Чтение от Чукотки до Италии

С июля на сайте сервиса LiveLib открыто народное голосование в рамках Национальной литературной премии «Большая книга». Его итоги будут подведены только в конце года, но за гонкой уже интересно наблюдать. Я сам лауреат этой премии, и мне есть что рассказать читателям

Эксперты и лауреаты премии

Однажды критик Сергей Чупринин сравнил премию с подарком вельможи. В давние времена богатый меценат мог подарить любимому писателю драгоценный перстенёк или деревеньку. Так, император Николай I в благодарность за «Ревизора» подарил Николаю Васильевичу Гоголю бриллиантовый перстень. Гоголь некоторое время носил его, а потом продал и на вырученные деньги жил несколько лет.  Наверное, такие подарки возможны и в наши дни, но неофициально. А вот литературные премии на виду. Есть государственные, есть частные. Есть либеральные, есть патриотические. Национальная литературная премия «Большая книга» – одна из старейших и самых больших. Писатель, занявший первое место, получает три миллиона рублей. Второе место – полтора миллиона, третье – миллион. Присуждает премию большое жюри – Литературная академия, в которую входят сейчас больше ста человек: писатели, критики, банкиры, учёные, журналисты, деятели культуры. Голосование у них тайное, до последнего момента результат не известен.  На премию можно выдвинуть книгу практически в любом жанре, кроме поэтического. В конкурсе участвуют романы, повести, сборники рассказов, литературные и научные биографии. Всё, кроме стихов.  Как всё начиналось Первым лауреатом, обладателем главного приза, стал в далёком уже 2005 году Дмитрий Быков за биографию Бориса Пастернака. С тех пор лауреатами и финалистами становились не все, но очень многие современные известные русские писатели. Людмила Улицкая и Владимир Маканин получали Большую книгу в статусе живых классиков (слава Маканина, правда, с тех пор, на мой взгляд, несколько потускнела). Виктор Пелевин и Владимир Сорокин – культовые писатели нашего времени – тоже лауреаты этой премии. С победы в «Большой книге» началась громкая слава Евгения Водолазкина и Гюзели Яхиной. 

Леонид Юзефович. Фото: wikimedia.org
Люди читали в своё время «Слово и дело», «Фаворита» или «Битву железных канцлеров», чтобы узнать о правлении Анны Иоанновны, Екатерины  Великой, о князе Потёмкине, о канцлере Горчакове или об Отто фон Бисмарке не из скучных марксистских учебников, не из малодоступных простому читателю исторических монографий. Исторический романист был популяризатором, историком для народа. Современный автор неисторического романа сразу же подчёркивает, что по его книге историю изучать не надо, что книга о другом. Роман состоит из документов, но документы вымышленные. Эпоха реконструирована детально, но герои книги вымышленные.  «Как историк я старался держаться в рамках достоверности, но моя роль не сводится к выбору цветов при раскрашивании реально существовавших персонажей. Реконструкция прошлого не была моей целью. “Филэллин” – скорее вариации на исторические темы, чем полноценный исторический роман», – говорит писатель в интервью «Огоньку». Ещё дальше от жанра исторического романа «Оправдание Острова» Евгения Водолазкина. Как и роман Юзефовича, это один из несомненных претендентов на победу. Водолазкин, филолог и историк культуры, ещё во времена прославившего его «Лавра» предпочёл жанр «неисторического» романа. Прошлое у Водолазкина реальность, не отделённая от нас непреодолимой чередой минувших веков. Водолазкин – знаток средневековой литературы и великолепно использует свои профессиональные навыки и эрудицию при работе над новыми книгами. Легко играет жанрами, перетасовывая их. Если «Лавр» – роман-житие, то «Оправдание Острова» – роман-летопись. Образованный читатель увидит в тексте и русскую летопись, и византийскую хронику, и «Тайную историю» Прокопия Кесарийского. История страшна, и Водолазкин это отлично знает. Тем удивительнее, что «Оправдание Острова» получилось его самой весёлой и самой доброй книгой. Чего стоит только описание свадьбы князя Парфения и Ксении. На торжество среди почётных гостей был приглашён и говорящий кот-хулиган: «В честь всенародных торжеств привезли говорящего кота, который, мяукая, открывал и закрывал рот, так что даже слышались отдельные фразы. И многие тому удивлялись, хотя иные утверждали, что животное больше мяукает, чем говорит, ведь разные люди понимали сказанное им по-разному. Когда же при упоминании Парфения и Ксении кот произнес совет да любовь, в силе его слова уверились самые недоверчивые.  Поддерживаемый населением, кот начал произносить приличествующие случаю пословицы. Где лад, там и клад. Не мил и свет, когда милого нет. Поколебавшись, он добавил: Влюбился – как мышь в короб ввалился. После того, однако, как слушатели поднесли выступающему настой из корня валерианы, из уст его стали раздаваться некие непраздничные вещи.  Помрачнев, кот промурлыкал: Без меня меня женили – я на мельницу ходил, ещё же: Любовь зла – полюбишь и козла, а также и иные неподобающие выражения. Когда всё это было оглашено, кота начали спешно уводить, ибо, подобно людям, животные в опьянении не отдают себе отчёта в сказанном и способны нанести тяжкие оскорбления окружающим».  Когда сравниваешь «Оправдание Острова» Евгения Водолазкина, «Вечную мерзлоту» Виктора Ремизова, «Сад» Марины Степновой, «Архив Шульца» Владимира Паперного, «Рану» Анны Васякиной (наименее близкое мне сочинение в списке финалистов), то видишь, как разнообразна современная русская литература. И читатель почти наверняка найдёт среди финалистов книгу, интересную и/или близкую себе. Тем более что, согласно традиции, книги финалистов на несколько месяцев выставляются в бесплатный доступ: их можно прочитать и дать им свою оценку. 

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ