Учат в школе?

Заканчивается первый месяц нового учебного года, дети спешат в школу, а после уроков – к репетиторам. Эксперт «Стола» – учитель из Нижневартовска Александр Королёв – рассказывает о том, почему современная школа не может дать полноценное среднее образование

Фото: Эмин Джафаров/Коммерсантъ

Фото: Эмин Джафаров/Коммерсантъ

В стране с бесплатным школьным образованием родители около 41 млрд рублей  в год тратят на репетиторов. Чем старше классы, тем больше детей занимаются где-то помимо школы – с частными преподавателями или на каких-то платных курсах. В 7–8-х классах это 27%, к 11 классу – 43% учащихся.  Почему при такой загруженности в школе детям нужны дополнительные занятия? Почему они не могут усвоить предмет на уроках в школе? Проблема прежде всего, как мне видится, не в детях, а в образовательной системе и учителях. 

В школе у учителя две главные трудности: количество детей в классе и количество уроков в день. 

Первая проблема. 30 человек – это формат лектория, а не школьного урока. Невозможно нормально преподавать сложные предметы, при этом ещё обеспечивать и воспитательный процесс, когда у тебя 30 человек в классе. Мой репетиторский опыт показывает, что максимальное количество человек для нормального преподавания – это 8. Самое комфортное число – 4–6 учеников. Человек так устроен внутренне, что не может взаимодействовать, сохраняя индивидуальный подход, с группой более 10 человек. Да и физически это невозможно. Читать лекцию, где тебе не нужно индивидуальное взаимодействие с каждым учеником, можно любому числу людей, но со школьным уроком, если вы не хотите превращать его в лекцию, так не получится.

Вторая проблема. Количество уроков. В позапрошлом учебном году у меня было 32 часа в неделю, в прошлом только 24. Я почувствовал колоссальную разницу. Оказывается, с меньшим количеством часов можно гораздо лучше осуществлять образовательный процесс. Вообще, одна учительская ставка – 18 часов. И это совсем не случайно. Здесь нужно выделить два момента. Преподавание в школе – очень тяжёлый процесс, он выматывает психологически и физически. Я помню, как в начале своей преподавательской деятельности к концу 6-го или 7-го урока часто был измотан так, как будто три дня без передышки разгружал вагоны. Хотя уроки заканчивались часам к двум, но сил уже не было ни на что. Со временем и с опытом, конечно, стало легче, но колоссальную нагрузку при большом объёме уроков переживаешь всегда. Поэтому длительный учительский отпуск – это не просто приятная привилегия, это необходимость. Второй момент заключается в том, что работа учителя – это не только непосредственно преподавание в классе, это ещё и методическая работа. Подготовка к урокам, поиск каких-то новых подходов к преподаванию своего предмета. Сюда можно добавить и внеурочную работу с отстающими, потому что наличие таких учеников  сильно влияет на качество образовательного процесса в классе. 

Фото: Виктор Коротаев/Коммерсантъ
Фото: Виктор Коротаев/Коммерсантъ

Чего практически совсем нет в школе – так это нормальной методической работы. Все существующие методические отделения (МО) являются просто группами учителей какого-то одного предмета. То есть важнейшая часть образовательного процесса практически не осуществляется. Происходит это по простой причине: у учителей нет на это сил и времени. Как правило, у учителей больше, чем ставка. У многих за 30 часов. У некоторых количество часов может достигать 38–40 (хотя на это всё-таки немногие идут, слишком тяжело). Плюс ещё классное руководство, которое съедает много сил и времени (у некоторых может быть два классных руководства). А дома ждут дети, хозяйство, семейные события, которым тоже нужно уделить внимание, хотя многие учителя буквально весь день проводят в школе. Уменьшать количество часов, как правило, никто не хочет, потому что от этого напрямую зависит зарплата. А у педагогов, как и у других граждан РФ, семьи, кредиты, ипотеки.

Опираясь на свой личный опыт, могу сказать, что если у тебя часов немного за 30, то твоё качество преподавания сильно снижается. Если у тебя под 40 часов, то, как мне видится, никакое преподавание просто не осуществляется. У меня были периоды, когда из-за болезни коллег количество уроков в день доходило до 10 при работе в две смены, и я прекрасно помню своё состояние и качество моего преподавания. Я превращался в какого-то гавкающего робота, целью которого было дотянуть до конца рабочего дня. При том что у меня – как у учителя английского – обычно полкласса. Что же говорить об учителях, у которых по 30 учеников?

Поэтому качество преподавания часто бывает никудышным (особенно если это не русский и математика) в силу большой загруженности уроками и отсутствия времени на методическую работу. 

Какой же выход из этого положения? Первый – это реформирование всей образовательной системы. Можно начать с поднятия зарплаты учителям. Чтобы одна ставка учителя оплачивалась высоко и снизился бы максимальный уровень часов, например, до 24. Конечно, тут встанет вопрос с кадрами, но можно предположить, что повышение зарплаты как-то простимулирует большее количество людей идти работать в школу.

Остаётся серьёзный вопрос – контроль качества и эффективности преподавания. Дело в том, что в школе он практически отсутствует. Я могу на уроке заниматься чем угодно, и всем будет всё равно. Часто в ответ на вопрос, что вы делаете на уроке, ученик, с которым я занимаюсь индивидуально, мне отвечает: а ничем, учитель сидит в телефоне, мы тоже. Я не хочу сказать, что так делают все или даже большинство, но, к сожалению, таких случаев всё больше и больше. Я пока не очень понимаю, как можно в условиях школы контролировать эффективность. По сути, единственным способом остаётся ОГЭ и ЕГЭ. Но эти экзамены сдаются не по всем предметам, и подготовка к ОГЭ и ЕГЭ – это прежде всего подготовка к тесту. Поэтому свести весь предмет к одному тесту, даже такому пространному, как ЕГЭ, невозможно. К тому же даже к этим экзаменам очень часто ученик готовится с помощью репетиторов или платных курсов. Потому что и здесь школа не всегда может оказать какую-то достойную помощь. Например, если кто-то выбрал английский, то я могу их готовить на элективах – дополнительных уроках. Но элективы будут оплачиваться, если у учителя есть внеурочные часы. Но их, во-первых, не всем дают, а во-вторых, это всегда немного, максимум 3 урока. Если же внеурочных часов нет, то ты можешь готовить учеников бесплатно в своё рабочее время. Кто-то так делает, кто-то нет, и осуждать последних, думаю, будет совершенно неверно. Но обычно ученики особо на учителей не рассчитывают в плане подготовки к экзаменам. По крайней мере те, кто сдаёт английский, в подавляющем большинстве случаев занимаются где-то отдельно. Поэтому как контролировать эффективность обучения в школе, как её обеспечивать – для меня открытый вопрос.

Фото: Киселев Сергей/АГН «Москва»
Фото: Киселев Сергей/АГН «Москва»

Второй выход – это переход на семейное образование или переход в частные небольшие школы. Де факто это происходит давно. Перед родителями, которые хотят дать детям хорошее образование и нанимают репетиторов, рано или поздно встаёт резонный вопрос: а зачем ещё ходить в школу? Я пришёл к выводу, что, в принципе, незачем. По сути, сейчас школы очень часто – это детсады, где просто педагоги сидят с большими детьми, пока родители на работе. Возможно, просто ещё присутствует затверженный стереотип – ребёнок должен ходить в школу. Серьёзных оснований у этого, как правило, нет. 

Сейчас всё больше и больше родителей переходят к семейному образованию, которое разрешено нашим законодательством. По данным на 2021 год, на семейном образовании было 13 тысяч человек. Конечно, цифра небольшая по сравнению с общим числом школьников (16 млн), но эта цифра с каждым годом растёт. Противники семейного образования говорят, что в таком случае хуже происходит социализация ребёнка. Сторонники утверждают, что ребёнку при этом хватает общения в различных кружках, курсах, спортивных секциях, которые они обычно посещают, будучи на семейном образовании.

Не все родители, конечно, могут позволить себе семейное образование, частные школы, репетиторов. От этого вопрос, что делать с образованием наших детей, стоит ещё острее. И его надо как-то решать. Банальный слоган «Дети – наше будущее» вполне отражает реальность. И тут огромную роль играет образование. Мне видится неудачным общепринятый сегодня подход – запараллеливание реального учебного процесса с репетиторами с формальным обучением в школе, где репетиторами в большинстве случаев являются те же школьные учителя. На мой взгляд, за интересное и добротное образование в школе стоит побороться, но для этого надо запускать широкий и грамотный процесс его реформирования. Сокращение нагрузки на учителей и уменьшение классов – очень дорого. Но много дороже для нашей страны – всё сохранить по-старому.

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ