Народные традиции против сиротства 

«Стол» побывал на форсайт-сессии «Современный русский человек в контексте национальной традиции и культуры»

Фото: Татьяна Межнева

К чему нам прыгать через костёр, плести кружева на коклюшках или играть на гуслях, которые мы в глаза-то никогда не видели? Вечёрки давно заменились посиделками в барах, народные песни – зарубежными хитами, лапта – крикетом или бейсболом. «Ну и что?» – скажут приверженцы глобального мира и прогрессивной экономики. Жизнь не стоит на месте, хранить все обычаи и традиции на протяжении веков – безумие. Мы движемся в новое время, иначе стоит отказаться от благ цивилизации и разводить костёр трением двух деревянных элементов. 

Усложнить и оспорить этот распространённый взгляд на мир попытались участники форсайт-сессии «Современный русский человек в контексте национальной традиции и культуры» премии «Жить вместе 2022». Заметим, что этот год стал первым, когда организаторы премии решили не просто вручить номинантам награды, но и собрать их для диалога и обмена опытом. 

Национальное самосознание: «мы» или «они»

Национальное самосознание может проявлять себя по-разному. Кто-то уверен, что его вершина – это выкрики из окон провинциальных домов «Это Тагил!» или надписи на заборах «Я русский». А кто-то говорит о глубинной самоидентификации и отношении к своему народу с позиции «мы».

Качество осмысления русской традиции очень важно для участника проекта «Общее дело. Возрождение храмов Русского Севера», автора «Глубинушки» Александра Мыльникова. Вместе с командой единомышленников мужчина занимается изучением посёлков и малых городов, популяризацией традиционных ремёсел при помощи создания документальных фильмов.

Фото: Татьяна Межнева

По его мнению, основная проблема в пропаганде русской национальной культуры в том, что она слишком объёмна, чтобы красиво и структурно её преподать. Для сравнения он приводит в пример американскую традицию, которая молода, проста и понятна, а потому легко заражает собой весь мир. «При этом ещё Столыпин сказал, что народ, у которого нет национального самосознания, – это навоз, на котором произрастают другие народы. Так сейчас и есть», – резюмирует суровую правду жизни спикер. И надежда Мыльникова на то, что, пользуясь случаем, получится ввести моду на русское. «Как было несколько лет назад модно не курить, – поясняет номинант премии. – И вот результат: у нас половина страны не курит. Поэтому, если сделать традицию модной, она будет развиваться, и с этим можно будет работать. Молодёжь захочет включиться в процесс сохранения наследия».

Фото: Татьяна Межнева

К таким нехитрым выводам приходят многие страны с древней и развитой культурой, желающие не потерять лицо в глобальном потоке. В том же Китае национальная культура в последнее время активно популяризируется. Молодёжь изучает народные танцы, театральные постановки, сказки, овладевает искусством каллиграфии, учится играть на народных музыкальных инструментах, таких как гуцинь. Кстати, он очень похож на наши гусли. 

Хорошая традиция – полезная привычка

Руководители существующих проектов в области национальной традиции не стремятся законсервировать язык или культуру, отбросив нас на столетия назад. Они предлагают сохранять лучшее, приноравливая его к задачам завтрашнего дня. Такой вывод напрашивается после презентации инициатив номинантов премии «Жить вместе». Одни проводят интенсивы, другие – так называемые фолк-кемпы (кстати, даже название соотносится с современным молодёжным сленгом), третьи организуют особые пространства. 

Все понимают, что часть традиций утрачена навсегда просто в силу изменения быта. Но даже в современных условиях можно придать своей жизни национальный колорит. Этой логикой при проведении своих мероприятий руководствуется фолк-музыкант, композитор, автор проектов «Этно-Кузня» и «Музей живой старинной вывески под открытым небом» Митя Кузнецов. Он говорит, что мы чувствуем потребность соединения с традицией на генетическом уровне, пытаемся следовать каким-то канонам интуитивно, но не всегда осознаём, что так поступали и наши предки. «Если людям непонятно, что мы им предлагаем (какую музыку, танцы или кухню), необходимо создать комфортное пространство, где они смогут прикоснуться к национальной культуре. Ведь когда человеку хорошо, ему хочется возвращаться. И уже тогда мероприятие превращается в традицию. Эта схема популяризации национальной культуры через среду работает, потому что раньше на концерты не могли сто человек собрать, сегодня за три дня приходит более трёх сотен. Это значит, что люди прокачались, поняли, где им хорошо и комфортно. А хорошо им в своей культуре», – добавляет Кузнецов. 

Фото: Татьяна Межнева

Слушая выступления спикеров, мне вспомнился Бажовский фестиваль в Челябинской области. Однажды на него пригласили делегацию из Австрии. Мы разговорились с руководителем ансамбля, и оказалось, что это не профессиональный народный коллектив, а любители. Хотя по тому, как мастерски австрийцы исполняли свои национальные танцы, их невозможно было заподозрить в «любительстве». Я тогда с сожалением подумала, что мы едва ли сможем станцевать «Барыню» или встать в хоровод.

Русский пляс, ярмарки и гуляния – известные формы общей жизни в прежние времена. Как говорит Александр Мыльников, деревня до сих пор живёт этим общим духом. Он привёл пример из собственной практики. Когда на Русский Север приезжают волонтёры для восстановления храмов, вся деревня спешит накормить их, напоить да спать уложить. Как в любимых нами сказках. «Местные жители приносят им парное молоко, рыбаки – рыбу, кто-то зовёт в огород картошку копать. То есть деревня живет именно в сплочённости».

Фото: Татьяна Межнева

Доверяй – не проверяй

По словам сооснователя и куратора проекта «Креативное пространство “ШТАБ”» Дениса Никитаса, наше общество страдает от общих проблем недоверия и неумения вести диалог. Спасение от этих бед – в совместном действии, а ещё лучше – сотворчестве. Иными словами, как раз сообщества тех, кто пытается сохранить народную культуру, призваны справиться с проблемой недоверия.

Интересно, что, оказавшись в оффлайн-среде, где есть возможность не просто общаться с незнакомцами, но танцевать, создавать вместе какие-то продукты, люди удивляются, с каким количеством единомышленников у них устанавливается душевный и тактильный контакт. Кажется, необходимость прикосновений мы в полной мере осознали во время пандемии коронавируса, когда были лишены объятий с друзьями и товарищами. Вечёрки, которые организуют руководители проекта «Фолк-кемп на Русском Севере», позволяют перенестись на чуть более чем сотню лет назад в дореволюционную деревню, где за один вечер крестьяне и крестьянки сменяли десятки танцевальных партнёров. 

Фото: Татьяна Межнева
Фото: Татьяна Межнева

Голосование рублём

Безусловно, не смогли участники дискуссии обойти и финансовые вопросы. Потому что, как ни крути, ценностным ориентирам, общим идеям и интересам в затылок дышит «финансовый мотиватор» – так экономическую состоятельность проектов развития национальной культуры окрестил сооснователь и куратор проекта «Креативное пространство “ШТАБ”» Денис Никитас.

Фото: Татьяна Межнева

По словам спикера, важно, чтобы экономика коррелировала с вдохновением. Потому что «одиночкам очень тяжело. Когда вокруг тебя есть команда людей, имеющих другой функционал, работа спорится гораздо быстрее». Кроме того, как и в любой творческой сфере, существует проблема выгорания. То есть примерно через 2–3 года человек устаёт. Тогда должен включиться в работу «экономический мотиватор». Если такого нет в виде мецената или самоокупаемости, благодаря сторонним дополнительным услугам, например общепиту на площадке, проект, вероятнее всего, попросту погибнет. 

Потенциальное сиротство захватило нас

Руководитель «Фолк-кемпа на Русском Севере» Надежда Гусарова отмечает, что погружение в атмосферу позволяет не просто отказаться от благ цивилизации, но повышает внимательность и качество общения. Ведь наивно думать, что гаджеты объединяют. Даже когда мы говорим об общении на расстоянии тысяч или сотен тысяч километров – это лишь средство коммуникации, но никак не единения. Настоящая духовная близость может установиться только при личном контакте.

Фото: Татьяна Межнева

В этом уверен музыкант и этнограф Сергей Старостин. Выступая на форсайт-сессии, он отметил, что в жизни важно делать остановки, чтобы переоценить ценности. Например, для него большую роль сыграла пауза в виде пандемии. Потому что, по словам Сергея, чтобы говорить о жизни вместе в обществе, важно научиться объединению в семье. Самоизоляция в этом отношении не просто предоставила такую возможность, а в буквальном смысле свела наконец вместе всех участников.

«Восстановление внутренних связей в семье – базис для дальнейших свершений. Мы за время пандемии приобрели 32 родственников, восстановив родословную по старым фотографиям», – добавил Старостин.

Он отметил удивительную мудрость русской народной традиции, которая искореняла своими хороводами, обрядовыми песнями потенциальное сиротство, как дамоклов меч нависавшее над каждым. Никто не чувствовал себя в одиночестве, даже пережив самые страшные утраты.

«Не было ощущения сиротства, которое, по-моему, накрыло общество сегодня в основной своей массе. А что такое сиротство? Это потеря связей со своими предками, пусть даже ушедшими. Такое ощущение, что нам чего-то недодали, что у нас что-то украли или подменили одно на другое», – говорит этнограф.

Фото: Татьяна Межнева
Фото: Татьяна Межнева

Действительно, сегодня каждый живёт сам по себе. И лишь Всемирная паутина прикрепляет нас то к одному подписчику, то к другому. Лауреаты и участники премии «Жить вместе» стараются помочь обществу вспомнить, что альтернативой такому опутыванию может быть настоящее общение.  

Фото: Татьяна Межнева

 

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ