«Поклон к Ивану от Ослицы, купи оленьи рукавицы»

Берестяные грамоты – самые задушевные послания, которые мы получили от предков. Археологи начали их находить в сырой почве Новгорода ещё в середине прошлого века. И теперь каждый год мы получаем новую порцию голосов, доходящих из прошлого. Деловые, любовные, военные, детские, нацарапанные писалом на хрупкой бересте. В 2022 году в Вологде нашли пару берестяных изделий. На одном из них нацарапано матерное слово из пяти букв. Что хотел сказать автор? Как наше слово отзывается в вечности? Напишем глупость – и она пройдёт через небытие к таким же людям. Станет ли этим людям радостно, хорошо? А если напишем хорошее?

Новгородская грамота 109 от Жизномира к Микуле. Фото: общественное достояние

Новгородская грамота 109 от Жизномира к Микуле. Фото: общественное достояние

В 2022 году археологическая экспедиция Института археологии РАН подарила нам  15 новых берестяных грамот. 13 – из древнейших районов Великого Новгорода: Нервенского конца (территория бывшего мёдопивоваренного завода «Богемия»), Людина (Редятинский раскоп) и Славинского (Иоанновский раскоп). Два документа нашли в Старой Руссе. Они датируются второй половиной XII – XV веками. О них рассказал лингвист Института славяноведения РАН Алексей Гиппиус. По русской традиции, разделим полученные новости на хорошие и плохие. Начнём, конечно, с плохих: с нищеты, долгов и драм.

Грамота № 1144 второй половины XII века с раскопа по ул. Великой  уникальна тем, что найдена 22 декабря 2021 года – до этого случая зимой грамоты не находили. Так вышло, что в это время в городе, на месте усадьбы зажиточного новгородца, строились очистные сооружения, и нашёлся текст, сохранившийся целиком:

отъ борицк грамота къ добро⸗

ши на коликѣ хоцеши въдати отрокъ

а въспиши ми грамота

Читаем: Боричка, который забыл процарапать последнюю букву своего имени, просит Доброшу написать, сколько будет стоить услуга отрока. Отроком в грамотах обычно называли сборщиков долгов или судебных исправников, то есть средневековых коллекторов.

О том, кто сколько должен, писано и в грамоте № 1146. Это списки людей с указанием натурального и денежного сбора:

…(кор|об)[иi] ржи на петрѣ на[в](аси)⸗

левѣ на велицковѣ ру[бль]

на смонкѣ на захарьiнѣ [за]

мхомъ полътора рублѧ на на⸗

умѣ на курилови полътора р⸗

ублѧ на молвот[и](цехъ)

На Петре Васильеве – рубль, на Семёнке Захарьине – полтора рубля, на Науме Кирилове – полтора рубля. Деньги немалые. Впрочем, здесь самое для нас интересное – топонимы. Древнее поселение Молвотицы и сейчас существует в Новгородской области. Неподалеку находится и Замошье, встречающееся в писцовых книгах.

Алексей Гиппиус. Фото: inslav.ru
Алексей Гиппиус. Фото: inslav.ru

Трудно сказать, по силам ли было Семёнке Захарьину уплатить полтора рубля. Авторам грамоты № 1155, написанной позже на триста лет, в конце XV века, точно жилось плохо:

… а намъ ꙩспо[д]ене дать силѣ нѣтъ. а

… (сво)[е]му ꙩсподарю мно[к]о целомь бьѥ

Это фрагмент челобитной: «А нам, господин, дать силы нет». То есть крестьяне переживали трудные времена, не имея возможности что-то прислать на требование господина. Текст заканчивается челобитьем «господарю» – таким усиленным обращением, которое обычно встречается в текстах более высокого ранга.

Одна из самых сложных  в расшифровке грамот сезона – № 1151. Ее нашли на Софийской стороне, Редятинском раскопе, замечательном тем, что здесь раскопали целую улицу, за лето пройдя путь от XV века до XI. От документа ранней берестяной письменности конца XII – начала XII века сохранилась только половина. Вот что удалось реконструировать:

+ ѡ : волиле ко ста[в]…

шеле есте из города …

водавоше а вамо б…

тикоу во г[роде да] …

ваше с…

мне коун- …

коуне : во…

Сообщение начинается с креста – письменного аналога крестного знамения, которым себя осенял автор перед ответственном делом. Дальше, по версии Алексея Гиппиуса, Волила пишет Ставру примерно следующее: «Вы ушли из города, не заплатив денег. А вам надо было это сделать». Речь может идти о ситуации, когда сына Ставра бросили в долговую яму за долги. Родители должны были его выкупить, но не сделали этого. Обычно такие тексты заканчиваются угрозами.

Хочется думать, что дело сына Ставра благополучно уладилось. И разрешилась таинственная ситуация из обрывка грамоты № 53, которую нашли участники Старорусской археологической экспедиции Новгородского государственного университета:

…[въ]земи вох[ѣ] к(оунѣ) …

Документ конца XII – начала XIII века можно прочесть: «Возьми всё» или «Возьми всех». Гиппиус предполагает, что изначально могло быть написано «возьми вхе куне», то есть все деньги.

Самая главная грамота сезона – № 1153 – сюжет детектива, который развернулся на Торговой стороне Великого Новгорода в XIII веке:

поклоно ѿ жены ко борисоу боу[ди] семо (ко)

зарокоу на воздвижение ажь ты не боуши [си]

жоноу и дети {к}кнѧжь поiмало а выроуцило <ме>не зѧт[е]

i лазаре i глебо i зароко оуцинили боуди сьм[о]

на обороте:

iли не а кнѧже молви тако ѧ срѧжоу а оуме[н]⸗

                                     ша

Поклон от жены к Борису. Дальше идет просьба или требование вернуться к сроку до Воздвиженья. В третьей строке – жену и детей захватил князь или княжий человек. Их освободили, то есть взяли на поруки Нежата, Лазарь и Глеб. На обороте читаем: «Я сряжу а уменьша». Все это значит, что Борис совершил тяжкое преступление, скорее всего неспровоцированное убийство, и бежал в немецкий двор, где грамоту и нашли. Жену и детей Бориса князь схватил и по Русской правде мог обратить в холопы. Но за несчастных вступились родственники, взяв на поруки. Борису назначили время явки в суд, пообещав уменьшить наказание. «Здесь самое интересное, почему Борис прячется именно на немецком дворе, – говорит Алексей Гиппиус. – У меня даже есть версия, почему именно этот Борис прячется там, но я её смогу озвучить, только если подтвердится, что документ датируется 60-ми годами XIII века. Это крайне интересное время, когда у Ярослава Ярославича  происходит конфликт с Немецким двором. Он этот двор затворяет, и ему потом предъявляют претензии. Возможно, в контексте исторических событий стоит рассматривать наш документ». К слову, раскопки на Немецком дворе в конце сезона-2022 увенчались большим успехом. Нашли самую восточную торговую контору Ганзы. Работы в этом квартале продолжатся в 2023 году с целью найти северную границу Немецкого двора.

Лосось – Степаниде

Не одними горестями жил Великий Новгород, если судить только по грамотам 2022 года. Были  в нём и достаток, и русская щедрость, и житейская мелочность. Вот документ № 1149 про многообразие заначек в избах. Его удобнее читать с конца:

… [на]дъ п[чь]к[о]- … … (де)⸗

[ньг]и за дверьми а вхо[i] клани(сѧ) …

а у павла в шурина своего возми полътор[а] …

«А у Павла у шурина своего возьми полтора» (рубля, по-видимому).  Деньги – за дверьми и над печкой. Всей семье кланяйся». Наверное, автор грамоты отправил к себе домой за деньгами человека с инструкцией, как раздобыть наличность из заначек автора текста. И взять те самые монеты, которые найдены в Великом Новгороде  в великом множестве.

Берестяная грамота, содержащая записки и рисунки жившего в ХIII веке новгородского мальчика Онфима. Фото: общественное достояние
Берестяная грамота, содержащая записки и рисунки жившего в ХIII веке новгородского мальчика Онфима. Фото: общественное достояние

Совершенно уникальный список курьера доставки первой половины XV века читаем в грамоте № 1148:

серькию ∙ лосось ∙ юрью лосось мику⸗

линьскому лосось лазорю короб⸗

оцка iкри да торпица зехъну

торпицѧ да сухыхъ ∙ да федору т⸗

орпицѧ церниц{ѧ}и лосось ∙ степани⸗

ди лосось ∙ сторожю смену лосось

«Сергию – лосось, Юрию – лосось, Микулинскому (священнику соседней Никольской церкви) – лосось». Дорогая рыба, так щедро раздаваемая в этом тексте, не первый раз появляется в берестяных сюжетах, но всегда как предмет сбора. Доставка зарегистрирована впервые! Скорее всего, из Приладожья или Прионежья. «Лазорю – коробка икры и торпица (то есть форель). Зиновию и Фёдору – торпица и сушеная рыба. Степаниде и чернице (монахиням) – лосось, сторожу Семёну (наверное, той же Никольской церкви) – лосось».

О безмятежном образе жизни может говорить и обрывок № 1156 первой половины XV века: «А сколько случится расходов, я заплачу».

… ӏ ты ꙩ томо попецалуi веди

… (а) [цто д]оспиѥц протор- --- в томо

Помните забавные упражнения в азбуке мальчика Онфима? Ещё одну детскую грамоту № 1154 нашли в слое XV века. Бирочка маленькая: начало азбуки, где буквы повернуты, пляшут. Что это значит – вопрос. Академик Гиппиус шутит, что это может означать: «Аз, буки, веди, Господи! Смотри, Господи, как хорошо я знаю все буквы, я даже могу их вертеть в разные стороны!».

Очень интересна и богата на лексику грамота № 1157.

ꙋ ходжировѣи |в| глазнѣча у спиридано⸗

вѣи |в| локти непрѣ ꙋ прокшѣ со михѣеме |в|и

передкѣ

Сюжет в ней разглядеть трудно, только список имущества. У жены Хотьжера есть «глазнеца», которая встречается в грамотах впервые и, скорее всего, означает ценную бусину. А у супруги Спиридона – непрь, о котором несколько лет идут лингвистические споры. Это нерпа? Непряденый лен? Домотканый холст?  Наконец, мы знаем, что это холст, потому что только его измеряют в локтях. Прокша и Михей – обладатели двух передков: то ли санных полозьев, то ли передней части обуви – вероятнее второе.

Отрадную картину рисует документ № 1152 с Редятинского раскопа: 

оу торопьчанина на довоу во[з]оу по п[ѧти] поу[дово] и по три бь[р]ьк[овьск]- ------[рш]очь…

Фрагменты букв относятся ко второй половине XII века, и впервые в истории берестяных грамот упоминается торопчанин, житель Торопца Тверской области. У этого человека на двух возах по пять пудов и три берковца (скандинавская единица массы) товаров, то есть в общей сложности 70 пудов. Вот это «ршочь» – горшочки, единица измерения соли и меда. То есть торопчанин везет 70 пудов меда. Сладко жили в Торопце!

И, наконец, одна из самых любопытных грамот года № 53 из Старой Руссы больше похожа на ребус и написана книжным языком интеллигентами 1160–1200 годов. Первая буква «омега» читалась как «ото», и учёные получили: «От Ослицы к Ивану».

ѿ~сьлицѣ к ываноу кри⸗

ни роукавиць оленихъ

Эта Ослица оказалась прозвищем человека, образованного не от животного «осёл», а от точильного камня, который назывался «осла». Ослы в Древней руси были не очень распространены. С этим корнем известны фамилии Ослин, Оселков. Так вот, Ослица просит купить Ивана оленьих рукавиц, и это решает ещё один учёный спор. Оленьи рукавицы уже встречались в других грамотах. Все думали, что речь идёт о льняных вожжах. И вот мы имеем материал, доказывающий, что товары из оленьей кожи были вполне распространены. Форма родительного падежа «рукавиц» (а не рукавицы) означает, что их было много. В искусстве расшифровки грамот есть жанр поэтического перевода. Алексей Гиппиус изящно перевёл эту грамоту так:

«Поклон Ивану от Ослицы, 

Купи оленьи рукавицы».

Много ещё удивительных историй нам предстоит прочитать. К счастью, калейдоскоп новгородских историй далеко не исчерпан. «На будущий год мы связываем надежды с Троицким 17-м раскопом, – сказал Алексей Гиппиус. –  Там в экстренном порядке будут проводиться работы, поскольку на территории всего Троицкого раскопа, где были найдены сотни грамот, будет построен центр имени Валентина Янина. Это очень перспективный, грамотоносный участок».

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ