Не приведи Бог читать итоговые сочинения – бессмысленные и беспощадные

Минпросвещения и Рособрнадзор больше не будут публиковать в открытом доступе список тем итогового сочинения – теперь темы будут брать из закрытого банка. Такое решение чиновники объясняют стремлением отучить подростков писать формальные, шаблонные тексты, сконструированные по заранее выученным фрагментам. Как же в новых условиях школьникам готовиться к сочинению, которое является допуском к ЕГЭ? И правда ли победить формализм возможно при помощи таких странных, не менее формальных процедур? 

Фото: Киселев Сергей / АГН "Москва"

Фото: Киселев Сергей / АГН "Москва"


Итоговое сочинение ввели в 2014 году. Цели, как водится, были благими: вернуть интерес детей к книгам, к истории и культуре и если не приохотить молодёжь к изящной словесности, то хотя бы расширить словарный запас и научить связывать эти слова в предложения. О том, что эксперимент провалился, стало понятно очень быстро. Уже через пару лет сочинения стали шаблонными. Почему? Кто виноват? Может, это новое поколение совсем безнадёжное? Какие условия для творческой самореализации ему ни создай, оно всё в лес смотрит, в смысле в Тик-ток да Ютьюб? 

С поколением всё нормально. Им просто так и не смогли объяснить смысл всего действа. Возможно, за неимением этого самого смысла. От подростков захотели какой-то творческой активности, неформального отношения, но поставили в такие условия, в которых инициативность и оригинальность оказались если и ненаказуемыми, то точно не поощряемыми. 

Взять хотя бы критерии оценивания этого сочинения. Разве сами они не формальны? Что вообще оценивается? Соответствие теме, привлечение литературного материала, композиция, качество речи... Как оценивается? Сочинение либо соответствует теме, либо нет. Если первое – школьник получает два балла, если второе – 0, когда автор топчется где-то около – 1. То же самое с композицией и аргументацией, то есть с привлечением материала. Качество речи – вообще что-то странное. Это не образность, это вообще не про стилистику, это что-то попахивающее Роспотребнадзором. Не удивительно, что к «речи низкого качества» в этой системе относится речь, которая «затрудняет понимание смысла». Ну точно –  некондиция. Есть ли в критериях что-то про оригинальность мышления, про художественную одарённость? Есть, но и то и другое, если обнаруживается в тексте, оценивается одним баллом, причём в совокупности. Трёхбалльная система появляется в критериях только дважды: первый раз, когда речь идет об орфографии, второй – когда о пунктуации (и это при том, что это сочинение не по русскому языку и даже не по литературе, это вообще-то метапредметный экзамен). 

А главное во что: на выходе за сочинение ставят либо зачет, либо незачет. Есть ли смысл сильно стараться, если до ЕГЭ допустят независимо от того, напишешь ты сочинение на условную тройку или на блестящую пятерку, если на самом деле нет ни эллина, ни иуд... тьфу, ни троечников, ни отличников, а зачёт с первой же попытки получают 98 одиннадцатиклассников? Есть ли резон тратить время и силы на подготовку, когда куда разумнее потратить свои ресурсы на подготовку к самому ЕГЭ, от которого в жизни зависит точно больше. Стоит ли изобретать велосипед, когда весь интернет и отделы учебной литературы в книжных магазинах завалены сборниками готовых итоговых сочинений и методичек по написанию оных? К слову, кто издаёт все эти пособия, толкающие наших детей на скользкий путь написания сочинения по шаблону? Не сами же школьники, правда?     

Когда сочинение только внедряли, говорили о том, что за него можно будет получить дополнительные баллы при поступлении в вузы. Но единицы университетов готовы поощрить абитуриентов за хорошие сочинения. Да и то речь идет обычно о 2–3 дополнительных баллах к ЕГЭ. Большинство вузов отказалось от этой практики из-за необходимости перепроверки сочинений. Перепроверка – это долгая и нудная работа, при этом – вот сюрприз-то! – неоплачиваемая.        

Школьники перед началом ЕГЭ по русскому языку. Фото: Роман Яровицын / Коммерсантъ

И вот теперь, когда стало окончательно понятно, что никаких пряников одиннадцатиклассникам за действительно хорошие сочинения никто предложить не может, решили действовать кнутом. А давайте, – придумали чиновники, – больше не будем в сентябре предупреждать школьников, какие примерно им могут попасться в декабре темы сочинений, давайте просто дадим в час икс шесть тем на выбор из всех тех, что напридумывали методисты за восемь лет. А там более 1500 формулировок. Отказавшись от направлений тем, чиновники всё же предложили аналог: три раздела с подразделами. Наверное, испугались всё же проклятий. Однако названия разделов такие, что туда можно отнести всё, что угодно: «Духовно-нравственные ориентиры», «Семья, общество, Отечество», «Природа и культура». 

Удастся ли таким образом уйти от однотипных сочинений? С чего бы? Просто теперь однотипные, шаблонные, унылые сочинения будут ещё более абстрактными, общими. На выходе нас ждет просто гора текстов ни о чём и обо всём. Каждый школьник знает: не знаешь, о чем писать, пиши о «Войне и мире», там, как в Библии, есть вообще всё. Не читал Толстого – пиши про «Капитанскую дочку», это как Библия для детей – в сокращении и с картинками, и там тоже есть всё. Не зря же «Капитанская дочка» является самым упоминаемым произведением в сочинениях одиннадцатиклассников. Нет сомнений, в этом году, когда чиновники спутали все карты, индекс цитируемости этого бессмертного творения Пушкина только вырастет. Ну а что? Там и ориентиры, как их, духовно-нравственные, и семья, и Отечество с обществом, и культура. Природы там, что ли, нет? Так вроде не в космосе события разворачиваются. Да ведь и к этому тексту «Капитанская дочка» весьма кстати: не приведи Бог читать итоговые сочинения – бессмысленные и беспощадные!  

Да, учителя и эксперты на перепроверке в этом году прочтут немало странных текстов. Но, может быть, изначально странной является ситуация, в которой сочинение является препятствием на пути к ЕГЭ и препятствием довольно формальным? Зачем вообще нужны эти флажки на финишной прямой? Просто чтобы скучающая публика могла посмотреть, как подростки, точно они дрессированные обезьянки, красиво дрыгают ножкой, перепрыгивая через ограждения? Но, позвольте, отбор должен проходить по факту общей успеваемости в течение всей учебы, а не за полгода до экзаменов. 

И почему метапредметный экзамен, который, как заявлялось вначале, должен был проверять уровень освоения гуманитарных дисциплин в целом, по факту превратился в ещё один экзамен по русскому и литературе? Ведь готовят к экзамену учителя-филологи, проверяют работы тоже они. И это при том, что на их плечи и в девятом классе ложится ещё одно мероприятие, являющееся допуском к экзаменам, только уже к ОГЭ. Речь об устном собеседовании, которое тоже, не успев родиться, превратилось в совершенно абсурдное нечто. Детей хотели научить говорить, но опять выдумали такие критерии,  что научили их только загибать пальцы во время воспроизведения заученных фраз (потому что в монологе их должно быть не меньше десяти).   

Да, с таким подходом, с такими критериями не только дети будут писать клишированные, формальные сочинения, но и учителя будут готовиться по алгоритму. К последним изменениям, к слову, педагоги тоже уже вовсю готовятся. Многие уже создали свои собственные «закрытые банки тем». Нелегко, конечно, оказалось поднять из архивов темы прошлых лет, удалить те, что повторяются, объединить в одну несколько похожих, соотнести всё это с предлагаемыми разделами и подразделами и подобрать к каждому блоку подходящие произведения. Но люди поработали и уже сделали это. 

Конечно, все всё напишут. 98 процентов справятся с сочинением с первой попытки, остальные получат зачёты со второго раза. Но хочется всё же понять, какой в этом всём сакральный смысл? Тот, кто не читает, так и не начнёт. Тот, кто не умеет выражать свои мысли да и, собственно, мыслить, не станет в одночасье мастером пера. Но зачеты, повторяю, будут у всех. Так зачем это всё?

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ