Нюрнбергский процесс. Правда победителей

Нюрнбергский процесс как айсберг: на поверхности только 1/7 ледяной громады, остальное под водой, и горе кораблю, который столкнётся с подводной горой

Зал судебного процесса, 1946 год. Фото: wikipedia.org

После окончания работы Нюрнбергского трибунала совет стран-победителей постановил издать материалы процесса над главными нацистскими преступниками в 50 томах. Прошло 75 лет, но основные материалы его так и не изданы. Русскому читателю доступны 8 прореженных цензурой томов. Автор нисколько не сомневается в верности антинацистской стратегии Нюрнбергского трибунала. Нацизм – страшная доктрина, и она должна быть осуждена со всеми вытекающими последствиями для нацистов. Критическая часть по отношению к этому международному событию заключается в том, что когда победители судят побеждённых, они не замечают собственных грехов. Так было в истории всегда – со времён победы древних греков над древними персами… И в веке двадцатом… Мы прекрасно знаем, что Женевские и Гаагские конвенции о ведении войн, об отношении к военнопленным и мирному населению нарушала не только гитлеровская Германия, но и демократические Великобритания, США и Франция вкупе с коммунистическим Советским Союзом. Во Второй мировой войне мы имеем прецедент абсолютного зла в форме нацистской доктрины и зла обыденного, рангом поменьше, не отмеченного, к сожалению, Международным Нюрнбергским трибуналом. И не случайно главные претензии к нему сегодняшних ревизионистов-полемологов состоят  в том, что вместо нейтральных судей, прокуроров, следователей и обвинителей Нюрнбергский процесс вели вчерашние участники жесточайшей мировой войны. Победители… Но сначала немного предыстории. Уже после Первой мировой войны всемирное сообщество попыталось привлечь германского императора Вильгельма Второго к ответственности за развязывание войны. Около 800 немецких солдат и офицеров были обвинены в военных преступлениях и арестованы. Осудить удалось лишь 12 человек – и то лишь к краткому тюремному заключению, но и эти 12 вскоре были освобождены. Не хватало международной правовой базы, а европейские монархи и демократические правительства не проявляли особого желания судить укрывшегося в Нидерландах Вильгельма Второго. Впервые страны антигитлеровской коалиции обсуждали проблемы будущего Международного суда над нацистскими военными преступниками на Ялтинской конференции в феврале 1945 года, где президентом Рузвельтом было принято предложение маршала Сталина; английский лидер Черчилль ещё сомневался в необходимости этого процесса, но в мае того же года Большая тройка окончательно договорилась о необходимости такого суда (президентом США был уже Трумен). 8 августа 1945 года в Лондоне было заключено соглашение между правительствами СССР, США, Великобритании и Франции о судебном преследовании и наказании главных военных преступников европейских  стран. Затем был учреждён Международный военный трибунал и принят его Устав. Трибунал должен был работать на германской земле, но при тотальном разрушении германских городов нелегко было найти для него место пребывания. В лежащем в развалинах старом Нюрнберге – городе, где проходили съезды нацистской партии, – чудом сохранился Дворец правосудия, который и был избран местом работы Нюрнбергского трибунала. Подсудимых в зал суда провозили мимо развалин древнего немецкого города, по проделанным бульдозерами дорожкам мимо обломков прежде великолепного средневекового города входили в зал заседаний участники процесса и многочисленные журналисты… 20 ноября 1945 года начались заседания Международного трибунала. 1 октября 1946 года был объявлен приговор главным военным преступникам. 16 октября 1946 года в тюрьме города Нюрнберга смертные приговоры 12 главным военным преступникам – через повешение – были приведены в исполнение. Из них Борману приговор был объявлен заочно – о судьбе ближайшего гитлеровского сообщника тогда ничего не было известно. Руководитель Германского трудового фронта Роберт Лей покончил с собой ещё до начала Нюрнбергского процесса, а Герман Геринг сумел получить ампулу с цианистым калием и отравиться за несколько часов до повешения… Только по одной личности, казнённой 16 октября в Нюрнберге, через несколько лет в Германии возникли сомнения. Надо учесть, что именно в поверженной и разрушенной Германии денацификация проходила искренне и глубоко. Немцы каялись и осуждали своих преступников. Проходили многочисленные суды по всей Германии. Деятели, заподозренные в преступлениях и симпатиях к нацизму, осуждались и проходили многочисленные комиссии по денацификации. Тем не менее в 1953 году в Мюнхене состоялся повторный суд над генерал-полковником Альфредом Йодлем, повешенным в Нюрнберге, и этот новый суд полностью оправдал генерала вермахта Альфреда Йодля.

Главный обвинитель от СССР на Нюрнбергском процессе Роман Руденко, 1945-1946 года. Фото: wikipedia.org
В середине работы Международного суда в Нюрнберге покончил с собой заместитель главного обвинителя от Советского Союза генерал-майор юстиции Зоря. Мы можем только догадываться, что было тому причиной, что заставило Николая Дмитриевича Зорю уйти из жизни: «запретная» ли тема, которая прорвалась в зал заседаний трибунала, или его болезнь, – я не могу ответить на этот вопрос и не хочу спекуляций на уходе из жизни генерал-майора юстиции. Но когда Государственная Дума пытается мне запретить размышлять над ходом Нюрнбергского процесса и его итогами, я адресую этот загадочный вопрос нашему высшему государственному органу: хорошо бы ему ответить, что же стало причиной самоубийства Николая Дмитриевича Зори. Загадочных вопросов по ходу Нюрнбергского процесса возникает до сих пор немало. Все документы были увезены в Соединённые Штаты. После него американская администрация оккупированной Баварии провела в том же Дворце правосудия ещё 12 военных судов над нацистскими преступниками рангом поменьше. А ещё через несколько лет некоторым американским участникам этого трибунала и последующих судов в США была запрещена всякая юридическая деятельность из-за очевидных нарушений в работе в Нюрнберге. То есть им было предъявлено обвинение в нарушении законов следствия, принуждении к показаниям посулами и т.д. Сегодня это тайна за семью печатями... Советский Союз в своём обвинительном заключении немало собственных грехов переложил на нацистских преступников, у которых своих преступлений хватало и хватает и которым нет и не должно быть срока давности. Немало уничтоженных храмов на оккупированной немцами территории было разрушено до начала войны. Известный псковский старец Николай Гурьянов как-то сказал: «Немцы в нашей церкви ни одного гвоздочка не взяли, всё наши, окаянные…». Мемориальный Свято-Владимирский собор на месте крещения равноапостольного князя Владимира в Корсуни (Херсонесе) был взорван нашими подрывниками в последние дни севастопольской обороны 1942 года, в нём размещался минно-торпедный склад Черноморского флота – поэтому разрушения были тотальными. Собор фигурировал в дальнейшем в качестве примера немецкого варварства… И всё же Нюрнбергский процесс – это безусловное достижение человеческого сообщества. В приговоре Международного трибунала  впервые в истории были осуждены не только преступления нацизма, но и милитаризм: «Развязывание агрессивной войны является не только преступлением международного характера. Оно является тягчайшим международным преступлением». И ещё об одной многолетней путанице следует сказать. В своё время товарищу Сталину было выгодно объявить Германию фашистской страной. О разнице между фашизмом и нацизмом у нас предпочитали не рассуждать. Первые немецкие пленные в 1941 году (как правило, это были лётчики) с некоторым недоумением и гордостью заявляли, что они не фашисты, а нацисты. Но в Советском Союзе их упорно именовали немецко-фашистскими захватчиками. Зачем это было нужно? В этом сталинском обобщении (а авторство принадлежало несомненно ему) содержалось обвинение испанцев Франко, португальцев Салазара – на них Сталин пытался организовать нападение совместно с Труменом вплоть до 1947 года! И всякое внутреннее национальное движение против коммунистов немедленно получало ярлык «фашизма», скомпрометированного германскими нацистами. И до сих пор этот ярлык жив, а всякая забота и печаль о судьбе русского народа с лёгкостью может быть объявлена «фашистской». Поэтому меня очень порадовал 8-й том Нюрнбергского процесса, изданный в 1999 году, где усилиями ответственного редактора Натальи Сергеевны Лебедевой нацисты названы нацистами и никак иначе. О сроках давности у нас в нынешней России хотелось бы поразмышлять в следующей статье.

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ