Щедрый богач земного града

Как христиане стали обогащаться? Разрешали ли римские папы ростовщичество и похожи ли наши старообрядцы на протестантов? Об этом – в экономическом обзоре богословских доктрин от научного руководителя центра исследований модернизации ЕУ СПб Дмитрия Травина

Картина

Картина

Религия влияет на модернизацию. Христианство прошло довольно долгий путь развития от учения ранних отцов Церкви до современного состояния. И за это время оно по-разному сказывалось на экономике. Я подробно рассказываю об этом в своей новой книге «Почему Россия отстала?» и в некоторых других работах, но попробуем сейчас тезисно обозначить основные вехи, сильно упрощая проблемы, но выделяя суть.

Макс Вебер, 1918 год. Фото: wikimedia.org
Потом Западную Европу потрясла реформация, которая может по-разному оцениваться с богословской точки зрения, но с экономической – послужила новым мотором экономического развития. В XX веке социолог Макс Вебер даже выдвинул концепцию: протестантизм лучше способствует развитию экономики, чем католичество (заметим, он говорил в основном о кальвинизме, что многие упускают из виду). Кальвин провозгласил: вы сами можете понять, как Бог к вам относится по своей будничной жизни, если вы успешны – значит, избранны. Успех, в том числе финансовый, становился универсальным мерилом. Эта теория Вебера не имеет общего признания, но многие полагают, что протестантская этика была по крайней мере одним из факторов успеха в экономике. Успех угнетённых Что же в это время происходило в России? Конечно, у нас были свои купцы, которые жертвовали деньги церкви, представая щедрыми богачами. Но долгое время отношение церкви к финансовому обогащению не было явно сформулировано. Первый задокументированный спор на эту тему возник, по-видимому, во времена Ивана III, и это спор между иосифлянами и нестяжателями. Иосифляне так названы по имени знаменитого церковного деятеля Иосифа Волоцкого, который говорил, что церковь должна иметь богатство и им распоряжаться. Нестяжатели, опираясь на идеи Нила Сорского, отвечали: нужно молиться Богу, а богатства пусть принадлежат царю. В этой полемике победили иосифляне. Впрочем, к экономическому развитию страны это не имело отношения. Как я и говорил, экономическому развитию Руси мешало не столько православие (в том или ином изводе), сколько изолированность от остального мира. После этого спора случился раскол, который породил феномен староверов, которых часто называют «русскими протестантами» за их выдающиеся финансовые успехи. Формально говоря, такое обозначение неверно: Вебер настаивал, что у протестантов была особая ментальность, которая способствовала тому, что они трудились больше, чем католики. У староверов изначально никакой особой экономической ментальности не было, старообрядцы не выдвигали оригинальной богословской доктрины относительно финансового обогащения. Просто они находились под большим гнётом, поэтому естественно имели больше сплочения и доверия внутри своей группы. Я бы сравнил их положение с положением евреев в Западной Европе (при всей условности подобных сравнений): поневоле преуспеешь. И их пример в очередной раз доказывает, что изначально в православной доктрине не было ничего, мешавшего экономическому развитию.

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ