Не нарожают

Власти называют улучшение демографической ситуации в России первостепенной задачей, но последствия коронавируса вкупе с санкциями и частичной мобилизацией подрывают любые попытки стимулировать рождаемость

Фото: Авилов Александр / АГН

Фото: Авилов Александр / АГН "Москва"

Фото: Авилов Александр / АГН "Москва"


Синергия этих факторов позволяет утверждать, что «бабы», вопреки расхожему мему про «ещё нарожают», в ближайшие годы как раз не нарожают. И демографы объясняют, почему

Так себе праздник

В преддверии Дня матери, который отмечается в России в последнее воскресенье ноября, и памятуя пышные (в этом году особенно) празднования Дня отца в октябре, невольно задумываешься о семье, о рождаемости, о демографической ситуации в стране в целом. Ведь в 2022 году относительно новый для страны праздник (утверждён в 2021 году) «выстрелил» на редкость парадоксально.

В конце сентября президент объявил о частичной мобилизации (то есть, по сути, предупредил об уходе сотен тысяч молодых мужчин из семей), а 16 октября в детских садах и школах, на городских шоу-площадках, в ДК и библиотеках проходили массовые мероприятия в честь пап. Совет отцов Москвы вместе с Департаментом образования призвали все школы провести «разговоры о важном» в формате встреч с папами «Мужской разговор». 

Временный пункт мобилизации на ВДНХ. Фото: Киселев Сергей / АГН "Москва"
Временный пункт мобилизации на ВДНХ. Фото: Киселев Сергей / АГН "Москва"

При этом, по данным ВЦИОМ, осведомлённость о празднике есть лишь у 54% населения страны, из которых самих виновников торжества чуть больше 40%. По сути, сегодня в РФ это женский праздник. Это подтверждают и исследования Brand Analytics: в соцсетях большинство постов благодарности папам размещали не дети, а именно жёны или партнёрши (женщины в возрасте 35+), а из 3,7 млн реакций (лайков, комментариев и репостов) большинство принадлежали людям старше 55 лет. Всё это говорит о том, что молодые женщины детородного возраста не готовы превозносить идею отцовства в период, когда перспективы рождаемости максимально туманны.

Что было

Демографическая ситуация в России стала плачевной не в одночасье. Последние десять лет количество женщин репродуктивного возраста (15–50 лет) стабильно снижалось. При этом важно понимать, что ключевая группа активно рожающих женщин – это всё-таки девушки 20–29 лет (именно на них приходится более 45% всех рождений). По данным Росстата, за последние пять лет их стало на 20% меньше: с 9 млн в 2017 году до 7,2 млн в 2021-м.

Есть и другой показатель – суммарный коэффициент рождаемости (сколько детей в среднем по стране приходится на одну женщину). Эксперты знают, что  для поддержания стабильности населения без миграции коэффициент рождаемости должен быть не менее 2, а в РФ в 2020–2021 годах он составлял 1,5. С учётом всех негативных факторов к 2024 году показатель может снизиться до 1,3, а абсолютное число рождений – на 13–14% относительно 2021 года (по другим данным, на 8–9%). И это самые низкие показатели, которые последний раз были зафиксированы в нашей стране в 90-е годы.

Таким образом, ещё до 2022 года ситуация с рождаемостью в России была неблагоприятная, а теперь в игру вступили новые факторы, прямо и косвенно влияющие на готовность женщин планировать детей.

Что есть

Мобилизация стала острым поводом для обсуждений самых разных сфер жизни, и демография, по понятным причинам, оказалась одной из них. Не нужно быть специалистом, чтобы понять всеобщую обеспокоенность: в памяти поколений всколыхнулись воспоминания военного и послевоенного быта СССР, когда женщины заменяли мужчин на производстве и воспитывая детей без отцов. Сейчас мы видим не буквальное, но всё же повторение картины, и дело не только в мобилизации.

Да, только по официальным данным на фронт призвали более 300 тыс. человек. У многих эта цифра вызывает сомнения. К примеру, «Медиазона» (внесена Минюстом РФ в реестр СМИ-иноагентов) подсчитала количество срочных свадеб (допускаются день в день в ситуации «особых обстоятельств», к каким относится и получение повестки) и выяснила, что по этим данным призвано было более 490 тыс. человек. И многие из этих потенциальных отцов не вернутся домой, что станет одним из факторов сокращения рождаемости. Но есть и другие. Например, эмиграция.

По данным Росстата, в первом полугодии 2022 года из России без планов вернуться в ближайшее время выехали почти 420 тыс. человек, и это вдвое больше, чем за аналогичный период прошлого года. Большинство уезжающих – это материально обеспеченные молодые люди, как отмечает команда социологов OK Rusians: около 45% – работники IT-индустрии, 16% – из сферы искусства и культуры, 16% – менеджеры, 14% – учёные и преподаватели, 8% – журналисты, то есть потенциальные осознанные родители, которые вынуждены пересматривать свои планы на жизнь в сложившихся обстоятельствах.

Председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов, рассуждая о мужских потерях в стране, пытается сгладить впечатление: «Допустим, несколько сотен тысяч мужчин (айтишников или тех, кто боится мобилизации) уехали за границу. Но это никак не скажется на демографии, потому что они, вероятнее всего, просто и не собирались заводить детей».

Он переводит разговор на другой фактор, снизивший рождаемость в стране: «За два года, прошедших под знаком ковида (то есть 2020-й и 2021-й), избыточная смертность в России составила ровно 1 млн человек. Вы можете себе представить? И об этом вообще нет даже разговоров! <…> На фоне этого миллиона смертей обсуждать демографические последствия военных потерь, на мой взгляд, просто несерьёзно. Не из неуважения к этим потерям – упаси бог! – а просто с точки зрения цифр». 

Обсервационный центр для больных COVID-19 в легкой форме в конгрессно-выставочном центре «Сокольники». Фото: Денис Гришкин / АГН "Москва"
Обсервационный центр для больных COVID-19 в легкой форме в конгрессно-выставочном центре «Сокольники». Фото: Денис Гришкин / АГН "Москва"

Только вот мировая статистика показывает, что от ковида умирает 80% людей старше 60 лет, и лишь половина из них – мужчины. То есть речь не идёт о людях призывного возраста, о материально обеспеченных молодых мужчинах. Крупнов говорит, что «попытки увязать спецоперацию и демографию некорректны», но его коллега – независимый демограф Алексей Ракша – напоминает: «Мужчины, как правило, становятся отцами в возрасте от 21 до 45 лет».

Мужчин в этой возрастной группе в России 25 млн, то есть официально из них призвано, а по факту можно ждать 1–1,5%. «Эти колебания незначительно влияют на рождаемость. Однако если прибавить сюда уехавших и страны или из своего региона, то влияние окажется более весомым, – до 5%», – продолжает Ракша.

«Даже если отталкиваться от самых консервативных оценок, получается, что суммарные человеческие потери России от мобилизации и эмиграции составляют около 600 тыс. человек – население среднего областного центра, – констатирует он. – Большинство из этих людей составляют мужчины призывного возраста (от 20 до 40–45 лет), то есть наиболее активная на рынке труда социально-демографическая группа».

Впрочем, дело не только в том, что мужчины уходят на «линию огня» или уезжают из страны. Ситуацию усугубляет, например, то, что освободившиеся рабочие места кто-то должен восполнять. Отчасти это выпадает на долю мигрантов, но во многом мужчин в офисах и на производствах заменяют как раз женщины. А ситуация на рынке труда – тоже фактор, влияющий на рождаемость (чем выше занятость женщины – тем ниже стремление завести ребёнка, особенно если в семье нет мужчины, а экономическая ситуация нестабильна).

К тому же, как отмечает Ракша, на фоне мобилизации может возрасти процент суицида и алкоголизма: «Когда у вас общественной религией становится героизм, то мужская смертность начинает зашкаливать. В основном за счёт алкоголизма. В мирной жизни места подвигу нет, поэтому начинаются подвиги алкогольные». А это тоже не способствует благополучию в семьях и стремлению родить ребёнка.

Что будет

Изначальные неблагоприятные предпосылки, а также новые факторы – мобилизация, санкции (и вследствие них ухудшение финансового положения и покупательной способности населения), общая тревожность, сузившийся (вплоть до исчезновения) горизонт планирования и полное отсутствие уверенности в завтрашнем дне – все вместе создают удивительно прочный (в текущей-то зыбкой реальности) фундамент для снижения рождаемости.

«Большое влияние может иметь сама по себе новость о мобилизации. Это событие несёт сильный психологический эффект. Я прогнозирую, что происходящее вызовет резкий спад рождаемости, – говорит Ракша. – Я думаю, что к 2024 году рождаемость снизится минимум на десять процентов от уровня 2022 года».

Школа для будущих отцов в родильном доме при городской клинической больнице им. В.Виноградова. Фото: Авилов Александр / АГН "Москва"
Школа для будущих отцов в родильном доме при городской клинической больнице им. В.Виноградова. Фото: Авилов Александр / АГН "Москва"

«Главный удар по рождаемости будет косвенным, потому что в результате у большинства семей будет полностью разрушен горизонт планирования, – уверен научный сотрудник международной лаборатории демографии и человеческого капитала Института Гайдара Игорь Ефремов. – Причём воздействие будет тем сильнее, чем дольше продлится мобилизация». 

С коллегами солидарен и заведующий международной лабораторией исследований населения и здоровья НИУ ВШЭ Евгений Андреев: «В современном мире рождаемость регулируемая: женщина рожает, когда она хочет. В ситуации кризиса большинство из них либо откладывают рождение ребёнка, либо отказываются вообще от этой перспективы. То же самое происходило в 1990-х годах: из-за ухудшения экономической ситуации более образованные и более благополучные женщины перестали рожать. Поэтому надеяться, что к 2024 году рождаемость не снизится, сложно».

Аналогичного мнения придерживается и директор Научно-образовательного центра социального развития РАНХиГС Любовь Храпылина: «Действительно, вполне разумно прогнозировать уменьшение числа рождённых детей на промежутке до 2024 года. Естественный прирост тоже, скорее всего, будет отрицательным».

С учётом всего сказанного кажется, что и грядущий в конце месяца День матери в этом году будет практически таким же парадоксальным, если не сказать лицемерным, как и октябрьский День отца. По всей стране будут звучать гимны материнству и слова благодарности за их социальный подвиг, но за скобками, как всегда, останется то, что подвигом он стал ровно потому, что давать жизнь детям в текущих обстоятельствах – действительно героизм.

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ