеку Гафурову. Он не сообщил о знакомом, который прошёл подготовку в лагере боевиков и воевал на стороне террористов. За это Гафуров выплатил штраф в 70 тысяч рублей. Максимальное предусмотренное по этой статье наказание – лишение свободы сроком до одного года.

За недоносительство были также оштрафованы несколько студентов Астраханского медицинского университета.

К слову, в «стукачи» берут с 14-летнего возраста. Судить подростков теперь можно и по другим статьям, например за участие в «террористическом сообществе» или обучение в лагере боевиков. Пока, правда, наши тинейджеры не были замечены в такой деятельности.

Согласно недавнему исследованию Digital.Report, «Пакет Яровой» всё же не очень способствует обеспечению безопасности страны, но зато уже привёл к заметному увеличению затрат на её обеспечение и сокращению демократических свобод.

Регистрация веры

Другой перл от Ирины Яровой – запрет на проповедование религиозных идей. Теперь делиться верой могут только зарегистрированные организации и группы. Сделано это было якобы исключительно для борьбы с радикальным исламом и его распространителями. У миссионеров, согласно новому закону, теперь должен быть при себе целый пакет документов, подтверждающих законность их деятельности. А на книгах, листовках и других предметах, которые они распространяют, должна быть соответствующая маркировка.

Самым известным делом о миссионерской деятельности стала история программиста и преподавателя из Санкт-Петербурга Дмитрия Угая. На одной из лекций он рассказывал о йоге, после чего был задержан. Заявитель Наиль Насибулин сообщил полицейским, что Угай «под видом культурного мероприятия» вербовал молодых людей в центр Шри Чайтанья Сарасват Матх. Сторонники Угая в соцсетях под хештегом #ЙогаЯровая поддержали лектора, и в конце концов суд вынес оправдательный приговор.

Адвокат «Славянского правового центра» Константин Андреев отмечает, что новый  закон нарушает фундаментальные права российских  граждан, прежде  всего верующих евангельских церквей, и не соответствует действующей Конституции РФ.

«Для  протестантов обрядом и религиозной церемонией является  публичная  проповедь Евангелия и призыв к покаянию и принятию веры. Это особенности вероучения большинства протестантских конфессий. Не все так называемые «эксперты» представляют различия между понятиями «религиозный обряд» и «миссионерская деятельность». Это грозит религиозным деятелям большими штрафами», – подчеркивает Андреев.

«Этот закон обернулся бедой и для российских мусульман, – говорит юрист Дагир Хасавов, – прежде всего из-за ужесточения наказания за экстремизм. Благодаря этому «пакету» были расширены понятия «терроризма» и «экстремизма», теперь под них подгоняются даже отправления религиозных ритуалов внутри мечети! Так, прочитанную заупокойную молитву в мечети Ярдам в Москве правоприменители оценили как публичное оправдание терроризма и осудили имама Махмуда Велитова. 10 апреля Московский окружной военный суд на выездном заседании в Мурманске приговорил мусульманина к шести годам лишения свободы за подаяние сиротам как за финансирование терроризма». Такое неоправданное вмешательство в дела религии, по мнению Хасавова, особенно опасно при отсутствии справедливого независимого судопроизводства.

Эта статья «Пакета Яровой» оказалась самой востребованной. Только за первые полгода действия нового закона по ней поступило 91 дело, из которых рассмотрено 81. В 2017 году же число дел заметно выросло – до 488. Согласно мониторингу, проводимому «Славянским правовым центром», подавляющее большинство привлечённых к ответственности – это церкви протестантских конфессий или их прихожане.

Сохрани мои данные навсегда

Наиболее сложной для исполнения частью закона стал раздел о хранении операторами связи данных о своих клиентах. В полную силу это правило ещё не заработало, но уже принесло много проблем.

Правительство считает, что выявить террористов можно, прочитав их переписку. По новому закону, правоохранительные органы, подозревая кого-то, получают доступ к звонкам и переписке этого человека с другими людьми.

Согласно первоначальному варианту закона, операторы должны были хранить всю эту информацию в течение трёх лет, но после поправок срок был сокращён до полугода. В любом случае пострадают все клиенты, поскольку потеряется право на конфиденциальность общения и, скорее всего, повысится цена на связь. Каких расценок стоит ждать, операторы не разглашают. Пресс-секретарь МТС отказался от комментария «Столу». Видимо, чтобы преждевременно не расстраивать.

Директор по стратегическим проектам Института исследований интернета Ирина Левова отмечает, что операторы почти не имеют возможности вовремя подготовиться к вступлению закона в силу того, что утверждение его сильно затянулось.

«Пока предусмотрен стартовый, «нулевой» объём хранения на 1 июля, – говорит она, – хотя технически исполнять закон и хранить весь собираемый контент операторы всё равно не смогут даже спустя время. В любом случае за всё их техническое переоснащение для реализации закона придётся платить людям: либо операторы поднимут тарифы на абонентское обслуживание, либо будет выделено финансирование из федерального бюджета, который, к слову, также формируется из налоговых отчислений тех же самых граждан». Третий вариант, по мнению Левовой, – это остановка строительства сетей связи в современных форматах (4G и 5G), что плохо для всех: и для граждан, и для бизнеса, и для гражданского общества. Более того, никого не интересует, как будут исполнять закон мелкие операторы, у них ведь нет похожих статей дохода, которые можно было бы перенаправить.

К финансовым проблемам «Пакет Яровой» привёл и «Почту России». До 1 ноября 2018 года в почтовых отделениях должны появиться рентгенотелевизионные, радиоскопические установки, металлодетекторы, газоаналитическая и химическая аппаратура для проверки почтовых отправлений. Эта мера должна остановить пересылку оружия, взрывчатых веществ и других запрещённых предметов. Всё это обойдется «Почте России» в сумму более 500 млн рублей. Ещё 100 млн потребуется ежегодно на обслуживание новой аппаратуры и оплату труда персонала. Поэтому пока почтовые отделения связи собираются просто принимать посылки в открытом виде, т.е. клиенты должны будут показывать содержимое своих отправлений и только потом запечатывать.

Дуров VS Роскомнадзор

Пакет законов затронул работу мессенджеров. Они, как и сотовые операторы, тоже должны хранить переписку пользователей и предоставлять её спецслужбам по запросу. А чтобы в ФСБ могли прочитать сообщения, мессенджеры должны отдать так называемые ключи шифрования, которые позволят декодировать сообщения.

И здесь главный герой – Telegram во главе с Павлом Дуровым. Ещё летом 2017-го Дуров объяснил, что передать ключи шифрования невозможно по техническим причинам, но Роскомнадзор продолжал настаивать на своём требовании и осенью оштрафовал мессенджер на 800 000 рублей за отказ. 20 марта 2018 года ведомство направило Telegram предупреждение, а 6 апреля подало в суд.

Противостояние защитников права на конфиденциальное общение и Роскомнадзора продолжается до сих пор, но пока побеждает команда Дурова. Многие пользователи уже узнали, что есть так называемые анонимайзеры – VPN и прокси, – которые помогают общаться в Telegram, несмотря на его блокировку. Интересно, это ли было конечной целью разработчиков «Пакета»?

Viber, другой популярный мессенджер в России, тоже не сможет выполнить требование ФСБ о передаче ключей для дешифровки переписки, но уже по другой причине: у компании их просто нет.

Начиная с версии Viber 6.0 (появилась в апреле 2016 года) все основные функции мессенджера защищены с помощью сквозного шифрования. Это значит, что ключи шифрования от переписки хранятся только на устройствах клиентов, и никто, даже сама компания-разработчик, не имеет доступа к ним, говорится в политике конфиденциальности Viber Media S.a.r.I. Сквозное шифрование для всех чатов использует и принадлежащий Facebook мессенджер WhatsApp.

Но почему Viber и WhatsApp, в отличие от Telegram, пока не вовлечены в судебные разбирательства ни с Роскомнадзором, ни с ФСБ? Дело в том, что эти мессенджеры ещё не зарегистрированы в России как организаторы распространения информации (ОРИ), а значит, закон они пока не нарушают. Когда их внесут в реестр – неизвестно. Между тем в реестре ОРИ уже числятся почтовые клиенты Mail.Ru Group и «Яндекса», облачный сервис «Яндекс.Диск», соцсети «Мой мир», «ВКонтакте», сервисы знакомств Mamba и Badoo, Snapchat, Telegram и другие, и значит, закон они тоже не нарушают. То есть переписка их пользователей доступна всем, кому нужно.

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ