«Свадьба века»

В Санкт-Петербурге на минувшей неделе состоялась свадьба потомка династии Романовых Георгия Михайловича, которая наделала много шуму. О вопросах легитимности и участии властей в этой истории «Стол» поговорил с  непосредственным участником торжеств предводителем Московского Дворянского Собрания Олегом Щербачёвым

Великий князь Георгий Михайлович Романов и Ребекка Беттарини после церемонии венчания в Исаакиевском соборе в Санкт-Петербурге. Фото: Александр Гальперин / РИА Новости

Великий князь Георгий Михайлович Романов и Ребекка Беттарини после церемонии венчания в Исаакиевском соборе в Санкт-Петербурге. Фото: Александр Гальперин / РИА Новости

Олег Вячеславович, вокруг свадьбы, которую уже назвали «свадьбой века», много дискуссий, и в первую очередь обсуждается вопрос легитимности...  

 – Тут два разных аспекта, первое – это признание самого Императорского дома и признание именно этого человека. Некоторые говорят: «Какой может быть наследник российского престола, если нет престола?». В Испании тоже не было какое-то время монархии. Был Франко. Потом он догадался в конце жизни вернуть монархию. Часто бывает, что нет монархии, а потом она возвращается – и возвращается в ту династию, которая была перед этим. Поэтому должна быть преемственность в любом случае. Должна быть династия, и она есть, она управляется своими законами, которые действовали на момент переворота 1917 года. Ни один из членов династии, который был жив в 1917 году, не отрёкся, как некоторые пишут, от своих прав. Он (Михаил – прим. ред.) не воспринял престол до Учредительного собрания, то есть он отложил принятие на себя. Никто не отрекался. В 1922 году император Кирилл, тогда ещё великий князь Кирилл Владимирович, принял на себя права местоблюстителя. Он был старший двоюродный брат Николая II. Когда он понял, что Николай и его семья расстреляны и Михаил Александрович тоже убит, никаких надежд на то, что они живы не оставалось. Сперва он принял на себя права местоблюстителя, а потом провозгласил себя императором в изгнании. Некоторые выдвигают определённые нюансы, но они в основном, кроме одного, носят характер эмоциональный. Да, вдовствующая императрица Мария Фёдоровна его не признала, но – согласитесь – матери очень сложно поверить, что её сын погиб. Всегда остаётся надежда. Поэтому великая императрица Мария Фёдоровна отнеслась отрицательно. Отнёсся отрицательно великий князь Николай Николаевич – тоже по понятным амбициозным причинам. Он был достаточно авторитетен в армии и сам претендовал быть лидером. Но он по порядку престолонаследия был весьма далеко. Закон есть закон.

Великий князь Георгий Михайлович Романов и Ребекка Беттарини во время венчания в Исаакиевском соборе в Санкт-Петербурге. Фото: Александр Гальперин / РИА Новости
Я понял бы какие-то разные претензии. Никто и не говорит, что этот брак соответствует, что это брак равнородный. И это прекрасно понимает и государыня, Великая Княгиня Мария Владимировна, и Князь. И есть рескрипт. Про это писал глава Канцелярии Его Императорского Высочества, Александр Закатов. Он как раз объясняет, что в данный момент этот брак является морганатическим. Не надо думать, что если прерывается эта ветвь, то царский дом прерывается. Да не прерывается он вообще никогда фактически. Потому что Акт о престолонаследии, который подписал государь Павел I, делает практически невозможной ситуацию, когда престол вакантен. Наследник назначается самим законом. Прерывается одна ветвь, переходит в другую. И ещё , второй раз, хочу подчеркнуть, что никакой брак не может повлиять на династические права того человека, который заключает этот брак. То есть сам Великий Князь Георгий Михайлович остается наследником-цесаревичем. А ему, извините, только сорок лет. Поэтому давайте не будем предаваться пессимизму. Конечно же есть представители аристократии, которые высказываются негативно, но в данном случае они представляют сами себя. Потому что Союз Русских Дворян с центром в Париже, он не может как организация ничего сказать по этому поводу, потому что он в свое время принял решение, что он по династически вопросам не высказывается. Потому что в эмиграции это был настолько острый вопрос, что дискуссии по этому поводу могли расколоть Союз Русских Дворян. И запретили высказываться на этот счет именно от лица организации. Поэтому от лица организации Союз Русских дворян никак высказаться не может.

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ