Гражданину Минину и князю Пожарскому благодарная Россия

Анастасия Мартынова специально для «Стола» разбиралась с русским народным единством на примере памятника

Отреставрированный памятник Кузьме Минину и Дмитрию Пожарскому на Красной площади. Фото: Зыков Кирилл / АГН

Отреставрированный памятник Кузьме Минину и Дмитрию Пожарскому на Красной площади. Фото: Зыков Кирилл / АГН "Москва"

Фото: Зыков Кирилл / АГН "Москва"


Официально День народного единства – возрождённый государственный праздник, учрежденный в 1649 году указом царя Алексея Михайловича. Но критические умы по сей день задаются вопросами: а было ли то, что мы празднуем? Минин и Пожарский народные или исторические герои? Однако бесспорно то, что в страшные годы смуты нижегородцы сыграли особую роль в истории России. 

В то время прервалась династия Рюриковичей и один за другим появлялись фальшивые правители, именующие себя воскресшими царевичами Дмитриями. В 1611 году поляки захватили российский престол, чтобы навязать своего царевича Владислава. После этого староста и лавочник Козьма Минин и воевода Дмитрий Пожарский начали собирать ополчение для освобождения Москвы. Добравшись до города, они выбили поляков из столицы, затем созвали Земский собор и избрали на царствие Михаила Романова. 

Из современников о Втором народном ополчении писали многие. Важные сведения приведены в Новом и Пискарёвском летописцах, а также у Авраамия Палицына в «Сказании». В середине XVII века троицкий келарь Симон Азарьев по поручению царя Алексея Михайловича подготовил к печати «Житие преподобного Сергия» Епифания Премудрого.  Под цифрой девять была глава: «О явлении чудотворца Сергия Козьме Минину и о собирании ратных людей для освобождения государства». В XVIII веке о Пожарском и Минине писали мало. В произведении «Пётр Великий» (1760) Михаил Ломоносов упоминает о Пожарском. В 1764 году он подготовил «Идеи для живописных картин из российской истории». Из двадцати пяти тем три посвящены Минину и Пожарскому. В 1799 году Николай Ильинский публикует «Описание жизни и бессмертного подвига славного мужа Нижегородского купца Козьмы Минина: выбранное из исторических преданий», в том же году выходит из печати анонимное произведение «Житие Франца Яковлевича Лефорта, Российского генерала, и Описание жизни нижегородского купца Козьмы Минина». В 1798 году М. Херасков опубликовал драму «Освобождённая Москва», где среди главных героев Минин и Пожарский. В 1806 году выходит в свет произведение Гавриила Державина «Пожарский, или Освобождение Москвы». Затем появляются поэма Сергея Глинки «Пожарский и Минин, или Пожертвования россиян», трагедия «Минин» (1809), поэма Ширинского-Шихматова «Пожарский, Минин, Гермоген, или Спасённая Россия» (1807) и так далее. 

Говоря об историках первой половины XIX века, следует сказать, что Минин целиком, а Пожарский – по большей части принадлежат к «посткарамзинскому» периоду. Карамзин ушёл из жизни, доведя «Историю государства Российского» до убийства Ляпунова, но «Записка о древней и новой России» (1811) содержит оценку: историк называет Минина и Пожарского спасителями Отечества.

Если спросить сегодня любого россиянина, где находится первый крупный скульптурный монумент в Москве «Памятник Минину и Пожарскому», он уверенно ответит: на Красной площади. Но о том, что в исторической части Нижнего Новгорода на площади Народного единства, под стенами Кремля, возле церкви Рождества Иоанна Предтечи установлена точная копия московского памятника работы Ивана Мартоса, знают немногие. При этом всего в четырёхстах метрах от него находится обелиск Минину и Пожарскому. Три достопримечательности тесно связаны между собой. 

Площадь Народного Единства и памятник Минину и Пожарскому в Нижнем Новгороде. Фото: Алексей Трефилов / Wikipedia
Площадь Народного Единства и памятник Минину и Пожарскому в Нижнем Новгороде. Фото: Алексей Трефилов / Wikipedia

Московский вариант появился на главной площади столицы в 1818 году, обелиск десятилетием позже, а нижегородская копия заняла своё место в 2005 году. Знаменитая надпись на прославленном памятнике Мартоса на Красной площади, выбитая золотистыми буквами по красному граниту, гласит: «Гражданину Минину и князю Пожарскому благодарная Россия. Лета 1818». Изначально архитектор Бетанкур предложил разместить памятник в нижегородском кремле, но проект попался на глаза Николаю Второму, который захотел оставить в столице настолько приглянувшуюся скульптуру. В 1910-х годах планировалось установить памятник Минину и Пожарскому, но из-за начала революционных событий его не успели завершить, а из материала, который подготовили, был создан памятник «Жертвам революции 1905 года» и затем установлен на площади Свободы. С тех пор Нижний Новгород не имел памятника Минину и Пожарскому до 1943 года, когда на главной площади города – площади Минина и Пожарского появился бетонный Минин с протянутой рукой. Он был призван вдохновлять уходивших на фронт горьковчан. Новый, более основательный памятник поставили в начале 90-х годов и сразу прозвали «оперным певцом» за характерную позу. 

В наши дни устранить историческую несправедливость помог знаменитый Зураб Церетели. В 2004 году мэр Москвы Юрий Лужков предложил Церетели создать копию памятника. 4 ноября 2005 года состоялось его торжественное открытие на новой площади Нижнего Новгорода – Народного единства (с советского времени и до 2005 года площадь имела название Скоба из-за расположенного рядом дома в виде скобы). Выбор места оказался неслучайным. Отсюда началось народное ополчение 1611 года. К слову, нижегородский монумент на пять сантиметров меньше оригинала, а в надписи на пьедестале нет «Лета 1818».

Идея об установке памятника героям освободительного ополчения возникла в 1802 году, когда петербургская Академия художеств предложила студентам в качестве рабочей темы подвиг Минина и Пожарского. В 1808 году объявили конкурс на лучший проект, в котором приняли участие крупнейшие русские скульпторы: С. Пименов, В. Демут-Малиновский, И. Прокофьев, Ф. Щедрин. 

Иван Мартос для проекта сформулировал следующее: «…Наше Отечество воздвигает немало памятников таким редкостным мужам, таким бессмертным героям, чья любовь к Отечеству повергла бы в изумление Рим и Грецию. Кто из прославленных героев древности превзошёл мужеством Минина и Пожарского? Пётр Великий посетил могилу Минина и воздал должное праху сего великого мужа, назвав его освободителем Руси. В то злосчастное время, когда вероломные поляки вторглись в пределы российского государства и даже завладели самим Кремлём, когда все старания освободить страну от этого позорного ига оставались тщетными и все силы были скованы успехами иноземных насильников, тогда Козьма Минин возымел великое намерение спасти Отечество на самом краю гибели. Он преодолел все препятствия, пожертвовал всем своим достоянием на общее благо, могучим призывом своего сердца поднял упавший дух своих сограждан, с живостью изобразил им бедствия Отечества и своим неотразимым примером воспламенил во всех мужественную жажду освобождения…».

К слову, скульптор Мартос почти двадцать лет создавал преимущественно надгробия – как барельефы, так и круглые скульптуры. Молва твердила, что Мартос «заставил мрамор плакать».

Пресса ярко откликнулась на проект памятника Минину и Пожарскому, журналы публиковали восторженные отзывы: «Но гений Мартоса, всех счастливее и по изящнейшему произведению своему всех превосходнее, изобразил памятник Спасителям России. Проект его удостоен Высочайшего одобрения…».

Портрет Ивана Мартоса кисти А. Г. Варнека. Фото: Музей Российской академии художеств
Портрет Ивана Мартоса кисти А. Г. Варнека. Фото: Музей Российской академии художеств

Когда был издан императорский указ о сборе средств для возведения памятника, по стране рассылались гравюры с изображением проекта, «дабы оный был известен всем россиянам». Нужную сумму удалось собрать к 1812 году. Сам автор комментировал идею памятника так: «Минин устремляется на спасение Отечества, схватывает своей правой рукой руку Пожарского – в знак их единомыслия – и левой рукой показывает ему Москву на краю гибели». Исследователи обращают внимание на то, как скульптор, приверженец античных традиций, смог воссоздать русские образы. На щите Пожарского изображен Спас, а в античной тунике Минина просматриваются черты русской рубахи. На постаменте два барельефа – «изгнание поляков» и «нижегородские граждане». Существует мнение, что на лицевой стороне барельефа среди мужских фигур можно отыскать Мартоса с двумя сыновьями. 

Открытие памятника 20 февраля 1818 года имело широчайший резонанс. Но знаменитый современник тех событий Александр Пушкин критично отнёсся к формулировке, сделанной автором изваяния над барельефом: «Надпись Гражданину Минину, конечно, не удовлетворительна: он для нас или мещанин Косма Минин по прозванию Сухорукой, или думный дворянин Косма Минич Сухорукой, или, наконец, Кузьма Минин, выборный человек от всего Московского государства, как назван он в грамоте о избрании Михаила Фёдоровича Романова. Всё это не худо было бы знать, так же как имя и отчество князя Пожарского». 

В начале 1870-х годов президент Академии художеств великий князь Владимир Александрович предложил художникам отразить во всех видах изобразительного искусства тематику создания памятника. Подготовительный этап к картине «Минин на площади Нижнего Новгорода, призывающий народ к пожертвованиям» (1894–1896) художник Константин Маковский осуществил в работе с архивными документами Нижнего Новгорода. Одноимённый увеличенный вариант («Воззвание Минина», 1896) сегодня находится в собрании Нижегородского государственного художественного музея. Произведение стало самым крупным в России станковым историческим полотном. В качестве центра композиции живописец выбрал запоминающийся по силе эмоционального воздействия вид Ивановского съезда. Именно поднимаясь по нему, постепенно нарастает в масштабе и предстаёт в своём величии Торговая площадь, где в 1611 году происходило выступление Минина перед народом. 

Среди других произведений искусства интересны часы, изготовленные на петербургской бронзолитейной фабрике Ивана Дипнера, имевшего звание Поставщика Его Императорского Величества, в основе композиции которых скульптурная группа «Минин и Пожарский». В 1820 году промышленник и меценат Николай Демидов заказал модель часов, воспроизводящую популярный памятник, парижской фирме Пьера-Филиппа Томира, выполнившей первые шесть экземпляров. Ну а с конца 1820-х годов часы стали тиражироваться российскими фабриками.

Сегодня трудно себе представить, чтобы открытие памятника стало такой мощной всенародной акцией. Любопытно, что сбор средств закончился в год Великой войны 1812 года. Может быть, в истории появится случай, когда такой подъём станет не следствием войны и смуты, но наоборот, предотвратит катастрофу? 

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ