Старцы: старые и новые, святые и прочие

«От ласки у людей бывают совсем иные глазки», – говорил преподобный Амвросий Оптинский, который принимал у себя тысячи людей: и крестьян, и писателей с мировым именем. К кому сейчас идут за «лаской» современные люди? Как современное старчество связано с дореволюционным?

Здание Синодальной резиденции в Даниловом монастыре. Фото: patriarchia.ru

Здание Синодальной резиденции в Даниловом монастыре. Фото: patriarchia.ru

После того как церковь получила свободу в 1991 году, на территории РФ стали обильнее появляться старцы. К сожалению, разрыв церковной традиции был так велик, что новоявленное «старчество» очень часто носило псевдодуховный болезненный характер. Недуг это прогрессировал так стремительно, что в 1998 году Священному Синоду пришлось высказаться и осудить младостарчество как духовную болезнь современной церкви. 22 октября по новому стилю церковь празднует память преподобного Амвросия Оптинского, известного старца, ученика преподобного Льва. С этим старцем встречался Достоевский, ища утешения после смерти сына Алексея. Амвросий стал прототипом старца Зосимы из «Братьев Карамазовых». Он очень почитался не только в народе, но и среди просвещённой публики своего времени. Хотя сейчас Введенская Оптина Пустынь и функционирует, можем ли мы говорить, что там продолжается традиция преподобного Амвросия и других оптинских старцев? Если продолжается, то как? Возможно ли старчество в том виде, в каком оно было в XIX веке и ранее, возможно ли оно в такой форме вообще? Должно ли быть современное монашество таким же, каким оно было до 1917 года? Такие рассуждения могут показаться либеральными среди христианских фундаменталистов, отрицающих всё новое как неблагодатное или даже еретическое. Но ведь и само явление русского старчества в синодальный период было для своего времени явлением абсолютно новым. И, может быть, лучшей актуализацией опыта старцев будет видение новых путей и форм, через которые может оживляться церковная жизнь?

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ