«Режим в России уже не авторитарный, а деспотический»

За год, по данным «Мемориала»*, число политзаключённых в России выросло с 362 до 420 человек. Лишь малая часть из них занималась политикой, большинство сидит просто за инакомыслие, отмечают правозащитники

Протестующие перед началом шествия в честь 95-летия Октябрьской революции. Фото: Владимир Вяткин / РИА Новости

Протестующие перед началом шествия в честь 95-летия Октябрьской революции. Фото: Владимир Вяткин / РИА Новости

При подготовке публикации использовались материалы круглого стола «Политические заключённые в России в 2021 году: практики репрессий, методы защиты», организованного Сахаровским центром* в преддверии Дня памяти жертв политических репрессий, или Дня политзаключённого.

По данным Правозащитного центра «Мемориал»*, в России на сегодняшний день насчитывается 420 политзаключённых. И это неполный список – только дела, исследованные правозащитниками и соответствующие принятым Советом Европы и ОБСЕ критериям определения политзаключённого. Эти цифры уже сопоставимы с советским периодом.

30 октября 1974 года узники пермских и мордовских лагерей объявили массовую голодовку как протест против репрессий в СССР. В этот же день в квартире, где жили Андрей Дмитриевич Сахаров и Елена Боннэр, прошла пресс-конференция, на которой говорили о советских политических заключённых. С тех пор эта дата считается Днём политзаключённого. Официально этот день был учреждён постановлением Верховного Совета РСФСР от 18 октября 1991 года «Об установлении Дня памяти жертв политических репрессий».

Андрей Дмитриевич Сахаров и Елена Боннэр. Фото: Сахаровский центр

– Есть определённые критерии  признания политзаключённых. Мы каждый случай анализируем на предмет соответствия этим критериям. Политзаключёнными считаются люди, которые преследуются либо за мирную реализацию своих прав и свобод, либо за какую-то принадлежность, либо по политическому мотиву, – говорит руководитель программы поддержки политзаключённых «Мемориала»* Сергей Давидис.

По его словам, за последний год число политзаключённых выросло больше чем на 50 человек – с 362 до 420. Частью этого процесса наступления властей на права и свободы граждан является и новое законодательство, в котором говорится об иностранных агентах, и усиление ответственности разного рода, которое позволяет расширить содержание статей – например, сделать шире состав хулиганства, клеветы. Вершиной применения уголовных репрессий, по мнению Давидиса, стало лишение свободы политика Алексея Навального, наиболее известного российского политзаключённого.

Алексей Навальный. Фото: instagram.com/navalny

– Политзаключённым нужна наша солидарность, им нужна поддержка как на эмоциональном, так и на международном уровне, – заключает правозащитник.

Есть международные законы о политзаключённых, согласно которым другие страны могут вмешиваться во внутреннюю политику друг друга, если в государстве нарушаются права и свободы граждан. 

– 30 лет назад, в октябре 1991 года, в Москве был подписан один из основополагающих документов ОБСЕ, который зафиксировал очень чёткое правило: «Вопросы, касающиеся прав человека, основных свобод, демократий, верховенства закона, носят международный характер, являются вопросом, представляющим непосредственный и законный интерес для всех государств-участников ОБСЕ, и не относятся к числу исключительно внутренних дел соответствующего государства», – отмечает журналист и общественный деятель Владимир Кара-Мурза. – Каждый случай произвольного лишения человека свободы по политическим или религиозным причинам нарушает не только российскую Конституцию, но и чётко зафиксированные международные обязательства РФ.

Владимир Кара-Мурза. Фото: facebook.com/vladimir.karamurza.5

Совет Европы периодически пытается как-то реагировать на ситуацию с политзаключёнными в России. Например, он направлял к нам в этой связи свою докладчицу (но наше правительство не одобрило её присутствие). Есть вероятность, что будет введён документ о принятии мер по политзаключённым в Российской Федерации. В Совете Европы есть также надзорное управление, которое следит за исполнением решений Европейского суда по политзаключённым. Такие решения, в частности, были вынесены в отношении Алексея Навального и Алексея Пичугина, которые выиграли по два дела против российского правительства. Впрочем, надзор от Совета Европы не помог ни тому, ни другому: оба отбывают в России наказание по выигранным в ЕСПЧ делам.

Одно из громких политических дел этого года связано с именем Андрея Пивоварова, баллотировавшегося в Госдуму от партии «Яблоко». 

Андрей Пивоваров. Фото: facebook.com/pivovarovandrei

– Андрей сейчас сидит в СИЗО № 1 города Краснодара по статье о сотрудничестве с нежелательной организацией, – рассказывает экс-глава его предвыборного штаба Татьяна Усманова. – Он там находится с 31 мая, и ему грозит до 6 лет заключения. Доказательства виновности Андрея – это 34 публикации на его странице в Фейсбуке и политическая экспертиза, которая, по словам Андрея, напоминает классические сюжеты РЕН ТВ, где перепутаны рептилоиды и госдепы. Андрей в этом году был единственным кандидатом на пост депутата Госдумы и политическим заключённым. Разумеется, Андрей был заключён под стражу из-за своего намерения баллотироваться в Государственную Думу.

Политические репрессии почти всегда связаны с ущемлением свободы слова, говорит директор Информационно-аналитического центра «СОВА»*, член СПЧ при президенте РФ Александр Верховский. По его словам, выросло число административных штрафов за резкие высказывания – их уже более 1 000. Осуждают за оправдание терроризма, нацизма, за экстремистскую деятельность, при этом редко учитывают масштаб деяния и его контекст.

– После каждой акции протеста правозащитники ждут, что последуют уголовные дела, – рассказывает координатор юридического направления независимого правозащитного медиапроекта «ОВД-Инфо»* Александра Баева. – Но если первые приговоры после акции протеста 6 мая 2012 года были вынесены только в 2014 году, то сейчас на вынесение приговора хватает 1–2 заседаний. После зимних протестов 2021 года под уголовным преследованием, по данным «ОВД-Инфо»,* находится 150 человек. По административным делам привлечено 11 000 человек.

Баева также отмечает, что если раньше при задержании протестующих применялись только 2 статьи (212-я «О массовых беспорядках» и 318-я «О насилии в отношении представителей правоохранительных органов»), то теперь – более 20. Это и законы, связанные с ограничениями из-за коронавируса, и ответственность за привлечение несовершеннолетних, и многое другое.

– Нет сомнений, что появление политзаключённых – это следствие установления деспотического режима. Обычная авторитарная система удовлетворяется тем, что уничтожает всех политических противников. Сегодня же политические репрессии в России распространяется даже на тех людей, которые на власть не претендуют. Это свидетельствует о намерении власти вернуть тоталитарный режим, – заключил правозащитник и советский политзаключённый Александр Подрабинек.

 

* Организации, признанные Минюстом РФ иностранными агентами.

 

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ