Богатыри и посланники тьмы

Есть сценарии, в которых история побед – это история бесконечного самоурона. Из них выходят, всё переписав – начиная с первой серии

Фото: АГН

Фото: АГН "Москва"

Фото: АГН "Москва"


В последние дни (зачёркнуто), в крайние дни мною обнаружено пророчество, которое, как некогда Валаамова ослица, изрекла кинолента масс-маркета. В фильме 2021 года «Последний богатырь: Посланник тьмы» главный герой обнаруживает, что борется сам с собой – он и есть посланник тьмы. Развязка наступает не во внезапном преображении героя, когда он сам, в одном героическом порыве, осознаёт свой долг перед Белогорьем, а в тот момент, когда он разбирается с прошлым. Что важно: не своим прошлым. А с весьма отдалённым от него прошедшим, в котором выбор в сторону тьмы был сделан не прямым родственником, не сватом, не братом и не президентом Иванушки, а неким учеником доброго учителя, поддавшимся злу и совершившим убийство. После сделанного тогда – история реальных побед немыслима, есть только история бесконечного самоурона. Как во всякой современной сказке, конец счастливый: прошлое переписано и всех злоключений трилогии как не бывало.

Кадр из фильма Последний богатырь: Посланник тьмы». Фото: Yellow, Black & White
Кадр из фильма Последний богатырь: Посланник тьмы». Фото: Yellow, Black & White

Кто читал неадаптированные сказки, знает, что не всегда в них конец счастливый, более того – не всегда он логичен и не всегда у сказки вообще есть конец. Иногда она просто обрывается. Но, как говорит один дорогой моему сердцу священник, нам небезразлично, какие сценарии осуществятся. Какие финалы будут иметь место.

В моей обывательской историософии славянский мир, как перчатки, надели: слева – Запад (условная Америка), справа – Восток (условный Китай, наше единое окно на рынок), а теперь мутузят этими перчатками друг друга, покуда те не протрутся. До последнего украинца, до последнего русского. Я не вижу внешних сил, которым – за исключением идеальных порывов, сохраняющихся в любых системах – было бы невыгодно, чтобы перчатки порядком поистёрлись. Если они порвутся сами собой и посыпятся швы национальных республик – «славного» изобретения СССР – в какое дикое поле превратится наша земля? Здесь слишком много диких, блуждающих сил. Я обыватель, подчёркиваю. Я не претендую на экспертизу, я только читаю сказки.

Владельцы рук в своём праве, а что мы оказались безрукими, полыми перчатками – так какими ещё быть «бывшим советским республикам»? Территории формы, сто лет зачищавшейся от любого содержания? Это уничтожение людей, имевших общий язык (во всех смыслах слова), есть катастрофа, длящаяся во времени с 1917-го и достигшая своего очередного пика. Отсутствие рук в перчатках – следствие всего уничтоженного в ХХ веке гуманитарного знания, умения думать, достойно жить и верить. Кто виноват в этом? Смею сказать: мы сами.

Переписать историю, сделать 1917 год небывшим, зло братоубийства гражданской, которой исполняется 100 лет (или сто дней?), не случившимся – как это возможно? О необходимости общенационального покаяния всех народов бывшей Российской империи говорят с 2017 года. Безумно спрашивать, где мы были «все эти пять лет». Мы до сих пор с трудом понимаем, где мы есть и как сделать выбор в абсолютно безблагодатной ситуации. Достойное дело – закончить период советской катастрофы, возродив самобытную жизнь русских и всех народов бывшей Российской империи. Но где мобилизуют на битву с призраком? С посланником тьмы, который ты сам и есть?.. Как покаяться так, чтобы сделать прошлое небывшим? Когда-то – я читаю сказки – мы так умели; отсюда, из светлого опыта покаяния, любви вопреки и т.д. – все эти чудесные истории про спасение России в 1612-м, 1812-м и т.д. Но это была другая, непостсоветская страна, о которой мы знаем из советских учебников и шевкуновских выставок. В какой мере мы её наследники?..

Мучаясь вопросами (мне есть кого терять), я думаю над двумя сюжетами Евангелия. Христос просит учеников бодрствовать, когда они спят в Гефсиманском саду (Мк 14: 32–42), а ученики – просят Его бодрствовать, когда Он спит на корме в бушующем море (Мк 4: 37–41). Они не просыпаются, когда Ему нужна помощь, Он – просыпается, когда им нужна, но спрашивает: «Что вы так боязливы? Или ещё нет у вас веры?». Вывода не будет, одна просьба: не дайте мне уснуть, когда Он позовёт.

 

 

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ