Столковый словарь: Дед Мороз  

У Нового года – важный юбилей: ровно 85 лет назад был реабилитирован Рождественский дед, более известный нам как Дед Мороз – главный символ Нового года

Дед Мороз и Снегурочка с детьми на новогодней елке в одном из московских клубов. Фото: Давид Шоломович / РИА Новости

Дед Мороз и Снегурочка с детьми на новогодней елке в одном из московских клубов. Фото: Давид Шоломович / РИА Новости

А 75 лет назад – 1 января 1947 года – Новый год стал праздничным днём. До этого утром после новогодней ночи полагалось идти на работу. 

Собственно, и в Российской империи Новый год не считался за праздник. Лишь в 1897 году был принят и подписан специальный указ, объявляющий 1 января нерабочим днём в России 

Всё-таки главным и любимым праздником было Рождество Христово: тут тебе и окончание поста «с первой звезды», и торжественные службы в храмах, и Святки. А вот новолетие в России традиционно отмечалось с 1 сентября – как в Византийском календаре.

Но в 1700 году государь Пётр I ввёл в России юлианский календарь и повелел праздновать новолетие 1 января. Также в указе Петра I предписывалось «у ворот и домов учинить некоторое украшение от древ и ветвей сосновых, еловых и можжевеловых…» 

Почтовая марка с изображением Петра I. Фото: общественное достояние
Почтовая марка с изображением Петра I. Фото: общественное достояние

Именно с этого петровского указа в России начинает укореняться обычай украшения Рождественской ёлки, занесённый к нам из Германии, а в Германию из Рима, где было принято в день зимнего солнцестояния вешать в домах гирлянды из зелёных веток омелы и остролиста – как знак скорой победы весны и жизни над мраком и холодом зимы и смерти. В Германии омелу заменили на ель – другого вечнозеленого растения просто не было.

* * *

Вместе с ёлкой к нам пришёл и Санта Клаус. Вернее, в России он стал просто Рождественским дедом: русским людям, ревностно почитавшим иконы святого Николая Угодника, представлялось неуместным называть в честь христианского подвижника этого странного персонажа в шубе и с мешком подарков за плечами, проникающего в дома по печным трубам. 

Впрочем, в те годы Рождественский дед и не считался символом праздника – так, фольклорный персонаж, который помогал организовывать детские праздники и утренники. 

А вот хозяином Новогодней ночь был Дежурный распорядитель. Сами понимаете, до изобретения телевизора новогодние вечеринки проходили без современных атрибутов праздника – новогодней речи президента, шампанского под бой курантов и «Голубого огонька». Вместо этого танцевали под гармошку и назначали Дежурного распорядителя – самого трезвого гостя с самым точным хронометром, в обязанности которого входило следить за временем. И ровно за минуту до наступления полуночи Дежурный должен был остановить танцы и объявить отсчёт последней минуты. И все гости считали секунды хором. Было весело. 

* * *

Во время Первой мировой войны новогодняя ёлка оказалась под запретом: Священный Синод назвал её «вражеской немецкой затеей, чуждой православному русскому народу». 

После революции большевики запретили отмечать и Рождество, а в 1926 году под запрет попал и Новый год. Праздники не спасло даже и то, что в 1918 году вокруг ёлки водил хороводы с детьми сам Ленин. 

Картина П. С. Семячкина "Ленин и дети". Фото: общественное достояние
Картина П. С. Семячкина "Ленин и дети". Фото: общественное достояние

В газетах «Союза воинствующих безбожников» публиковались задорные стихи против ёлок: 

Не позволим мы рубить

Молодую ёлку. 

Не дадим леса губить, 

Вырубать без толку! 

Только тот, кто друг попов,

Ёлку праздновать готов!

Мы с тобой враги попам, 

Рождества не надо нам!

* * *

Другим объектом нападок безбожников стал Рождественский Дед, которого уже в конце XIX века стали уважительно называть Морозом Ивановичем. 

Это имя придумал писатель-сказочник Владимир Одоевский, который в 1841 году издал сказку «Мороз Иванович» – переработанную народную сказку о старике Морозко. Сюжет её нам знаком с детства: добрую девочку, а потом и её ленивую сводную сестру посылают к Морозу Ивановичу, чтобы девочки прошли различные испытания. Доброй и трудолюбивой девушке он даёт «бриллиантик – косыночку закалывать», ленивой и злой – кусок льда, лишь внешне похожий на большой алмаз. Задачи, которые даёт Мороз Иванович девочкам, в каком-то смысле стали прообразом извест­ного новогоднего испытания: чтобы получить подарок, ребёнку нужно встать на табу­ретку и рассказать стишок Деду Морозу.

Историю о том, что Дед Мороз – это языческое божество древних славян, причём злое, придумали как раз советские безбожники. В советской прессе публиковались пространные «расследования», что на самом деле раньше Дед Мороз был «духом ёлки», а славяне приносили ему кровавые жертвы и развешивали тела жертвенных птиц и животных на ветвях деревьев. Якобы именно в память об этом ёлку украшают игрушками и шарами. 

На самом деле всё это выдумка.

* * *

Но гонениям подвергались не только праздники. В раже антирелигиозной борьбы большевики провели календарную реформу и ввели пятидневную неделю вместо семидневной: чтобы отменить традицию воскресных служб в храмах, были отменены и сами воскресенья.

Но в середине 30-х все эти революционные преобразования стали постепенно сходить на нет. Выяснилось, что при неделе-пятидневке у рабочих больше выходных, чем в традиционном календаре, а в 1935 году секретарь ЦК ВКП(б) Павел Постышев предложил вернуть народу и праздник Нового года. Дескать, в дореволюционное время буржуазия всегда устраивала на Новый год своим детям ёлку, и дети рабочих с завистью через окно посматривали на веселящихся детей богатеев. «Почему мы лишаем этого прекрасного удовольствия ребятишек Советской страны?» – спрашивал партийный деятель в статье, опубликованной в «Правде». 

 Павел Постышев. Фото: общественное достояние
 Павел Постышев. Фото: общественное достояние

Конечно, это была не его личная инициа­тива. 

В середине 30-х сталинское руководство уже заговорило о формировании новой исторической общности – советских людей. И у этой общности, как и всех остальных групп людей, которые осознают себя неким единым целым, должны быть свои коллективные ритуалы – повторяющиеся действия, которые имеют символи­ческое значение. То есть, дети, живущие в разных частях СССР, должны были ощущать себя единым советским народом. А что может лучше объединять людей, чем совместные праздники?! 

И на устройство этого праздника решено было не жалеть усилий и денег.

* * *

В январе 1936 года в Колонном зале Дома Союзов прошла первая официальная ёлка с маскарадом и подарками.

Народный артист СССР Юрий Никулин позже так вспоминал тот праздник: «Больше всего запомнились почему-то милитаристские подарки. Там были наборы солдатиков и кавалеристы, и пехотинцы, и две пушки... Но больше всего мне понравился противогаз и набор для химических опытов. Мне это очень понравилось – играть в противогазе с химическими реактивами…»

Чуть позже в свет вышла инструкция Учпедгиза  для педагогов, как именно проводить ёлки в школах и детских садах. Например, восьмиконечную Вифлеемскую звезду на вершинах ёлок требовалось сменить на красную  пятиконечную. Появились ёлочные шары с портретами Сталина и членов Политбюро, игрушки в виде аэропланов и танков, фигурки матросов и красноармейцев, сделанные из ваты и картона. 

Единственный экземпляр новогоднего шара 1937 года с изображением Владимира Ленина и Иосифа Сталина. Фото: Александр Поляков / РИА Новости
Единственный экземпляр новогоднего шара 1937 года с изображением Владимира Ленина и Иосифа Сталина. Фото: Александр Поляков / РИА Новости

* * *

Не хватало главного: хозяина праздника. Всё-таки в центре каждого праздника должен стоять человек. 

И в 1937 году Сталин распорядился вернуть Деда Мороза.

Первым Дедом Морозом в истории Страны Советов стал актёр Михаил Гаркави, которого в те годы называли маршалом конферанса – самым темпераментным и эксцентричным в Союзе. Именно он придумал фокус с хоровой просьбой к Ёлке: «Ёлочка, зажгись!».

В помощницы Деду Морозу дали Снегурочку – персонажа детской пьесы Александра Островского. 

Эти персонажи оказались настолько удачными для формирования нового советского праздничного ритуала, что даже арест и расстрел Постышева не смогли дискредитировать запущенный им процесс. 

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ