«Взять крест легче, чем жить без Христа»

Иоанна Поммера почитали в Латвии за святого задолго до его канонизации. Глава Латвийской православной церкви и депутат Сейма жил в подвале кафедрального собора в Риге, в котором служил. Умер он под пытками, распятый на верстаке в 1934 году

Янис Поммер, будущий священномученик Иоанн Рижский, родился 6 января 1876 года в Лифляндской губернии Российской империи. Немногословный, крепкий, сильный и вдумчивый человек, мужественно выдержавший зверские пытки, крестьянский сын с латышского хутора Илзессалас. Его мощи хранятся в кафедральном Христорождественском соборе Риги, где он возносил свои молитвы Богу и общался с верующими, а на месте его гибели, рядом с домиком на берегу Кишэзерса, каждое воскресенье теперь служится молебен самому архиепископу Иоанну. Латвийским верующим он особенно близок: во-первых, свой, жил в одном с нами XX веке, ходил по тем же улицам, а во-вторых, Божий, которому, как Отцу, мы все свои.

Маленький Янис всё детство пас овец. Он помнил, как начинался каждый день в их семье: все собирались в одной комнате, отец читал главу из Нового Завета, потом дети произносили и пели молитвы. Янис всегда был крепышом внушительного роста, отличался хорошим здоровьем и выносливостью.

Он был упорным мальчиком, как и его отец, который когда-то отказался по приказу лютеранина-барона сменить православную веру, доставшуюся ему от предков. Каждый день Янис шёл десять километров от хутора до школы и столько же обратно, учился старательно. Одноклассникам он запомнился как необыкновенный силач, молчаливый, но дружелюбный, всегда готовый помочь и заступиться. В августе 1887 года Иоанн Поммер был зачислен в Рижское духовное училище, окончив которое в 1891 году, поступил в Рижскую духовную семинарию.

Крестьянская закалка помогла ему впоследствии в его непростой жизни. Будущий отец Иоанн любил тишину и уединение, много учился. Именно в эти годы у юноши созрело желание иноческих подвигов. Товарищи уважали его за блестящие способности, богатырскую силу, сосредоточенность и в шутку уже тогда прозвали монахом.

Епископ Рижский Иоанн (Поммер). Фото: Wikimedia Commons

В июне 1897 года Иоанн Поммер окончил полный курс Рижской духовной семинарии с дипломом первой степени и три года работал заведующим приходской школой в селе Лаздона Лифляндской губернии, прислуживая псаломщиком в сельском храме. Только в 1900 году он поступил в Киевскую духовную академию, где, по совету отца Иоанна Кронштадтского, на 3-м курсе принимает монашество. 23 сентября того же года он был рукоположен во иеродиакона, а 13 июля 1904 года – во иеромонаха. По окончании академии в 1904 году отец Иоанн отправлен в Черниговскую духовную семинарию преподавать Священное Писание, а в 1906-м переведён инспектором в Вологодскую духовную семинарию.

С 1907-го по 1912 год уже будучи архимандритом отец Иоанн становится настоятелем Свято-Троицкого мужского монастыря и ректором Виленской духовной семинарии. Его главная забота в наставлении семинаристов – проповедь и церковное пение.

В 1911 году он становится самым молодым епископом Русской церкви, викарием Минской епархии. До того, как стать Рижским, владыка Иоанн служил в Одессе, Херсоне, Таганроге, где и застала его Февральская революция и первый арест по доносу... местного духовенства. Когда его освободили, то народ поднял своего епископа на руки и понёс в храм.

С 1917 года святитель Иоанн был отправлен в Тверскую епархию викарием будущего священномученика Серафима (Чичагова). В Пензе тем временем разгоралась Путятинская смута. И в апреле 1918 года патриарх Тихон посылает туда епископа Иоанна.

«Уже на вокзале встретили меня чекисты. В храм зайти не пришлось, ибо весь день был занят чекистским обыском и допросом», – так описывает свой первый день пребывания в Пензе сам владыка Иоанн. Сторонники лишённого сана архиепископа Владимира (Путяты), устроившего один из расколов, направились к епископу Иоанну (Поммеру) и заявили, что не допустят его служения ни в одной из пензенских церквей и будут требовать его отзыва. От путятинского плена его спасло только то, что возница повёз Иоанна не той улицей, где те его подстерегали. После этого люди сами проводили епископа из храма, а к келье приставили стражу из добровольцев.

В этот же день епископ Иоанн обратился к пензенцам со словом на отрывок из Евангелия «Заповедь новую даю вам», которая почти сразу привлекла к нему новых сторонников, что не осталось не замеченным местным ЧК. В Пензе епископ Иоанн (Поммер) арестовывался трижды и пережил одно покушение. Стрелявший промахнулся, пуля попала в ногу келейника и брата епископа – Петра Андреевича Поммера. Нападавших схватили, но владыка Иоанн попросил отпустить бандитов (как выяснилось позднее – чекистов). После нескольких нападений и арестов епископу Иоанну предъявили обвинение в участии в контрреволюционном заговоре. Три месяца следствия он провёл в тюрьме ВЧК в Москве, требуя пересмотра дела. В 1920 году его оправдали.

Святитель Иоанн говорил об обновленцах так: «Вставили Маркса в переплёт Евангелия и думают, что народ примет его вместо Евангелия. Облекли комиссаров в священные облачения и думают, что православные примут их за своих пастырей и пойдут за ними. Подменили в киотах образ Христа портретом Ленина и ждут, что народ станет „прикладыватьсяˮ».

Уже после служения епископа Иоанна (Поммера) на пензенской кафедре патриарх, внимая призывам православных Латвии, направил владыку Иоанна в Ригу, предоставив Латвийской православной церкви широкие права автономии.

Архиепископ Иоанн (Поммер). Фото: Wikimedia Commons

В родной Латвии ему оказалось нелегко. Предстоятелю Латвийской церкви пришлось, с одной стороны, в прямом смысле слова отбиваться от латвийских властей, также не брезговавших устраивать на епископа нападения, с другой – отстранять настойчивые предложения Константинопольского патриархата, а позже и Карловацкого синода отделиться от Русской церкви.

Православные храмы в новопровозглашённом государстве Латвии были наполовину опустошены, священников не хватало, сама легитимность церковной организации была под вопросом. Епископ Иоанн готовил будущих служителей, ратовал за поддержку образования на русском языке, а националистам, угрожающим снести храм в центре города, приводил в пример даже главного гонителя веры – Ленина, не снёсшего Успенский собор, а распорядившегося о его реставрации.

В своей пастырской деятельности архиепископ Иоанн никогда не разделял народ на русских и нерусских, православных и неправославных. Он был защитником и покровителем бедняков и принимал людей любых вер и национальностей в своей келье, которая располагалась в подвале при храме, где он служил.

– Где преступник, которого держат в этой яме? Он ещё не подал жалобу на плохое содержание?

Иностранец с состраданием смотрел на хозяина комнатки, который встал из-за стола, чтобы приветствовать гостя.

«Неужто здесь живёт глава Латвийской церкви?» – поражались все те, кто посещал депутата Сейма и главу Латвийской церкви.

– Прошу вас в мою пещеру, в келью отшельника, – отвечал архиепископ Иоанн гостю и приветливо улыбался. Он привык отшучиваться на проявления сочувствия к своему положению.

Обстановка в келье владыки была крайне аскетичной: пара кресел и стульев, шкаф с книгами, иконы. Над столом – большой портрет святейшего патриарха Тихона.  Он жил в комнате с плесенью на стенах и одним окном под потолком. Сюда, в подвал кафедрального собора в Риге, приходили простые люди и аристократы, обездоленные и власть имущие. Ко всем владыка относился одинаково заботливо, по-отечески, не делая никаких различий. К нему спокойно приходили и освободившиеся арестанты, и местная ребятня.

Все эти годы в адрес архиепископа поступали угрозы физической расправы, но он спокойно отвечал: «Я уже в том возрасте, когда человек не боится никаких угроз».

На 58-м году жизни владыка, подорвавший своё здоровье и заработавший ревматизм, по предписанию врачей переехал на новое место жительства – маленькую дачу у Кишэерса, состоявшую из одной комнатки. Там он жил без всякой охраны. Свободное время проводил в молитве, трудился в саду, занимался столярным трудом за верстаком.

Ночью 12 октября 1934 года на архиерейской даче произошёл пожар. Полиция и пожарные обнаружили растерзанное и обожжённое тело владыки. Следствие выяснило, что он был подвергнут жестоким мучениям: его привязали к снятой с петель двери и положили на верстак, где пытали, стреляли из револьвера, после чего сожгли.  Кто был виновником преступления – так и осталось невыясненным.

На похороны архиепископа Иоанна собралось более ста тысяч человек, которых не смог вместить собор, где шло отпевание, и молящиеся стояли вдоль рижских улиц, воздавая честь своему пастырю.

Из проповедей священномученика Иоанна (Поммера)

Велика сила всякой смиренной молитвы. Нет случая, чтобы она не исполнилась, хотя не всегда так, как того хотят люди, но – ещё лучше. Неисполненную просьбу человеческую Господь заменяет Своими дарами, которые – самое главное и самое нужное благо для человека. Ибо лишь Господь Один знает, что важно и что нужно каждому. Человек же в своих прошениях иногда уподобляется ребёнку, просящему пламя свечи.

***

Во всяком обижаемом, если он не обижается и не хочет обидеть, – ответ Христовых страданий.

***

Мы бы не выдержали, мы бы умирали от любви ко всякому человеку, если бы видели его таким, каким он может быть во Христе.

***

Мало в мире простого, евангельского подхода людей друг к другу – без подозрительности, без идеализации, без требований предъявляемых, без «счёта» за любовь.

***

Как редко мы думаем и чувствуем правильно! Сколько раз, вопреки внушению нашей совести, вопреки Слову Божью, мы довольствуемся в своих поступках лишь приблизительной честностью, как часто нашими словами мы искажаем и прикрываем истину.

***

Призвать, обратиться к Богу – значит прежде всего покориться Его воле и, уже покорившись, молиться Ему.

***

Один из признаков любви – «не раздражаться». В основе вспыльчивости и раздражительности лежат злоба, ненависть, гордость, жестокость и несправедливость. Какой нужен самоконтроль, какая трезвость и осторожность. Есть в душе человеческой великое средство для преодоления самолюбия, вспыльчивости и раздражительности. Это благоговейная вера в близость Божью. «Господь близ».

***

Господь хочет, чтобы человек истину Его познавал внутренне, очищенным сердцем, а не внешними явлениями принуждённый покорялся Истине. Чудо не во внешнем знамении, а во внутреннем познавании Истины.

Могила архиепископа Иоанна (Поммера). Фото: Wikimedia Commons

В мире нет ни росинки случайного. Всё промыслительно, всё чудесно. Видение мира в Боге воскрыляет. Дух Божий ставит нас лицом к тайне Будущего Века.

***

Человеку надо научиться смотреть в глубь самого себя. Только та личность, которая осознает глубину своего человеческого существа, может противостоять своему растворению в коллективизме, убивающем ее душу.

Надо уметь человеку принимать и трудное, чтобы оказаться верующим истинно. Веровать в Бога при условии только жизненных удобств и отпадать в другие минуты – это неосновательная вера. А веровать так, чтобы непрестанно видеть Божий Промысл, заботу Божью о себе и о других людях – в радостных и горестных событиях, – это подлинная вера и разумение путей Божьих.

***

Людям кажется, что ужасно и невозможно отдать себя Христу, расстаться навеки со своими мелкими эгоистическими расчетами и выгодами. Но взять крест легче, чем жить без Христа.

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ