День гнева, стыда и памяти

8 сентября 1941 года начался отсчёт 872 дней блокады Ленинграда

Зенитные орудия в Ленинграде, 1941 год. Фото: Давид Трахтенберг/CC BY-SA 3.0/wikimedia.org

Эксперт «Стола» Виктор Правдюк – российский режиссёр документальных фильмов и телепрограмм, журналист, историк, публицист. С 1997-го по 2012 год – главный редактор телевидения и радиовещания студии «Культура» ГТРК «Санкт-Петербург». Автор документального сериала «Вторая мировая – день за днём».   

                                                         Смерть начиналась раньше,

                                                         чем заканчивалась жизнь.

Давайте сначала рассмотрим факты, сопутствующие возникновению такого невиданного в истории жуткого явления, как блокада многомиллионного города: 900 дней осады Ленинграда имели свою предысторию… Цитирую замечательную книгу одного из лучших сегодняшних историков генерал-майора пограничных войск Владимира Городинского «Правда  истории или мифология ?» (Москва, 2016): «…тридцать восемь неопознанных самолётов нарушили воздушное пространство СССР из Финляндии (в ночь с 21 на 22 июня 1941 года – В.П.). До недавнего времени считалось, что это были самолёты германских или финских ВВС. И это несмотря на то, что ни одна пограничная застава по истечении определённого времени не зафиксировала возвращение указанных самолётов на свои аэродромы. На самом деле это были советские самолёты, возвращавшиеся после выполнения каких-то БОЕВЫХ ЗАДАНИЙ в воздушном пространстве Финляндии. В том, что это было именно так, можно убедиться, ознакомившись с двумя архивными документами…» (стр. 246). С каких «боевых заданий» возвращались советские самолёты в белую ночь перед большой войной? Об этом можно узнать из текста переговоров между министром иностранных дел Финляндии М. Виттингом и послом Советского Союза в Суоми М. Орловым, которые состоялись в полдень 22 июня. Финский министр задал прямой вопрос: «Зачем вы ночью бомбили наши города?». И прибавил, что дальнейшие агрессивные действия не улучшат отношений между Финляндией и СССР. Мы знаем, что 22 июня вместе с гитлеровской Германией Финляндия не объявляла войны Советской России. Можно привести ещё немало фактов, что именно агрессивные действия «могучего соседа» заставили финских политиков выступить на стороне Третьего Рейха. Не секрет, что агрессивные планы Советского Союза против Финляндии никогда не сдавались в архив. Ещё бы! Ведь эта единственная часть бывшей Российской империи, сохранившая себя от марксистского безумия, была живым укором большевизму и своей нормальной жизнью крайне раздражала советскую власть! И сталинцы постоянно планировали уничтожение этого раздражающего горчичника, приложенного к телу несчастной России! Хотя бы из зависти! Например, два прекрасно вооружённых корпуса Ленинградского военного округа – 1-й и 10-й – 22 июня двинулись не на запад против гитлеровских орд, а к границам Финляндии – таковы предписания были в секретных планшетах их командиров! Добавим в этот ряд исторических фактов и извинение посла Орлова за ошибочное лживое заявление Молотова о том, что 22 июня Финляндия объявила «нам войну». По сути своей войны с Финляндией добивался Советский Союз, и он добился своего 25 июня, нанеся мощный бомбовый удар 263 бомбардировщиками в сопровождении 224 истребителей по мирным городам Суоми. Погибло около тысячи мирных жителей… Естественно, что 26 июня Финляндия объявила нам войну. И её участие в ней стало одним из звеньев осады громадного города. А если бы наша дипломатия, военные и политики договорились об уважении нейтралитета Финляндии! Этого добивался тогда и влиятельный посол в Хельсинки невоюющих ещё Соединённых Штатов Америки. Возможны ли были продовольственные поставки через финские нейтральные границы в самые опасные для жителей Ленинграда месяцы: в сентябре, октябре и ноябре 1941 года?

Маршал Георгий Жуков, 1941 год. Фото: wikimedia.org
Выход 18-й немецкой армии к финскому заливу остановить не удалось. Советская 8-я армия оказалась отрезанной от Ленинградского фронта, возник Ораниенбаумский плацдарм, на котором держалась обескровленная ещё в Эстонии 8-я армия. Вполне естественно, что в середине сентября, обеспечив себе более выгодные, удобные позиции, группа армий «Север» окончательно перешла к обороне. Танковая группа ушла под Москву, заметно уменьшилось число фронтовой немецкой авиации. Командующий Ленинградским фронтом, конечно, с большим опозданием всё же увидел, что никакого штурма города не будет. Главной задачей фронта был прорыв осадного кольца начиная с 8 сентября во взаимодействии с 54-й армией, находившейся восточнее Волхова, чтобы деблокировать Ленинград и немедленно восстановить связь с Большой землёй. Только этим можно было спасти от голодной смерти сотни тысяч ленинградцев. 54-я армия ещё практически не участвовала в боях, была свежей, полноценной, имела танки и артиллерию. Командовал 54-й армией известный в Красной армии маршал Кулик. 21 и 22 сентября 54-я армия должна была  мощным ударом рассечь ещё не успевшего выстроить позиционную оборону противника и соединиться с войсками Ленинградского фронта… К большому несчастью городских жителей, под Ленинградом началась позиционная война. Этот переход врага к обороне, наметившийся ещё в первой половине сентября, оказался роковым почти для двух миллионов жителей (именно столько погибших и умерших от голода сегодня считаются «жертвами блокады»). Отдельная 54-я армия не сумела организовать успешного наступления в районе станции Мга. Ленинградский фронт, всё ещё опасаясь штурма, не выделил мощного кулака войск для деблокирования. После войны в мемуарах Жуков напишет: «Однако нам не удалось решить вопрос (с маршалом Куликом) о совместных действиях так, как это требовала обстановка». Видите, как скромно пишет маршал Жуков о своей крупнейшей неудаче. 54-я армия, по сути дела, в наступление так и не перешла, генерал Жуков не смог выделить нужные войска для прорыва кольца. Он ещё опасался штурма. Сыграли определённую роль и не лучшие отношения между маршалом Куликом и генералом армии Жуковым. Маршал с ревностью отнёсся к тому, что генерал командует фронтом, а он всего лишь армией. Когда же 54-ю армию передали в состав Ленинградского фронта (это произошло 25 сентября, что тоже делало управление ею громоздким и неудачным), то было уже поздно. Немецкие войска окопались, зарылись в землю, прикрылись минными полями и пулемётными гнёздами, и стало ясно, что Ленинград, хотя и устоял, но оказался надолго отрезанным от Большой земли. Тогда, в конце сентября 1941 года, о судьбе войск, оборонявших город, и судьбе жителей Ленинграда нельзя было сказать ничего определённого … То, что не было сделано в сентябре, оказалось невозможным восполнить в октябре. 6 октября из Ленинграда был отозван генерал армии Жуков. 7 октября он вылетел в Москву, оставив город на Неве умирать в голодной блокаде… Конечно, в советском государстве нельзя было говорить о подлинных причинах гибели миллионов людей. И не дай Бог задать резонный вопрос: кто же виноват в этом? Ещё через несколько десятилетий после войны блокадная эпопея будет объявлена героической… У мёртвых бы спросить…  

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ