Место встречи – Тегель

Христианин и война. Что делать? Универсальный рецепт один – держаться Христа 

Главный вход в тюрьму Тегель. Фото: Olaf Meister/Wikipedia

Главный вход в тюрьму Тегель. Фото: Olaf Meister/Wikipedia

Крестьянин и аристократ. Два пути к святости

Что может быть общего у простого австрийского крестьянина и отпрыска благородной немецкой фамилии, родившихся в начале XX века? Австриец Франц родился в небольшой коммуне Санкт-Радегунд в Верхней Австрии, немец Дитрих в тогда немецком городе Бреслау (сейчас – польский Вроцлав). В 1912 году шестилетний Дитрих с семьёй переезжает в Берлин, а родившийся вне брака Франц живёт у своей бабушки, поскольку у родителей нет ни сил, ни денег его воспитывать. Так длится до 1917 года, пока мать Франца не выходит замуж за крестьянина Генриха Егерштеттера, который усыновляет мальчика и даёт ему своё имя. 

Во время Первой мировой оба сталкиваются со смертью: у Франца в 1914 году погибает родной отец Франц Хубер, а у Дитриха в 1918 году – старший брат Вальтер. 

В 1930 году Франц приобретает первый на всю округу мотоцикл, а Дитрих – степень доктора богословия. Спустя шесть лет Франц женится на Франциске, и они вместо свадебного путешествия отправляются в паломничество в Рим. Дитрих 1936 год проводит в деревушке Финкенвальде на севере Германии, где обучает будущих пасторов и учится жить вместе. В Риме он успел побывать намного раньше своего австрийского сверстника, а ещё в Лондоне, Барселоне, Нью-Йорке и других городах. 

В последущие годы много чего происходит: аншлюс Австрии, Вторая мировая, у Франца появляются дети, у Дитриха – новые книги и проблемы с властями. В 1943 году их пути – двух мужчин с такой разной жизнью – пересекаются в берлинской тюрьме Тегель. В апреле там оказывается Дитрих, а в мае – Франц. Оба оказались там потому, что не хотели быть соучастниками зла и сопротивлялись войне. Каждый по-своему.

Егерштеттер: Пока человек живет, наш долг – облегчить ему путь на Небо при помощи любви

Женившись – а Франциска Егерштеттер была благочестивой католичкой, – Франц стал чаще посещать церковные службы, ежедневно читал Библию и духовную литературу, особенно ему нравились жития святых. В январе 1938 года ему приснился сон: он увидел поезд, в который садилось всё больше и больше людей, и услышал голос, говорящий: «Этот поезд идёт в ад». Мужчина истолковал этот сон как предупреждение, что национал-социализм несовместим с христианством.

После аншлюса Австрии в 1938 году он отказался от предложенной ему должности бургомистра. На референдуме о воссоединении Австрии с Германским рейхом он был единственным в коммуне, кто проголосовал против. Однако избирательная комиссия отклонила его голос и сообщила о 100%-м одобрении присоединения. В целом по стране число голосов «за» составило 99,7%. Позже, вспоминая этот день, Франц писал, что «именно здесь Австрийская церковь позволила себя захватить».

Плакат к беатификации Франца Егерштеттера. Фото: Sziklai/Wikipedia
Плакат к беатификации Франца Егерштеттера. Фото: Sziklai/Wikipedia

Его неприятие национал-социализма выражалось в отстранении от общественной жизни своей деревни, Егерштеттер не принимал помощь НСДАП пострадавшим от неурожая фермерам и не делал пожертвований в пользу партии, хотя был очень щедрым человеком. В 1940 году на Франца и ещё девятерых местных жителей поступил донос, что они не поддерживают национал-социализм, однако бургомистр тогда не дал этому письму хода. 

17 июня 1940 года Франц получил повестку и должен был прибыть в расположение вермахта в городке Браунау-ам-Инн. Будучи законопослушным бюргером, который с детства приучен к тому, что «не подчиняться приказам государства – грех», мужчина прибыл в расположение вермахта и принял присягу. В октябре 1940 года Егерштеттера призвали на сборы, во время которых он вместе с одним солдатов вступил в орден францисканцев. На войну его тогда не отправили, так как подоспела помощь от бургомистра и его как единственного кормильца троих детей отпустили домой. После возвращения Егерштеттер ежедневно посещал церковь в Санкт-Радегунде, а с лета 1941 года стал там и пономарить.

Собственный опыт пребывания в армии, слухи о преступлениях нацистского режима, гонения на церковь поставили перед простым крестьянином Францем Егерштеттером вопрос: а стоит ли подчиняться государству, греховному по своей сути? 

Он решает – и публично объявляет об этом, – что как набожный католик не может и не будет проходить военную службу, потому что это против его совести. Окружающие пытались его переубедить, взывали к ответственности если не перед страной, то перед семьёй, но не смогли. Франциска поддержала решение мужа, хотя и понимала возможные последствия.

В письме другу в 1942 году Франц пишет:

Разве это не самое худшее – убивать и грабить людей, которые защищают свою родину, только для того, чтобы помочь антирелигиозной державе добиться победы и основать безбожную мировую империю?

23 февраля 1943 года Егерштеттера повторно призывают. 1 марта он является и заявляет об отказе от военной службы по соображениям совести. При этом крестьянин сообщил, что готов служить в качестве санитара. Система не соглашается на компромиссы, и уже на следующий день его доставляют в следственный изолятор в Линце, а в мае 1943 года Франца переводят в берлинскую тюрьму Тегель, где уже месяц ждёт своей участи другой противник войны – пастор и заговорщик Дитрих Бонхёффер. 

Бонхёффер: Быть мужественным и активным в исполнении воли Божьей

О Дитрихе Бонхёффере, его богословии и борьбе с национал-социализмом «Стол» писал не раз. До сих пор его участие в заговоре, целью которого было убийство Гитлера, вызывает много вопросов в церковной среде. Однако часто вопрошающие выносят за скобки то, что в основе участия в заговоре для Бонхёффера была любовь. Любовь к Богу и человеку. Ради этой любви он готов был отказаться от собственных притязаний на праведность. 

Когда началась Вторая мировая, у Бонхёффера было несколько вариантов, как поступить. Как христианину и как гражданину. Как христианин он не мог поддержать преступный режим, как гражданин он не мог оставить свою страну и свой народ. И Бонхёффер выбирает сопротивление. К сожалению, когда говорят о сопротивлении Бонхёффера, то вспоминают только заговор (оно и понятно – заголовок «Священник-заговорщик» соберёт больше просмотров, чем «Священник и его сельская община»).

Но основное сопротивление Дитриха Бонхёффера было не в том, что он был среди тех, кто готовил покушение на фюрера, а в том, что он собирал церковную общину и готовил пасторов для Исповедующей церкви, которая, в отличие от Имперской церкви, не забывала, Кому она служит. После окончания учёбы в семинарии молодые пасторы отправлялись в разные части страны, где служили, старались создавать свои общины и свидетельствовали о том, что в жизни христианина есть только один Господин и Путеводитель. Многих из них призывали на фронт, многие погибли, но из писем (после окончания семинарии братья вступали в необычную переписку – отправляли так называемые «окружные письма», когда один человек отправляет письмо сразу нескольким людям) мы знаем, что и в ситуации войны они не оставляли своего пасторского служения. Мужеству и готовности быть верными своему признанию Бонхёффер учил их во время общей жизни в семинарии:

Иисус Христос жил среди врагов, а в конце земной жизни его покинули даже ученики. На Кресте Он был совершенно один, окружённый злодеями и насмешниками. Но Христос приходил именно для того, чтобы принести мир врагам Бога, и поэтому место христианина не в затворничестве, а в гуще врагов. У него есть Поручение. «Царство Божие» значит быть среди врагов. Тот, кто не хочет этого терпеть, не принадлежит Царству Христа. Он хочет быть в окружении друзей, среди роз и лилий, не хочет быть с дурными людьми, а только с благочестивыми. «О богохульники и предатели! Если бы Христос делал то, что вы делаете, то кто был бы спасен?»

Дитрих Бонхёффер. Фото: German Federal Archives
Дитрих Бонхёффер. Фото: German Federal Archives

Самого Бонхёффера не мобилизовали, но осенью 1940 года муж его сестры Ханс фон Донаньи завербовал его в Абвер. Последнее позволяло ему выезжать за рубеж. В 1941–1942 годах во время поездок за границу Бонхёффер передавал странам антигитлеровской коалиции мирные предложения участников антинацистского Сопротивления. Одновременно с этим он не бросал и свою богословскую деятельность, работая над «Этикой». В апреле 1943 года пастор Бонхёффер был арестован как участник антифашистского заговора и помещён в тюрьму Тегель.

На Встречу…

Истории Франца и Дитриха, такие разные, но приведшие обоих в одну и ту же тюрьму, трудно примерить на кого-то другого. У Егерштеттера было мало шансов попасть в узкий круг заговорщиков, а происхождение Бонхёффера вряд ли позволило бы казнить его в случае отказа от военной службы. Но эти истории говорят о том, что у каждого человека, в какие бы тёмные времена он ни жил, есть возможность остаться человеком и христианином. 

***

Франц Егерштеттер был казнён 9 августа 1943-го в каторжной тюрьме в городе Бранденбург-на-Хафеле, в 70 километрах от Берлина, где прожил большую часть жизни Бонхёффер.

Дитрих Бонхёффер был казнён 9 апреля 1945-го в концлагере Флоссенбюрг в земле Бавария, на границе с которой находится деревня Егерштеттера Санкт-Радегунд.

 

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ