Педагогика «сокрушения ребер»

Современные российские родители, если верить их ответам, стали реже применять телесные наказания, чем предыдущее поколение. Тем не менее каждый пятый родитель использует для воспитания своих отпрысков ремень, шлёпки, щелчки или подзатыльники. Ещё столько же ставят их в угол. Это, увы, не удивительно – отношение к детям связано прежде всего с принятым в обществе образом человека как личности

Фото: Tadeusz Lakota/Unsplash

Фото: Tadeusz Lakota/Unsplash

Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) представил результаты опроса о том, какие методы воспитания используют россияне. Выяснилось, что по сравнению со своими родителями опрошенные граждане стали чуть более цивилизованными. Так, в том, что они лупят собственного ребёнка ремнём, признались 7 %, тогда как процент опрошенных, которых в детстве били их родители, оказался в три раза больше – 21 %. Немного уменьшилось и число тех, кто считает допустимым повоспитывать с помощью шлепков, щелчков, подзатыльников – таких осталось 13 % вместо 20 %. Довольно сильно утратила популярность мера в виде постановки в угол:  если в своём детстве почти каждый третий россиянин отбывал в углу, то сегодня в эффективность этого метода верит 19 % родителей (подумать только, почти каждый пятый россиянин!). 

Выросла доля наказания в виде ограничения просмотра телевизора/гаджетов/прогулок – до  31 % вместо 27 %. Подавляющее же большинство – 76 % современных родителей – ответили, что воспитывают детей с помощью «наставлений и нравоучений». 

С одной стороны, вроде бы, налицо смягчение нравов – молодые родители, в возрасте 18–24 лет вообще сообщили, что не используют телесные наказания. Но вдуматься только: 20 % россиян до сих пор бьют своих детей. И это только те, кто признался, что делает это. 

В прошлом году аналитическое агентство «Михайлов и партнёры» провело социологическое исследование «Воспитание и наказание: взгляд поколений». 

Только 10 % респондентов открыто заявили, что признают допустимыми те или иные методы физического наказания, а на крайне жестокие меры готов пойти 1 %. Но при детальном разборе конкретных случаев выяснилось, что лишь 36 % опрошенных считают, что физическое наказание категорически недопустимо, а 60 % отметили, что его можно применять в зависимости от ситуации.

На основе полученных данных исследователи выдвинули гипотезу, что физическое наказание применяется к двум из трёх детей: 61 % опрошенных заявили, что подвергались этому методу воспитания в той или иной его форме. Причём большинство тех, кто подвергался наказанию, считают, что оно было заслуженным: таких оказалось 68 %.

О том, что межпоколенческие практики передачи опыта воспитания детей внутри семьи, в том числе и насилие, остаются достаточно прочными, говорят и данные последнего опроса ВЦИОМ: «Если в детстве человек сталкивался с тем или иным методом воспитания, то он с большей вероятностью будет использовать его по отношению к своим детям: если человека ставили в угол или давали подзатыльники, то он будет делать так же – 42–40 %, что в 2–3 раза выше в сравнении со всеми опрошенными родителями (19–13 %). Наказание ремнём повышает вероятность применения данного метода к своим детям в 3,5 раза (25 % vs 7 %), а лишение карманных денег – в 5 раз. Даже те, у кого ещё нет детей, чаще выбирают и одобряют именно те методы, которыми воспитывали их самих». 

Фото: Vitolda Klein/Unsplash
Фото: Vitolda Klein/Unsplash

И в таком случае перспективы у нашего общества, увы, не блестящие: потребуется ещё не одно поколение продвинутых родителей, которые смогут окончательно разорвать этот порочный круг насилия. Потому что историю воспитания в России можно описать словами из миниатюры Аркадия Райкина, написанной в 1974 году: ​​«Вот в моей семье Сидоровых мой отец Сидоров старший, меня, Сидорова младшего, лупил как сидорову козу. Вам это же самое может рассказать о себе каждый интеллигентный человек. Конечно, могут быть и другие методы воспитания, но для этого нужны и люди, и время, и деньги, а здесь дёшево и сердито. А главное, всё под руками: ремень, руки и это самое... – объект воспитания…»

В 2011 году журнал «Историческая психология и социология истории» опубликовал статью психолога Игоря Кона под названием «Телесные наказания детей в России: прошлое и настоящее».

Автор подробно описал историю отношения российского общества к битью детей. Собственно, вплоть до отмены крепостного права, да и после, в России порке подвергались не только дети, но и многие категории взрослого населения. «Причём ни каратели, ни жертвы ничего противоестественного и унизительного в этом не видели. Дискутировали лишь: а) вопрос о допустимой мере жестокости, понимаемой как “строгость”, и б) сословные привилегии», – подчёркивает Кон. 

Причём на детей, независимо от их происхождения, льготы не распространялись. Их лупили и в семьях, и в учебных заведениях. Педагогика «сокрушения рёбер» подробно изложена в «Домострое», учебнике семейной жизни, сочинённом духовником Ивана Грозного протопопом Сильвестром: «Наказывай сына своего в юности его, и успокоит тебя в старости твоей. И не жалей, младенца бия: если жезлом накажешь его, не умрет, но здоровее будет, ибо ты, казня его тело, душу его избавляешь от смерти».

Суровые авторитарные нормы с упором на телесные наказания разделяет и народная педагогика. «За дело побить – уму разуму учить»; «Это не бьют, а ума дают» и так далее. 

«Лишь в XVIII веке в русской педагогике появляются новые веяния, причём изменение отношения к отцовской власти было тесно связано с критическим отношением к власти государственной. Однако подобные взгляды были не правилом, а исключением, – подчеркивает Игорь Кон. – В середине ХIХ века против телесных наказаний детей и взрослых началась активная кампания, палочную дисциплину прямо связывали с крепостным правом. В знаменитой статье “Нужно ли сечь детей?” (1858 год) Пирогов доказывал, что применение розог антипедагогично, что телесные наказания уничтожают в ребёнке стыд, развращают детей и должны быть отменены. Для официального русского общества этот взгляд был слишком смелым, и это побуждало Пирогова к сдержанности. В циркуляре по Киевскому учебному округу (1859 год) Пирогов, принципиально отвергая розгу, тем не менее считает невозможным полностью обойтись без неё и лишь советует применять её в гимназиях нечасто и в каждом отдельном случае по постановлению педагогического совета».

Игорь Кон. Фото: Dmitry Rozhkov/Wikipedia
Игорь Кон. Фото: Dmitry Rozhkov/Wikipedia

После манифеста 19 февраля 1861 года, который саму отмену крепостной зависимости объяснял «уважением к достоинству человека и христианской любовью к ближним», телесным наказаниям взрослых вроде бы не осталось места, указом 17 апреля 1863 года (день рождения Александра II) они были отменены. Но это не касалось детей: во многих приходских и сельских школах телесные наказания не исчезли, причём скандалы и судебные дела возникали лишь в случаях экстраординарной жестокости. 

Пороли детей и в семьях. «Например, из 324 опрошенных Д.Н. Жбанковым в 1908 году московских студенток 75 сказали, что дома их секли розгами, а к 85 применяли другие физические наказания: долговременное стояние голыми коленками в углу на горохе, удары по лицу, стеганье пониже спины мокрой верёвкой или вожжами. Причём ни одна из опрошенных не осудила родителей за излишнюю строгость, а пятеро даже сказали, “что их надо было драть сильнее”». 

Хотя официально советская педагогика осуждала и запрещала телесные наказания, нет-нет в школе можно было получить затрещину от физрука или военрука. А лупить детей, особенно мальчиков, в советских семьях и вовсе считалась естественным этапом взросления. 

«Профессиональных опросов на эту тему в советское время не было, но когда в конце 1980-х годов журналист Н.Н. Филиппов с помощью педагогической общественности провёл анонимное анкетирование семи с половиной тысяч детей от 9 до 15 лет в 15 городах страны, оказалось, что 60 % родителей использовали в воспитании своих детей телесные наказания; 86 % среди этих наказаний занимала порка, 9 % – стояние в углу (на коленях – на горохе, соли, кирпичах), 5 % – удары по лицу и по голове. Характерно, что многие дети, как поротые, так и непоротые, считали этот стиль воспитания нормальным и собирались в будущем, когда вырастут, бить собственных детей».

Фото: Jeremiah Lawrence/Unsplash
Фото: Jeremiah Lawrence/Unsplash

Россияне, опрошенные в 2021 году в рамках исследования центра «Михайлов и партнёры. Аналитика», в качестве причины для побоев называли угрожающее жизни и здоровью поведение: за наркотики, воровство, алкоголь. Но звучали и варианты «за хамство, неуважение».

Некоторые родители упомянули невыполнение домашних обязанностей как достаточную причину для применения физического воздействия.

Таким образом, мы видим, что до норм цивилизованного общества нам ещё далеко. Напомним, что рекомендация ПАСЕ 2004 года звучит совершенно однозначно и не оставляет вариантов для разночтений: «Любое телесное наказание детей является нарушением их основных прав на человеческое достоинство и физическую неприкосновенность. Тот факт, что эти телесные наказания по-прежнему остаются законными в ряде государств, нарушает основополагающее право детей на такую юридическую защиту, как и у взрослых. В европейских обществах запрещено бить людей, а дети – это люди. Необходимо положить конец общественной и правовой приемлемости телесных наказаний детей». 

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ