Там, где Бог молчит

«Стол» публикует два письма немецкого пастора Дитриха Бонхёффера, исповедника веры и христианского мученика XX века, которые он написал одной из лютеранских общин Исповедующей церкви – христиан, отказавшихся войти в пронацистскую Немецкую евангелическую церковь

Курс 1935 года в семинарии в Финкенвальде. Фото: dietrich-bonhoeffer.net

Курс 1935 года в семинарии в Финкенвальде. Фото: dietrich-bonhoeffer.net

Дитриха Бонхёффера многие знают в первую очередь как священника-заговорщика, готового взять на себя грех убийства. Такой он видел возможность борьбы со злом в условиях, когда это зло захватило мир. Мало кто знает, что со злом пастор Бонхёффер боролся практически всю свою сознательную жизнь. Но не как шпион и заговорщик, а как ученик Христа – проповедник, катехизатор, преподаватель университета и семинарии, духовный наставник и брат во Христе. 

В 1935 году Бонхёффер возглавляет полулегальную семинарию в немецкой глуши Финкенвальде – небольшой деревушке на севере Германии. Там молодые христиане изучали Писание, учились вместе молиться, благодарить и служить Богу, учились жить вместе – как христианская община.

После окончания семинарии они разъезжались по разным уголкам страны, где уже собирали свои общины, проповедовали Христа, утешали страдающих и ободряли растерянных. 

Бонхёффер понимал, что после двух лет жизни в общине – которые он называл «ни с чем не сравнимой радостью» для христианина – молодым пасторам самим нужна будет поддержка и опора. Для этого он придумал рассылать круговые письма. Это когда человек пишет письмо не одному адресату, а нескольким. А каждый, кто получает такое письмо, тоже отвечает не только отправителю, но и остальным братьям. Так каждый знал о том, что происходит в жизни другого: о чём можно вместе порадоваться, о чём нужно помолиться, когда и кому нужен совет. Сегодня для этого есть рассылки в почте.

Сейчас эта переписка, которая продолжалась до 1942 года, – уникальный источник жизни церкви в условиях войны и гонений. К сожалению, на русский из неё почти ничего не переведено, хотя сегодня многие строки из тех писем могут послужить утешением всем нам.

Я перевела два письма, написанных Бонхёффером в первые недели после начала Второй мировой войны. Одно письмо адресовано братьям – выпускникам семинарии, многих из которых забрали на фронт в начале войны, второе – их родным. 

Капелла семинарии в Финкенвальде. Фото: dietrich-bonhoeffer.net
Капелла семинарии в Финкенвальде. Фото: dietrich-bonhoeffer.net

Бонхёффер. 1939-09-20. Письмо финкенвальдским братьям

Дорогие братья!

В ответ на фронтовую открытку я получил известие, которое должен передать вам сегодня: наш дорогой брат Теодор Маас погиб в Польше 3 сентября. Вам, как и мне, эта новость покажется непостижимой. Но умоляю вас, возблагодарим Бога в память о Теодоре. В нём мы имели хорошего брата, смиренного, верного пастора Исповедующей церкви, который сам жил Словом и таинством и которого Бог также почитал за то, что он в страданиях стоял за Евангелие. Я уверен, что он был готов уйти. Там, где Бог молчит, мы не должны пытаться заполнить паузу своими словами. Пусть звучит тишина. Единственным нашим утешением является Бог воскресения, Отец Господа нашего Иисуса Христа, Который также был и есть Его Богом. С Ним мы знаем нашего брата, и в Нём прочная общность тех, кто совершил свой путь и кто ещё приближается к своему часу. Слава Богу за нашего ушедшего брата, и пусть Господь будет милостив к каждому из нас в наш последний день. Родители брата Мааса живут в Штральзунде, улица Керельхос, д. 8.

О следующих братья я знаю, что они сейчас мобилизованы: Мэхлер, Добрик, Марвитц, Миклей, Вольфганг Шмидт, Герхард Краузе, Блок, Мартин Шааф, Берг, Бухман, Шрадер, Помпе, Линкер, Аугуст, Винкельман, Зандер. У следующих братьев, несмотря на мои запросы, не удалось выяснить номер войсковой части: Корбах, Зейдель, Хаархаузен, Гизе, Нимц, Хофман, Бюхзель, Шрётер, Винфрид Краузе. Остальным грозит скорая мобилизация. Я сердечно прошу вас: дайте мне знать, как только кто-то будет призван или если он уже призван, но отсутствует в списке и я о нём не знаю. Пожалуйста, сообщите мне любой номер воинской части, который вы узнаете. Кроме того, найдите время, чтобы как можно чаще писать братьям, которые не на фронте. Прежде всего мы не хотим утратить величайшее служение, которое у нас осталось, – ежедневную молитву верных. Нам есть о чём молиться за наших братьев-солдат, в первую и последнюю очередь снова и снова о том, чтобы они всегда могли явить себя христианами, чтобы они могли действительно служить своим многочисленным товарищам и чтобы Иисус Христос был их утешением в жизни и смерти.

Внутреннее смятение, возможно, охватило большинство из нас за последние несколько недель. Мы знаем, что наши братья находятся там во всевозможных битвах и опасностях, мы слышим о смерти брата, и это кажется нам принуждением: я должен быть там, где мои братья, я не хочу ничего другого и ничего лучшего, чем быть с ними сейчас. Это часто тяготит нас, и тогда всё, что мы делаем, кажется нам настолько излишним, иногда даже жизненные вопросы нашей церкви, за которые мы боролись до сих пор, кажутся неактуальными перед лицом событий в большом мире. Мы думаем, что всё должно вдруг стать совсем другим, что мы должны оставить всё прошлое позади и начать всё сначала. Кто бы этого не хотел понять? И тем не менее, дорогие братья, которых ещё не призвали, теперь зависит от нас, чтобы мы не пренебрегали благодатью, которую Бог дал нам до сих пор, чтобы мы не презирали своего служения теперь, но научились чтить и любить эти дни. Мы называемся служителями Евангелия и пасторами церкви, и пока мы таковыми являемся, Бог спросит нас только об одном: не пострадало ли по нашей вине хотя бы на миг служение Его церкви, не навредили ли Его Церкви и братьям, которых он дал нам, не пренебрегли ли ими даже на мгновение?

Нам по-прежнему позволено проповедовать, и поэтому мы хотим продолжать проповедовать с чистой совестью и быть верными пасторами, которые не отрекаются от Церкви даже в трудные времена. Мы знаем, что Бог требует от нас этого служения сегодня и что, делая это, мы совершаем величайшее служение, которое только можно сделать для Бога и ближних. Мы спрашиваем не о том, каким может быть наш ум сегодня или завтра, но о том, каково наше призвание. Давайте не будем роптать и грешить из-за этого, но будем радоваться нашему призванию и служить Богу.

Писание дня и текст поучения, которые выпали нам 1 сентября, были достаточно неожиданными и обнадёживающими: «Взывайте к Господу, пока Он рядом, зовите Его, пока Он близко!» (Ис. 55:6), «Вот теперь время благоприятное, вот теперь день спасения» (2 Кор. 6:[2]). О чём это говорит, кроме того что «пришёл час Божий, пора для обращения и молитвы, настал день благой вести, жатва слова Божия будет больше, чем жатва смерти, победа принадлежит не миру, а Богу». Если мы действительно верим в это, тогда мы можем помочь и себе, и нашим собраниям.

Мы проповедники оправдания только по благодати. Что это значит сегодня? Это просто означает, что мы больше не отождествляем человеческие пути и цели с путями и целями Бога. Бог выше всех человеческих планов и дел. Всё подлежит суду Божьему. Кто уклоняется от этого суда Божия, тот должен умереть, а кто покорится ему, тот будет жить; ибо быть судимым Богом означает обрести благодать к жизни. Он судит по милости, смиряет, чтобы возвысить. Только смиренным это удастся. Бог не подтверждает человеческие поступки, но перечёркивает их крестом, возвышая наш взор к Своему милосердию. Пресекая наши пути, Бог приходит к нам и говорит нам Своё милостивое «да», но только через крест Иисуса Христа. Он воздвиг этот Крест на земле; возвращая нас кресту земли с её трудами и заботами, Он вновь вверяет нас земле и людям, которые на ней живут, действуют, борются и страдают. «Итак, укрепляйся, сын мой, благодатью во Христе Иисусе» (2 Тим. 2:1), «мужайся, будь мужем и жди служения Господу, Богу твоему» (3 Цар. 2:1,  2[е]).

Не знаю, переживём ли мы и на этот раз обсуждение вопроса теодицеи так же мучительно, как во время прошлой войны. Мне кажется, что здесь что-то изменилось. Сегодняшние христиане, вероятно, больше знают о библейском приговоре миру и истории, так что, возможно, текущие события не бросают вызов их вере, а укрепляют её. Нехристиане слишком далеки от вопроса о праведности личностного Бога, чтобы он их подавлял. Тем не менее под гнётом событий вопрос не будет полностью отсутствовать ни здесь, ни там, и, подобно автору 42-го псалма, нам часто придётся слышать: «Где теперь Бог твой?» (Пс. 41:4). Правда ли, что Бог молчит? Это верно только для тех, чей бог является богом его собственных идеалов и мыслей. Ему нужно будет рассказать библейское слово о силе и величии Творца и Господа всего сущего. «Кто может сказать, что это делается без повеления Господа и что добро и зло не исходят из уст Всевышнего?» (Плач Иеремии 3:37 и далее). «Я создаю свет и творю тьму, посылаю благоденствие и творю беду. Всё это делаю Я, Господь!» (Ис. 45:6, 7). «Придёт ли в город беда, если Господь не пошлёт ее?» (Амос 3:6). Этот Бог, напоивший народы из Своей чаши гнева и соединивший их (Иеремия 25:15), есть Отец Господа нашего Иисуса Христа, Чьё разуменье глубоко и Чья мудрость велика! (Ис. 28,29). Бог молчит? Нет, он говорит немым языком о Своей устрашающей силе и славе, чтобы мы могли стать малыми и смиренными и поклоняться Ему одному. Из чистой благодати он также говорит ясным, внятным языком о своём милосердии и своих добрых делах детям человеческим устами Иисуса Христа, в Котором мы имеем всемогущего Бога как нашего любящего Отца. «Свят, свят, свят Господь Саваоф; вся земля полна славы Его» (Исайя 6:3).

Вот почему наши сердца и наш взгляд не могут быть пойманы и изгнаны повседневными событиями, как бы внимательно мы за ними ни следили. Мы ищем и находим Господа Бога и с благоговением созерцаем Его дела. Мы ищем и находим Господа нашего Иисуса Христа и твёрдо верим в Его победу и славу Его церкви. Мы ищем и находим Бога, Святого Духа, благодаря которому Его Слово имеет над нами власть, большую, чем мир мог бы иметь над нами. И мы молимся о том, чтобы труд триединого Бога был вскоре завершён.

Смерть снова ступает среди нас, и, хотим мы этого или нет, мы должны беспокоиться об этом. В последнее время для меня стали важными две вещи: смерть вне нас и внутри нас. Смерть извне – это страшный враг, который приходит к нам, когда хочет. Она – мрачный жнец, от удара которого опадает цветок. Она направляет пулю так, чтобы та попала. Мы ничего не можем сделать против неё, ибо она «имеет власть от Бога Всевышнего». Это смерть всего рода человеческого, гнев Божий и конец всей жизни. Но другое дело – смерть внутри нас, это наша собственная смерть. Она тоже присутствует в нашей жизни с момента падения Адама. Но она принадлежит нам. Мы ежедневно умираем в Иисусе Христе или избегаем этого. Эта смерть имеет некоторое отношение к любви ко Христу и к людям. Мы умираем, если сердцем любим Христа и братьев; ведь любить значит отдавать себя полностью тому, кого любишь. Эта смерть есть благодать и исполнение жизни. Что мы умираем этой смертью, что она дана нам, что смерть встречает нас извне только тогда, когда мы готовы к ней своей собственной смертью, – это может быть нашей молитвой; тогда наша смерть на самом деле является лишь переходом к более полной любви к Богу.

Когда вокруг нас свирепствуют раздоры и смерть, мы призваны не только словом и мыслью, но и делом свидетельствовать о любви Божией и мире Божием. Прочитайте Иакова 4:1! Каждый день мы хотим спросить себя, где мы можем свидетельствовать делами о Царстве, в котором царят любовь и мир. Только из мира между двумя и тремя может вырасти великий мир, на который мы надеемся. Покончим со всякой ненавистью, недоверием, завистью, разногласиями везде, где только сможем. «Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божьими».

Вот уже несколько недель, как я вернулся из поездки. У Фрица позавчера была свадьба. Летний труд был очень приятным. Я хотел бы отправить вам отчёт о поездке, но он оказался слишком длинным, и я не знаю, как сделать его доступным для вас. Всё это, конечно, уже далеко позади.

Я вспоминаю о вас и ваших трудах в молитве. Бог защитит и благословит вас, ваши дома и ваши общины. Он даёт нам всем Свой мир.

Приветствую вас верный вам

Дитрих Бонхёффер

Бонхёффер. 1939-10-08. Письмо родственникам финкенвальдских братьев, призванных в армию 

Дитрих Бонхёффер. Фото: dietrich-bonhoeffer.net
Дитрих Бонхёффер. Фото: dietrich-bonhoeffer.net

Уважаемые, дорогие друзья!

Могу ли я обратиться сегодня к вам как к родителям, братьям, сёстрам и жёнам наших братьев, которые сейчас на полях сражений? Как бывший наставник вашего сына, вашего мужа, я считаю своим братским долгом по отношению к нему написать слово не только ему, но и вам  как его ближайшему родственнику. В то же время я хотел бы сделать это в интересах всех тех, кто благодаря совместному труду всегда чувствует братскую связь с ним. Даже если мы почти не знаем друг друга, нас объединяет ежедневное воспоминание о том, для кого мы можем сделать так мало сейчас и кого мы должны всецело передать милости Божьей.

Нам – тем, кто всё ещё несёт церковное служение в тылу – часто бывает трудно осознавать, что наши братья там, на фронте, и мы не можем разделить с ними всё, через что им приходится проходить. Но когда мы потом читаем в их письмах, что они счастливы в мыслях о каждом, кто ещё может в это время совершить служение, нужное сегодня в общине, то мы снова совершаем это служение с большей радостью и большей серьёзностью. Это то самое служение, в которое наши братья на фронте надеются вскоре вернуться и через которое мы связаны с ними.

Когда мы размышляем о жизни молодых пасторов, которые сейчас находятся на войне, мы тронуты мыслью о том, какой тяжёлой борьбой была их жизнь до сих пор. Это нелёгкая жизнь, но это жизнь, которую – как знаем мы и знают они – стоит прожить. Мы не должны чувствовать жалость к этим молодым пасторам; но мы должны быть опорой, бороться и страдать вместе с ними там, где только можем. Нигде мир, который они когда-либо обретали в Иисусе Христе, не был более чудесным и видимым, чем посреди битвы. Но тот, кто нашёл этот покой, счастлив, что бы с ним ни случилось.

За последние несколько недель я получил много писем с фронта. Ни в одном из них не было ни слова о жалобах на личное самочувствие. Но всех их объединяет две вещи: надежда проявить себя христианами на войне и тем самым помочь своим товарищам и желание проповедовать в родной общине. Снова и снова наши братья на фронте просят и увещевают нас сделать для них то, на что им часто не хватает времени и покоя, а именно молиться за них и их веру, за их семьи, родителей, жён, детей и их общины. Мы не хотим оставить эту просьбу неуслышанной.

В эти месяцы за вашего сына, вашего мужа, вашего брата непрестанно ходатайствует большой круг христиан, собратьев и членов общины. Мы не раз слышали, что это заступничество становится для них подспорьем в тяжёлые часы. Это сам Бог делает молитву церкви той силой, которая способна укрепить наших братьев. Об этом знают все те, кто связан между собой ходатайственной молитвой. Но мы хотим включить в нашу молитву и других, неизвестных нам, которые сейчас находятся вместе с нашими братьями и, возможно, не имеют человека, который мог бы помолиться о них. Кто из нас знает, сколько раз в своей жизни он был сохранён молитвой неизвестного! Но не только мы, но и вся Церковь Иисуса Христа молитвенно поддерживает наших братьев как своих верных служителей, за которых она благодарит Бога и чьё служение понадобится ей в будущем. Это может быть для нас большим утешением.

Но, пожалуй, самое важное для нас – это знать, что наши братья вышли хорошо подготовленными Божьим Словом. Они смотрят в будущее как ответственные христиане и знают, что тем, кто любит Бога, всё должно служить к лучшему. Таким образом, мы не хотим обременять их своими заботами и не хотим усложнять им испытание их веры. Скорее мы хотим научиться у них доверять все заботы Тому, Кто Один может и будет заботиться.

Наконец, могу ли я попросить вас написать мне, если я могу что-нибудь сделать для вашего сына, вашего мужа; и я считаю, что это в соответствии с духом наших братьев, если я попрошу вас сообщить мне, могу ли я быть чем-то полезен вам в это время.

Дай Бог всем нам его мира. 

Искренне ваш Дитрих Бонхёффер

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ