«Я лепёшка, а хлеб Жизни – это вот» 

К 80-летию со дня кончины епископа Макария (Опоцкого) «Стол публикует» его письма и воспоминания о нём

Епископ Макарий (Опоцкий). Фото: личный архив Анны Дмитренко

80 лет назад в деревне под Великим Новгородом перешёл в жизнь вечную епископ Макарий (Опоцкий), один из самых необычных иерархов Русской церкви, собравший в годы советских гонений православное братство, в которое входило около семидесяти христиан в Новгороде, Череповце, Галиче, Ленинграде, Кирове и Буе.

Фото: sfi.ru

Собеседница «Стола» – Анна Дмитренко, автор книги «За святую правду любви и братства: Епископ-катехизатор Макарий (Опоцкий), 1872–1941» (М.: СФИ, 2021).

Новгород уже бомбили и регулярно подвергали артиллерийскому обстрелу, оставаться в нём было опасно, епископ Макарий и с ним 26 братчиков перебрались в пригород, деревню Витка. Жили они там в местной школе. Епископ Макарий угасал – ссылки и заключения сильно подорвали его здоровье. Возможно, у него был рак желудка. 9 ноября 1941 года в 11 часов 30 минут епископ Макарий (Опоцкий) отошёл ко Господу. Екатерина Ивановна Пикина вспоминала, как это было: «Я плела шерсть, прислушалась к дыханию, дыхание становилось всё реже и реже, стенки в школе не капитальные – всё слышно, вдруг нас позвали: “Идите, дедушка кончается”. Он ушёл тихо, без стонов, все сразу заплакали. Когда хоронили, поехали в город рано, на саночках везли гроб по ледку».

Деревня Витка. Фото: личный архив Анны Дмитренко

– Не будет преувеличением сказать про епископа Макария (Опоцкого), что жизнь его и по церковным меркам, и тем более по общественным была не то что незаметная, а просто скрытная: с 1937 года он жил на подпольном положении, прятался. Но всё же масштаб личности человека и христианина определяется чем-то другим. Что вы можете сказать о значимости жизни и служения епископа Макария (Опоцкого) для нашей церкви и для современных христиан?

– К сожалению, имя владыки Макария (Опоцкого) и не очень известно, и редко упоминается среди ярких фигур епископов XX века – подвижников веры, новомучеников и исповедников. Хотя он бесспорно настоящий исповедник и свидетель Христа. То, что он делал и сделал как христианин, было актуально во время его жизни, и актуальность его слова и опыта жизни сейчас только возрастает. Я бы отметила четыре вещи. Первое: он учил христиан жить в церкви вместе. Это всегда трудно, но в 20-е и 30-е годы XX века это было не трудно, а невозможно. Братства и общины разорялись властью первыми, приходы разгонялись. Во-вторых, для владыки Макария принципиально, чтобы вера была просвещённая. Этого и сегодня очень не хватает. Он умел просвещать людей самого разного происхождения, образования, разных способностей, он умел заставить их думать на самые сложные богословские темы, потому что христианская жизнь имеет глубину и требует ясности. Когда при помощи террора людей отрывали от традиции и от общения с её носителями – в церкви важно было не потерять просвещённой веры. Третье – он учил своих духовных чад не только быть верующими и верными, но уметь свидетельствовать о своей вере в любых обстоятельствах. И четвёртое – он сам показывал это умение жить полной жизнью, с избытком, несмотря на то, что обстоятельства требовали просто выживать.

– Сохранились ли «секреты миссионерского мастерства» епископа Макария? Как он помогал людям начать жить по вере, когда за это можно было и сесть, и даже погибнуть? Сохранились какие-то воспоминания об этом?

– Он обладал какой-то совершенно удивительной способностью заражать людей своей верой. Сохранились свидетельства, что где бы он ни оказывался – просто направлялся на место служения или находился в ссылке, – вокруг него всегда не просто собирались люди, а рождались община, братство. Это удивительно. 

Иван Пикин. Фото: архив семей Беляевых, Брагиных, Пикиных

Может, наиболее яркие из мне известных примеров – это Иван Кириллович Пикин, папа дожившей до нашего времени хранительницы братского архива Екатерины Ивановны Пикиной. Когда владыка пригласил его переехать в Новгород, Иван Кириллович, не задумываясь, отдал всё хозяйство, а оно было большое и крепкое, государству и последовал за епископом Макарием. Это позволило ему не попасть под раскулачивание, сохранить свою семью. Или Василий Александрович Козлов и Пётр Алексеевич Беляев. Они пришли к епископу Макарию и сказали: «Владыка, мы пьём…». Он говорит им: «Не бойтесь, всё оставите». И они, как рассказывала нам Екатерина Ивановна, абсолютно поменяли свою жизнь, «всё оставили безо всякого сожаления». В 1937-м они были арестованы за свою веру и расстреляны, удостоившись венца новомучеников.

Храм Флора и Лавра 1920-е годы. Фото: архив семей Беляевых, Брагиных, Пикиных

С ними можно вспомнить и Марию Николаевну Александрову из Ленинграда, которая очень любила древности и была верующим человеком. Она приехала в Новгород посмотреть на древнерусское зодчество и попала в храм Флора и Лавра. Там проповедовал отец Алексий Успенский. Вдохновлённая его проповедью, она подошла к отцу Алексию и сказала: «Вы хлеб жизни!». «Нет, – ответил ей священник, – я лепёшка, а хлеб – это вот», – и показал на владыку Макария. И когда Мария Николаевна познакомилась с владыкой, она точно так же всё оставила и переехала в Новгород. Мария Николаевна – тоже новомученица, она была расстреляна вместе с Иваном Кирилловичем Пикиным, Василием Александровичем Козловым и Петром Алексеевичем Беляевым 2 декабря 1937 года. 

Василий Козлов и Пётр Беляев. Фото: архив семей Беляевых, Брагиных, Пикиных

– Владыку Макария часто вспоминают как епископа-катехизатора. Что известно о его катехизации, как происходило научение людей вере в братстве? Была ли у него какая-то своя система введения людей в традицию веры?

– Мы знаем, что в братстве владыки Макария были свои «чины просвещения». Люди, которые хотели стать членами братства, должны были пройти научение, и в конце этого научения совершался чин просвещения. Мы не знаем, сколько и каких бесед было в этом научении, никакой стройной системы до нас не дошло. Известно, что изучали богослужение и очень серьёзно – Священное писание, каждый вечер были какие-то беседы. Епископ Макарий учил братчиков, готовя их к тяжёлым временам: «Ваш ум должен плавать в Священном писании, учите его наизусть. Придут времена – книг не будет, а вы всё будете знать, потому что у вас это Священное писание будет, можно сказать, в сердце, в памяти. Вам уже и книга не нужна будет». 

– Если я верно понял, члены братства тоже были миссионеры, как и сам епископ Макарий?

– Сохранились документальные свидетельства, что даже в 30-е годы, когда уже начались серьёзные гонения, братчики, которые работали на светской работе, там свидетельствовали о Христе и о братской жизни, хотя это было уже смертельно опасно. И известно, что даже в эти годы были люди, которые присоединялись к братству или становились друзьями, то есть тесно общались с братчиками и епископом Макарием. У них получалось жить творчески, с избытком, содержательно противостоять злу. Это позволяло отвоевывать людей у зла, у этого мира, который, стал за десятилетия советской власти совершенно безбожным. 

Братство в Новгороде 30-е годы. Фото: архив семей Беляевых, Брагиных, Пикиных

– В чём было творчество жизни этого подпольного братства? 

– Я не случайно говорю про избыток, потому что братчики писали стихи и духовные песни. Порой это очень простые тексты, но через них нам открывается глубокий и подлинный духовный опыт. Было и литургическое творчество: в братстве рождались удивительные молитвы и свои богослужебные чины. Настоящим творчеством было и воспитание братских детей, так что интерес и верность к церковной братской жизни они пронесли до конца, сохраняя любовь к своим родителям и христианскую дружбу между собой. И они свою веру не предавали даже в малом. Вот, например, Екатерина Ивановна Пикина – она училась в советской школе, была лучшей ученицей и старостой класса, но никогда не вступала ни в октябрята, ни в пионеры, ни в комсомол. Братские дети всегда были на очень хорошем счету в школе, отличались от других детей дисциплиной, добротой, честностью, очень хорошо учились. И в этом тоже большая роль была братства, потому что у каждого ребёнка был свой наставник, братчики помогали им и в учёбе:  кто-то – в математике, кто-то – в музыке. 

Екатерина Пикина. Фото: архив семей Беляевых, Брагиных, Пикиных

Творческий накал не ослабевал в братстве. Стараясь свидетельствовать о своей вере, они постоянно стремились к образованию: многие вспоминают о каких-то интересных богословских беседах с епископом Макарием по вечерам, думали о том, как повышать качество своей христианской жизни, хотя внешняя обстановка не очень этому способствовала. Были аресты, обыски, ссылки. Но со всеми отправленными в лагеря и ссылки владыка Макарий и братчики обязательно поддерживали связь, старались приезжать друг к другу, писать письма. И эти письма вобрали первородную силу и аромат христианства первых веков. 

* * *

«Стол» публикует сохранившиеся в архиве братства письма епископа Макария (Опоцкого) братчице Анастасии (Вороновой), монахине Галичского монастыря с 1903-го по 1918 год. В 1929 году Анастасия вошла в галичское братство епископа Макария. В 1937 году была арестована, приговорена к 5 годам ИТЛ; отбывала срок в одном из лагерей Западно-Сибирского края, по окончании срока в 1942 году была оставлена в лагере до весны 1944 года. В 1949 году арестована повторно, выслана на поселение в Джамбульскую область Казахской ССР. Дальнейшая её судьба неизвестна.

Галичское озеро. Фото: архив семей Беляевых, Брагиных, Пикиных

Спустя почти два года после ареста, в начале 1939 года, от инокини Анастасии пришло письмо, и таким образом связь была установлена. Сохранились написанные в целях конспирации под женскими именами письма епископа Макария к Настеньке, как её называли в братстве. 

Монахиня Анастасия (Воронова) (верхний ряд слева). Фото: архив семей Беляевых, Брагиных, Пикиных

Письмо епископа Макария к монахине Анастасии (Вороновой) в Сиблаг от 3 февраля 1939 года

Милая подруга моя Настенька!

Наконец-то я узнала о твоей судьбе, о твоём местожительстве и весьма порадовалась тому, что ты жива, здорова телом и бодра духом.

По прочтении письма твоего предо мной предстал твой жизнерадостный образ, исполненный мира Божьяго и самоотверженной любви, готовой душу свою положить за друзей своих.

Вспоминая твою искреннюю любовь, я от души пою песнь любви тебе на утешение! О Любовь, о Любовь Святая! Как ты чудесно прекрасна, премудра, благодетельна, спасительна! О, как ты сильна нас – людей плотяных, оземленевших, гордых, самолюбивых, трусливых и слабовольных – сильна преобразить в людей духовных, небесных, покорных Богу, любвеобильных, сильных, твёрдых в вере на жизненном пути! О, как блаженны те, кои находятся под воздействием живительных лучей св<ятой> Любви!

Таких она, как нежно любящая своего ребёнка мать, прижимает к своей тёплой груди, осыпает горячими поцелуями, питает своим молоком, одевает в мягкие, теплые одеяльца, тщательно хранит от холода, непогоды, спасает здоровье тела, предупреждает всякого рода заболевания. Во избежание преждевременной смерти мать сама просит врача сделать на теле ребёнка уколы, чтобы влить в кровь благотворно действующую сыворотку, спасающую дитё от заражения оспой, скарлатиной, тифом и т. п.

Точно так и св<ятая> Любовь принимает своих детей на своё вечное попечение. Заботится об их материальном благе, обильно питает их произведениями и плодами земли, насыщает души словесным молоком, облачает их в ризу правды, одевает в одежду нетления, удаляет от общения с мерзкой средой, дабы душа не заразилась тлетворным духом лукавой среды.

Желая совершенно очистить детей своих от плесени и скверны, приобретённой от соприкосновения с родом сим развращённым и неверным, желая освободить их от всякой кабалы и ввести в своё славное царство, желая украсить их славою, честию и силою сынов и дочерей Своих, – Святая Любовь предаёт чад своих на страдания по плоти, даёт власть врагам наносить им раны, ибо как золото очищается от примесей чрез огонь, так и души очищаются чрез страдания по плоти. Страдающий плотию – перестаёт грешить, становится праведником, приобретает мужество, стойкость в вере при нападении врагов. От мужества же, как написано, рождается духовная опытность (мудрость). От опытности рождается Святая Надежда на помощь от Бога на приобретение силы свыше. Надежда не посрамит, блаженны все, надеющиеся на Него!

Чада Любви, преуспевая возрастом, начинают чувствовать на себе действия Любви, ценят её, как своего благодетеля, проникаются чувством глубокой благодарности к ней, горят искренним желанием более и более пользоваться дарами святой Любви и в конце концов сами входят в глубину Любви, сами становятся любовию.

Родная моя Настенька! Ты в объятиях святой Любви, которая бьёт тебя, желая прославить тебя, причислить к сонму сынов Своих. А потому ты одна из самых счастливейших людей ещё в этом веке. Я от души радуюсь за тебя. Радуйся и веселись и ты, ибо ещё большая радость и счастье ожидают тебя впереди.

Вот чудесный Жених грядёт к тебе, чтобы навеки обручить тебя с Собою. День и ночь ожидай Его! Ты интересуешься судьбою наших общих знакомых – скончались Апполинария Ивановна [Домакова], Кира, Василий Н<иколаевич> [Коренков], Иван Иванович Голубев, Вера – твоя подруга, Паля и Греля болеют тифом и лежат в больнице. М.Ф. уехала в Ленинград на работу, остальные все живы и здоровы и бодры духом, радуются надеждою на будущее. Сама я чувствую прекрасно, хозяйничаю в своей семье. Ребятки у меня послушные. Муж у меня прекрасный, добрый, деток бережёт. Ну и кончаю. Крепко целую тебя и желаю радоваться и за всё благодарить Вечную Любовь.

Твоя подруга Мара

Епископ Макарий (Опоцкий). Фото: архив семей Беляевых, Брагиных, Пикиных

Письмо епископа Макария к мон. Анастасии (Вороновой) в Сиблаг, между 1939–1941 годами

Дорогая Настенька! Читая Твои письма, я более и более убеждаюсь, что Ты уже сочеталась с Премудростью Божией, вошла в Любовь Отчую, ибо так рассуждать, как Ты, и так вдохновенно писать может только Одна Премудрость Божия, в Тебе живущая. Это та самая Премудрость, которую так прекрасно изобразил премудрый Соломон: «Она есть дыхание Силы Божией и чистое излияние Славы Вседержителя, почему ничто осквернённое не войдёт в Неё. Она есть отблеск Вечнаго Света и чистое зеркало действия Божия, и отблеск благости Его. Она одна, но может всё сотворить, и, пребывая в Самой Себе, всё обновляет, и, переходя из рода в род во святые души, приготовляет друзей Божиих и Пророков, – и Бог никого не любит, кроме живущих с Премудростию. Она прекраснее солнца и превосходнее сонма звезд: в сравнении со светом Она выше» (Прем. 7:22–29).

Вот такую-то Премудрость Ты возлюбила, взыскала от юности своей, пожелала взять Её в невесту себе и стала любителем красоты Её. Она возвысила Твоё благородство тем, что ввела в сожительство с Богом.

Она таинница ума Божия, изобретательница дел Его. Она научала Тебя праведной жизни, целомудрию, рассудительности, справедливости и мужеству в перенесении скорбей, лишений.

О, как ты блаженна, Настенька, что живёшь в союзе с таковой Премудростью. Несмотря на телесную болезнь и скорбь, ты не унываешь, не ропщешь на свою долю. Наоборот, радуешься, зная ту истину, что временные страдания есть предвестник грядущаго великого счастья, радости и утехи. Слыша слова Премудрости, исходящие из твоих уст, я ещё более полюбила Премудрость и жажду усвоить Её в полноте как изобретательницу-совершительницу дел Божиих, ибо ничего нет богаче Премудрости, которая всё творит.

Верному вся возможно. Пусть это письмо будет поздравительным. От любящих прими приветствие с днём Ангела.

Любящая тебя Мадонна

Архив семей Беляевых, Брагиных, Пикиных. Ед. хр. № 72.

Текст записан Е.И. Пикиной.

 

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ