Спецслужбы Его Императорского Величества

Владимир Хутарев-Гарнишевский, историк, автор книги «Противостояние. Спецслужбы, армия и власть накануне падения Российской империи, 1913–1917 гг.» рассказывает «Столу», как была организована «царская охранка» и почему не предотвратила гибель империи

Парадная и походная формы отдельного корпуса жандармов, 1872 год. Фото: wikimedia.org

В России политический сыск как вид государевой службы появляется при Петре Великом, однако единой организации у «спецслужб» не было. Само это слово – «спецслужбы» – по отношению к дореволюционному периоду может употребляться с большой осторожностью  – как некое обобщение, понятное широкой аудитории.  В начале ХХ века политический сыск состоял из отдельного корпуса жандармов и департамента полиции Министерства внутренних дел. Это два центральных органа. Корпус жандармов был создан ещё при Николае I, а жандармские политчасти – при Александре I. Изначально это была военная полиция, исполнительный орган в руках третьего отделения императорской канцелярии. Но ровно до тех пор, пока третье отделение справлялось со своими функциями, то есть до начала активного революционного движения. Ряд покушений на Александра II показал, что требуется серьёзная реформа: в 1867 году создаётся новое положение об Отдельном корпусе жандармов. 

Форма чинов Отдельного корпуса жандармов, 1911 год. Фото: wikimedia.org
Война начинается В начале 1910-х годов в России формируется ещё и военная контрразведка. До этого военной контрразведкой занималась жандармерия и частично Департамент полиции, в основном его заграничная агентура. Что касается заграничной агентуры, то было два её главных центра: в Париже (агентура занималась Западной Европой) и в Стамбуле (Турция и Балканы). Парижская работала в сотрудничестве с французскими властями. Положение константинопольской зависело от того, что происходило в тот момент в Турции. То есть, грубо говоря, некоторое время шеф стамбульской полиции был фактически на ставке у царских властей, и после турецкого переворота его пришлось срочно эвакуироваться в Одессу по поддельным документам.  А потом мы получили Первую мировую войну, и начался адский кадровый голод. Жандармов стали расхватывать на создание военных контрразведок, поняв, что сами военные не справляются с поставленной задачей. На фронте шла непонятная вакханалия: шпионов хватали сотнями, заводили коллективные дела. В Варшавской губернии как-то раз попытались завести дело на «шпионскую группировку» из 262 человек… Как писал начальник Ивангородской  крепостной жандармской команды Владимир Ган, ему военные приводили десятки человек, забивая ими все помещения и подвалы крепости: «большинство из арестованных доставляются мне при одном лишь листке полевой книжки, и при кратком допросе сами не знают своей вины, произвести краткое расследование их проступков или установить их личности не представляется никакой возможности, слагаю за это с себя вину на арестовавших». Часть этих дел разваливалась, кого-то высылали в соседнюю губернию, малую часть казнили. Но неразбериха нарастала. К тому же, к первой мировой войне полиция и жандармерия подошли во многом ослабленными – почему, опишем в следующем тексте. 

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ