«Моё место там, где люди торжествуют над муками и гибелью»

«Вынести жизнь так, чтобы попасть в ряд святых мучеников, – удел немногих», – говорил отец Михаил Шик, ещё не зная, что на Крестовоздвижение 1937 года он сам станет одним из избранников

Михаил Шик. Фото: из семейного архива Шиков-Шаховских

Михаил Шик. Фото: из семейного архива Шиков-Шаховских

Он родился в 1887 году, на стыке столетий, накануне мировых потрясений. На их фоне события жизни Михаила Владимировича Шика разворачивались стремительно. 

Его образование можно назвать блестящим. 1912 году Михаил окончил историко-филологический факультет Московского университета (по двум отделениям – истории и философии), стажировался по философии в университете Фрайбурга, владел семью языками – древними и современными. 

Душа русская сейчас расстроилась

В августе 1914-го Михаил Владимирович мобилизован в инженерные войска на Великую войну. В письме своей будущей супруге княжне Наталии Дмитриевне Шаховской он пишет: «Я знаю с самою большою несомненностью, что моё место там, где люди мучаются, и гибнут, и торжествуют над муками и гибелью, и что я уж слишком промедлил быть там. Знаю это хотя бы потому, что не могу найти душевного покоя вне этого; и знаю, что никакой покой не возвратится мне в будущем, если я там не буду». 

В 1915–1917 годах он в армии, рассказывая в письмах будущей жене о ситуации в войсках и в политической жизни страны, замечает, что реальность оказалась не такой героической, какой представлялась. В армии Михаил занимается обучением солдат.

«Задача моей пропаганды, если можно это так назвать, крайне элементарна, но тем не менее почти недостижима. Задача эта – пробуждение чувства гражданской ответственности перед родиной за своё поведение. Иначе: внесение в солдатскую среду хоть какой-нибудь сознательной идеологии. Только на почве идейной можно бороться с центробежными, разрушительными силами, которые рвут на куски Россию и её армию...»

В 1917 году перед катастрофой его предчувствия о происходящем с русским народом самые тревожные: «Душа русская сейчас расстроилась. Потерялось ясное чутьё того, что хорошо и что дурно. И потому на дурное стало толкнуть легче».

Против большевика бери не ружьё

Затем переворот 1917 года. В это время Наталия Шаховская  тоже активно участвует в общественной жизни – входит в Хамовническую районную думу, возглавляет один из отделов в Дмитровском союзе кооперативов. В литературных трудах акцентирует внимание на острых моментах современности; пишет и публикует брошюру «О свободе совести».

Наталия Дмитриевна Шаховская. Фото: из семейного архива Шиков-Шаховских
Наталия Дмитриевна Шаховская. Фото: из семейного архива Шиков-Шаховских

Выход из того, во что ввергнута страна большевиками, Михаил и Наталия видят в просвещении народа. Михаил пишет: «Мне по-новому стало понятно учение о непротивлении. Не противиться злу злом значит: не противопоставляй злу голое сопротивление, а дело добра. В переводе на язык текущей жизни это будет значить: против большевика бери не ружьё, а школьную книжку. Разве это средство не действительнее и не радикальнее?».

И в это же время он приходит к вере во Христа: «Христос воскресе! Каждый год что-то новое вкладывается в эти сакраментальные слова. Сейчас они звучат для меня… как колокол – полнозвучно, обетно, утверждающе».

В 1918 году Михаил принимает крещение, в том же году женится на Наталье Шаховской.  В их браке родится пять детей.

Мы будем создавать одну судьбу

О своём понимании брака Михаил Владимирович пишет будущей супруге ещё с фронта:  «Вернусь или нет – моя жизнь принадлежит Вам, и из Ваших рук я передаю её России. Мы будем создавать одну судьбу – и там, где я буду, Вы будете со мною. Вы делите со мной моё – нет, наше дело».

Первые годы супружеской жизни они живут в Сергиевом Посаде.  Михаил Шик преподаёт там историю и психологию в педагогическом институте, Наталия Дмитриевна  работает в просветительском отделе Дмитровского союза кооперативов и не оставляет литературных трудов. 

В Сергиевом Посаде складывается круг верующей интеллигенции, пытающейся отстаивать  церковь и её святыни. В 1919 году Михаил Владимирович работает в комиссии по охране памятников истории и старины Троице-Сергиевой лавры под руководством отца Павла Флоренского. Почти все члены этой комиссии позже были репрессированы и погибли.

В 1925 году митрополит Пётр (Полянский) рукоположил лишь нескольких человек, по его собственным словам, «истинно верующих», в их числе Михаила. Уже в декабре 1925-го дьякон Михаил  арестован по делу митрополита Петра (Полянского) и сослан в Каракалпакию, в город Турткуль. На этапе и в ссылке дьякон Михаил знакомится со своими духовными учителями –  будущими архиереями-священномучениками Германом (Ряшенцевым) и Никодимом (Кротковым). «Какая прекрасная духовная школа – тюрьма и этапное путешествие», – пишет он жене с этапа.

Митрополит Пётр (Полянский). Фото: общественное достояние
Митрополит Пётр (Полянский). Фото: общественное достояние

С таким лицом Авраам беседовал со Святой Троицей

В Турткуле в 1927 году архиепископ Никодим рукоположил дьякона Михаила во пресвитера. На весь священнический путь отцу Михаилу было отпущено одно десятилетие. По сохранившимся свидетельствам, служил он чрезвычайно вдохновенно. «Когда отец Михаил в алтаре, он ходит перед Богом, предстоит пред Ним, как будто Бог на расстоянии пяти шагов от него, – пишет один из сослуживших ему священников. – С таким лицом, какое я видел у отца Михаила, Авраам беседовал под дубом Мамврийским со Святой Троицей… Если вы не видели такое лицо отца Михаила, то вы вообще его не видели».

После ссылки отец Михаил служит официально в храмах Москвы и Подмосковья лишь три года, с 1928 года он участвует в богослужениях в храме Николы в Клённиках на Маросейке и сближается с маросейской общиной будущего священномученика отца Сергия Мечёва. О нём говорят в эти годы как об  «очень известном в Москве замечательном проповеднике и вдумчивом философе». «Все отмечали его исключительную чуткость и внимательность, мягкость, теплоту, человечность», – вспоминал исповедник веры XX века и выдающийся духовный писатель Сергей Фудель.

В 1930 году  отец Михаил служит в московском храме святителя Николая Мирликийского у Соломенной Сторожки со своим другом отцом Владимиром Амбарцумовым. В 1931 году они вместе уходят за штат в связи с несогласием с действиями церковного руководства – митрополита Сергия (Страгородского), активно сотрудничавшего с антицерковной советской властью, и переходят на нелегальное служение. Семья Шиков покупает дом в Малоярославце, и все последующие годы, вплоть до ареста,  отец Михаил служит тайно в оборудованной им в своём доме церкви на антиминсе (плате, используемом для совершения литургии, с зашитыми в него мощами святых. – «Стол»), полученном от владыки Серафима (Звездинского), которого отец Михаил и его ближайшее окружение считали своим правящим архиереем.

Дом семьи священника Михаила Шика в Малоярославце. Фото: psmb.ru
Дом семьи священника Михаила Шика в Малоярославце. Фото: psmb.ru

«В твоём уголке благодать не переставала»

В Малоярославец на литургии у отца Михаила собираются его духовные чада и друзья: пианистка Мария Юдина, артисты Игорь Ильинский, Владимир Готовцев, духовные дети отца Сергия Мечёва, будущие бутовские новомученики – священники Владимир Амбарцумов  и Сергий Сидоров, семья репрессированного священника Николая Бруни и семья самого отца Михаила. Сын Сергей Михайлович вспоминал, что на Пасху отец Михаил читал Евангелие на 12 языках: «Конечно, папа владел не всеми этими языками, но латынью, греческим, французским, английским, немецким он владел свободно». 

25 февраля 1937 года отец Михаил Шик был арестован в своём доме. При обыске обнаружили богослужебные предметы. 27 сентября 1937 года, в праздник Крестовоздвижения, он был расстрелян на Бутовском полигоне. 

На запрос о местонахождении мужа Наталия Дмитриевна получила ответ, что он сослан на 10 лет без права переписки… В 1942 году, перед своей смертью, Наталия Дмитриевна, так и не узнавшая о гибели мужа,  пишет ему в своём прощальном письме: «Ты знаешь, что в Твоём уголке благодать не переставала. Я считала, что это хорошо для Тебя…»

***

Силами внуков отца Михаила Шика дом в Малоярославце восстановлен и принимает гостей. В нём открыта экспозиция, посвящённая жизни священномученика и его семьи. 27 сентября, в день памяти отца Михаила, уже традиционно в это святое место приезжают гости, звучит поминальная молитва.

И сегодня в своем слове собравшимся отец Андрей Лобашинский сказал, что на Крестовоздвиженье отец Михаил Шик приглашает к себе домой и люди снова и снова из Москвы и Малоярославца приходят, размышляя о Кресте – печати неизгладимой любви Божьей к человеку. 

На молитве в доме отца Михаила Шика. Фото: psmb.ru
На молитве в доме отца Михаила Шика. Фото: psmb.ru

«Совершился какой-то оборот в истории, и мы оказываемся во времена, которые очень похожи на те, в которые жили отец Михаил со своей семьей и друзьями, – сказал отец Андрей. – Снова мы собираемся вот такими кружками единомысленных, близких людей по духу, чтобы вместе молиться и поддерживать друг друга в тех тяжких обстоятельствах, которые в нашей стране происходят и будут еще происходить достаточно долгое время, но мы можем помочь людям нашим единством, этой нашей молитвой и нашим пониманием истинного духовного смысла происходящих событий». 

 

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ