Игра на понижение

Этические споры вокруг стратегий «умного голосования» и оппозиции в целом оказались ещё жарче, чем политические дебаты. Может ли христианин поддерживать коммунистов? Когда цели оправдывают средства? Комментарий соучредителя форума «Имеющие надежду», филолога Юлии Балакшиной

Сортировка бюллетеней во время подсчета голосов после закрытия избирательного участка №1986 в Новосибирске. Фото: Александр Кряжев / РИА Новости

Сортировка бюллетеней во время подсчета голосов после закрытия избирательного участка №1986 в Новосибирске. Фото: Александр Кряжев / РИА Новости

1 / 2

Прошедшие выборы, помимо уже традиционной для нас политической дискуссии об украденных голосах, породили дискуссию этическую. Писатель Борис Акунин, например, на своей страничке в Facebook сообщил, что «борьба перемещается из политики в область этики и эстетики. Честность и порядочность – против вранья и подлости, красивые поступки – против отвратительных», и ввиду этого транзита стратегия «умного голосования» – «голосовать за сталиниста, чтобы насолить Путину» – ошибочна. «Методы, которыми ты пользуешься, ещё важнее, чем конечная цель», – заключил Акунин. Декан факультета политических наук Шанинки Василий Жарков напомнил, что власть народа тоже может быть тиранией (опубликовав одноимённую научную статью), и призвал судить тех, за кого или во имя кого все голосовали (включая коммунистов), по уже хорошо известным делам.  Аргументы их заочных оппонентов известны: когда совестливый и свободомыслящий человек идёт голосовать за коммунистов, он ставит перед собой узкую цель: создать противовес партии власти, решить тактическую проблему здесь и сейчас. Не всякий готов признать, что с этической точки зрения его поступок небезупречен, потому что этика – это сфера, которая разбирается с добром и злом, а они, в свою очередь, оцениваются в разные периоды по-разному. К этой сложности с различением «хорошего» и «плохого», проблеме короткой памяти я ещё вернусь, а начать хотелось бы с другого: этика, как известно всякому верующему, не исчерпывает всей сложности жизни.

Журналисты в Информационном центре ЦИК России. Фото: ЦИК России
Наконец, что кажется мне самым тревожным в состоянии современного российского общество – так это та игра на понижение, свидетелями которой мы все являемся. Поясню: современное этическое пространство больше не определяется ни системой высших ценностей, ни Божьим законом, ни нравственным законом внутри человека, о котором писал Кант, как максимум – оно задаётся системой договоров. Люди должны договориться о том, что они признают добром, а что злом – и будет общая этика. То же «умное голосование» было попыткой такого договора, по другую сторону от него существует, очевидно, свой договор «сторонников ЦИКа». Даже если усилия, связанные с поддержанием разговора и заключением «общественного договора» симпатичны сами по себе, то планка, на которой этот договор возможен, – причём для обеих сторон, – пугает; эта планка «ниже плинтуса», она про выживание любой ценой (союза с коммунистами, фальсификаций и т.д.). Удивительно, но в России «общественный договор» в тех средах, где его пытаются создавать, оказывается игрой на понижение, на снижение этических требований к человеку и обществу, и если тех, кто хранит свою, недискурсивную, а вполне классическую (христианскую ли, кантовскую ли), этику не остаётся, – это понижение может идти бесконечно. Социальные сети только усиливают описанный эффект: важным становится не твой личный поступок, а одобрение его «средой» с бесконечной чередой лайков. И здесь мы возвращаемся к тезису Акунина о том, что наступило время красивых поступков и личной добродетели, если можно так сказать. Чтобы когда-то мы смогли договориться или объединиться вокруг более высоких принципов, каждому заинтересованному стоит искать эти принципы уже сегодня (пример такого поиска – возникновение новых этических профессиональных кодексов). И не только искать, но и формировать вокруг себя здоровое этическое пространство, ориентируясь хотя бы на голос совести. 

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ