Пушкин и роковой русский дар

Собеседник «Стола» – доктор филологических наук Елена Анненкова, профессор кафедры русской литературы РГПУ имени А.И. Герцена

– Елена Ивановна, что успел Александр Сергеевич, что без него бы не случилось в нашей литературе, в нашей жизни, в нашем народе? – Во-первых, успел привнести в литературу такие новые начала, которые хотя и готовились, конечно, всем предшествующем путём литературы, но всё-таки прежде всего оказались явлены в творчестве Пушкина, на что обращали внимание ещё Белинский и Достоевский. Это, конечно, новизна не только в новых формах, в обновлении всех жанров, в создании собственно русского литературного языка. Это общеизвестно.

Пушкин на лицейском экзамене в Царском Селе. Картина И. Репина (1911)
Если это случится, вы непременно найдёте в творчестве поэта такое своё произведение, с которого может начаться движение в сторону Пушкина. Вот известное переложение великопостной молитвы Ефрема Сирина «Отцы пустынники и жёны непорочны», которую для того, чтобы по-настоящему прочитать, надо испытать внутреннюю, духовную  потребность. Тогда и дальше захочется читать стихотворения той  поры – например, «Воспоминание»: «Пора, мой друг, пора...». Я думаю, Пушкин потому не востребован, как того заслуживает, поскольку известен лишь хрестоматийными, «школьными» стихотворениями.  Требуется неспешное личное чтение.  Если не по обязанности, не по «программе» читать Пушкина, то невозможно не  подивиться глубине исторического, психологического, духовного содержания «Капитанской дочки». Попробуйте неспешно её почитать, по главе в день. Очень многое в ней откроете. Погрузитесь в размышления не только о Пушкине, но и о русском человеке, и о себе...

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ