Главное – это люди

Самый важный итог года от Марины Ярдаевой

Фото: Jonathan Borba/Pexels

Фото: Jonathan Borba/Pexels

Год заканчивается. Подводить его итоги странно. Ставить цели на следующий – слишком самонадеянно. И всё же напрашиваются какие-то то ли выводы, то ли, страшно сказать, мораль. И совсем не выходит отмахнуться от вопроса: а как, собственно, жить дальше? Чем руководствоваться, когда все схемы оказались сломанными? Что представляет наибольшую ценность в мире, в котором всё стремительно обесценивается?

Мне кажется, этот год как никакой другой показал, что главное – это люди. Люди, которые с нами рядом. И которые не рядом – тоже. Люди вокруг. И самая большая ценность – это то, что люди всё ещё могут генерировать буквально из ничего человечность. Вот из неё и стоит исходить, говоря и о настоящем, и о будущем.

Настоящее изменилось, и всё невероятно усложнилось. Будущее будет трудным. И трудно будет всем ещё долго. Удивительно, но этого пока многие так и не поняли, для них жизнь разделилась на до и после в таком странном виде, как будто в один миг всё закончилось и теперь остаётся лишь ждать, когда снова станет как было. Многие как будто не живут, а ищут способы заморозки. Активов и накоплений. Карьерных достижений. Компетенций (когда-то модное, теперь порядком поистрепавшееся слово). Деловых контактов. Здоровья. Даже душевное состояние для иных – это то, что можно законсервировать и отложить до лучших времён, пусть и под не обгоняющий инфляцию, а всё же процент.

Но ничего как прежде уже не будет. Даже всё хорошее (а без него всё равно никак) будет другим. И это хорошее нужно не ждать, а самостоятельно создавать. Прямо сейчас. Ведь жизнь продолжается и требует нашего активного участия. И сейчас самое время вспомнить, что хорошее – это всё, что делается для людей, про людей и вместе с людьми. И важно понимать, что человеческое всё же устроено иначе. В основе любого нужного общественно-полезного дела не сбережение, а траты. И чем больше траты, тем сильнее отдача. Да, не всегда, тут нет никаких гарантий, но, по большому счёту, другого всё равно ничего не остаётся.

Стратегия «Будь эффективным, конкурентным или умри» всё равно уже не сработала. Социалдарвинизм зашёл в тупик. Приходит время возврата к идеям Кропоткина – к взаимопомощи и солидарности. Только по-настоящему, без дураков. Кстати, об одурачивании. Интересный пример – гиг-экономика. Помните, как она зарождалась? Помните, как эксплуатировала она философии кооперации. Впрочем, может, люди, стоящие у её истоков, действительно, свято верили, что новый экономический формат принесёт обществу только благо. Но свернули, как водится, не туда. Пришёл делец, эффективный менеджер, и всё полетело к чертям.

А так-то вы ведь помните эти идеи? Подвези ближнего, чтоб не пустовали свободные пассажирские сидения, а потом, в путешествии, поживёшь пару дней у гостеприимных незнакомцев. Поделись энергией, вырабатываемой твоей солнечной батареей, с соседом, а тебе кто-то добрый прибьёт полочку за три копейки. Помните ведь: сначала был просто каучсёрфинг, а потом уже исключительно коммерческие сервисы бронирования. Помните ведь, как Uber и Бла-Бла-Кар, когда они только появились, несли в себе идею взаимопомощи, а не прибыли. А потом сети, которые обещали нам новую невиданную доселе свободу, нас и поработили. Стоило только вынести за скобки человека.

А теперь система «Человек для человека» поломалась, кажется, повсеместно, её заменила схема «Потребитель vs исполнитель». Причём шаблон этот был внедрён во все сферы: не только в бизнес, но и в образование, здравоохранение, социальную политику. Даже благотворительность для многих свелась к простой опции автоматических переводов по подписке и стала максимально отчуждённой от человека, от его чувства. Больше того, даже на обывательском уровне стала продавливаться в общество психология так называемого эффективного взаимодействия. Хочешь быть успешным – заводи только полезные знакомства, отсекай от себя «проблемных людей», не общайся со слабыми, нуждающимися, ведь им нечего тебе дать, ведь они только высасывают энергию. А если «проблемные люди» – это твои близкие? Тем более отсекай. Рви с корнем. А то затянут в болото.

Фото: Külli Kittus/Unsplash
Фото: Külli Kittus/Unsplash

Вовлекаться в проблемы другого – значит быть уязвимым, быть жертвой манипуляции. Вокруг нас теперь повсюду какие-то нехорошие люди, которые вечно нами манипулируют. Манипулируют нашей потребностью не чувствовать себя равнодушной скотиной. И вот нас учат этому противостоять. Учат, что для добрых дел достаточно обезличенных переводов по пятьсот рублей в разные фонды. Отправил и забыл, а там профессиональные волонтёры разберутся. И пусть никто больше не морочит голову, не нарушает границ и не претендует на наш ресурс, наше бесценное время. Время – деньги, как известно.

Но вот появилась надежда, что вся эта психология отправится на помойку. Не то чтобы хочется поблагодарить судьбу, всё же можно было вернуться к гуманизму без тех потрясений, с которыми мы столкнулись. К тому же далеко не всех и проняло. И сегодня ведь ещё человеческое всё больше проявляется на фоне какой-то дичайшей хтони. Но мне кажется, что-то люди всё же начали понимать, что-то ещё пока смутно и тихо, но зашевелилось в душах. Всё же трудно разглагольствовать об эффективных взаимодействиях и стратегиях, когда «проблемным» внезапно может оказаться каждый. Когда привычная жизнь, в которой всё так долго и методично выстраивалось, может разрушиться чуть ли не в одночасье. Когда не понимаешь, что делать завтра после очередного землетрясения: то ли отстраивать всё заново по кирпичику, то ли собрать оставшееся и наудачу отправиться к новым берегам, где тебя никто не ждёт, то ли сдаться – и будь что будет, потому что сколько же можно. На кого, на что надеяться? На людей вокруг, на человеческое в них. Больше не на что.

Потихоньку, но всё же приходит к людям понимание, что поддержка – это не вклад в банке, не сложный диверсифицированный доход, не карьерные достижения, не инвестиционная недвижимость, а число неравнодушных, готовых быть рядом. Вклад может сгореть, источники дохода, сколько бы их ни было, могут отвалиться один за другим, на рынке недвижимости всегда может закрутить гайки государство (оно вон сейчас само хочет выступить крупным игроком, задумало открыть кучу недорогих арендных домов, а не получится – просто задушит частника налогами). А вот отзывчивые близкие – это тот самый возобновляемый неисчерпаемый ресурс. Живые, чувствующие, сострадающие люди могут оказать неоценимую поддержку просто своим временем и желанием помочь. В том числе и те люди, кого давным-давно записали в никчёмные, неэффективные. Они очень хорошо знают, каково это, когда некуда пойти, когда все отвернулись.

Как сегодня обстоит, например, дело с помощью беженцам? Да, всегда нужны деньги. Но нужны и люди, у которых есть время: чтобы собрать, загрузить, отвезти. Кто помогает пациентам хосписов? Ведь не только те, кто располагает финансами, но и те, кто готов тратить часы и дни на присмотр за больными. За счёт чего работают приюты для животных? Да, опять-таки, нужны деньги, потому что это корм, вещи, но нужен и уход, прогулки. Раньше эта реальность для многих существовала где-то на обочине их благополучной жизни. Теперь, когда нуждающихся так много, волей-неволей вовлекается даже самый отрешённый обыватель.

И даже самые суровые прагматики почувствовали, что хоть деньги – это и всеобщий эквивалент, но когда все рушится, они обесцениваются первыми. А когда обесценивается материальное, ломается и формула эффективного менеджера «Время – деньги». Выдвигается новая истина. Время – это жизнь. Чья-та жизнь, вырванная из одиночества, отчаяния, хаоса, тьмы. И ответное участие, благодарность, помощь. Конечно, очень хочется, чтобы всё наладилось. Но ещё больше хочется, чтобы ничего просто так не забылось, чтобы на это раз урок оказался усвоенным.

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ