«Хлеб от земли, а голод от людей…»

В рамках Форума общенационального покаяния и возрождения «Имеющие надежду» прошёл Вечер памяти жертв советского голодомора

Очередь за обедом выстроилась у врачебно-питательного пункта во время голода в Поволжье. Фото: РИА Новости

За свою историю Советский Союз пережил три масштабных голода. Первый вспыхнул сразу после Гражданской войны в 1921 году и был вызван грабительской политикой «военного коммунизма». Второй – начавшийся в 1932 году – стал последствием коллективизации. Третий начался уже после войны – в 1946 году.

И, как отметил ведущий вечера Игорь Корпусов, все эти три голодомора объединяет одно: все три были спровоцированы большевистским режимом, решившим использовать трагедию в политических целях.

Игорь Корпусов. Фото: с личной страницы Игоря Корпусова в Facebook

 – Во все времена к голодающим люди испытывали сочувствие и милосердие.  В Священном писании Господь очень сочувственно относится к этой слабости человеческой, предписывая кормить даже врагов:  «если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напои его». И такое отношение к голодающим было на протяжении веков. Но вот в начале ХХ века к власти пришли люди, которые чётко понимали, что именно с помощью голода народы можно подчинить своей воле, и не просто подчинить, но изменить их внутренне...

* * *

Голод исторически преследовал Россию с самых древних времён.

Александр Никулин, директор Центра аграрных исследований РАНХиГС, директор Чаяновского исследовательского центра МВШСЭН:

Александр Никулин, директор Центра аграрных исследований РАНХиГС. Фото: sakharov-center.ru

– В традиционных аграрных обществах с низкой агрокультурой подобного рода стихийные бедствия носят, к сожалению, циклический характер. Причины неурожайных лет были примерно одинаковыми: засуха, избыток дождей, ранние морозы, саранча, суховеи и т. д., но низкий технологический уровень агрокультуры не позволял выработать действенных мер по защите от последствий ударов стихии. Помните, ещё Некрасов писал:

«В мире есть царь: этот царь беспощаден,

Голод названье ему.

Водит он армии; в море судами

Правит; в артели сгоняет людей...»

В царской России последний массовый голод был в 1891–1892 годах. Сухая осень 1891-го задержала посев в полях. Зима выдалась бесснежной и морозной (температура зимой доходила до –31 градуса по Цельсию), что привело к гибели посевов озимой пшеницы. В результате неурожая голод охватил 17 губерний с населением 36 миллионов человек, число жертв достигло не менее 400 тысяч человек. Но с тех пор царское правительство выработало эффективную систему помощи голодающим регионам, началось внедрение новых аграрных технологий. Разумеется, этот процесс был прерван Первой мировой войной, а затем и революционными потрясениями.

Изба крестьянина в Нижегородской губернии, 1891 год. Фото: РИА Новости

– В чём же состоит особая специфика советских голодоморов? – говорит Александр Никулин. – Прежде всего голод был связан с экспериментами революции, связанными с практикой внеэкономического принуждения. То есть, если рассматривать причины голода 1921–1922 годов, то можно отметить, что в ряде южных регионов России летом 1921 года разразилась засуха. Были и последствия Гражданской войны: многие крестьянские хозяйства из-за военных действий лишились мужчин – главной рабочей силы. Но главный источник возникновения голода – это политика «военного коммунизма» и продразвёрстки, проводившиеся с коммунистической беспощадностью. Жестокость большевиков стала настоящим стихийным бедствием, которое унесло жизни миллионов человек. Нельзя сказать, что новое правительство не пыталось помочь голодающим районам Поволжья. Конечно, пыталось: большевики обратились за помощью к международным организациям, но действия власти отличались полной непродуманностью и непоследовательностью.

Десять лет спустя голод повторился – и продразвёрстка может показаться «цветочками» по сравнению с форсированной коллективизацией.

Интересный момент: уже после войны Черчилль оставил воспоминания о разговоре, который у него состоялся со Сталиным в Ялте в 1945 году. Черчилль тогда спросил «отца народов», какое время своего правления он считает самым тяжёлым? Наверное, предположил британский премьер, это был 1942 год, когда гитлеровцы рвались к Сталинграду? Но Сталин ответил иначе: самый тяжёлый для меня период – это 1932 год, когда существовала реальная опасность, что ситуация в стране уйдёт из-под контроля.

– Но коллективизация, вызвавшая невиданный прежде голод, была не только социальным экспериментом по ликвидации привычного сословия крестьян, –говорит Александр Никулин. – Это был и результат бюрократической игры стихий: советской государство уверяло, что никакого голода нет, что всё под контролем, а слухи о голоде распускают кулаки.

Ведь это только в газетах советская экономика выглядела плановой, а на самом деле  это было царство бюрократической анархии, это была экономика постоянного дефицита, прежде всего дефицита продовольствия, вызванного постоянной практикой изъятия любой ценой хлеба у тех, кто этот хлеб производил.

Кроме того, сами большевики относились к крестьянству как к символу вечной отсталости России. Они считали, что это недоразвитые и недалекие буржуа, которых необходимо  поскорее перевоспитать в сельскохозяйственных рабочих колхозов и совхозов, и поэтому их и не особенно жалко.

* * *

Но страдали от действий большевиков не только русские крестьяне. Писатель и драматург Олжас Жанайдаров привёл свидетельства ужасающего голода на территории нынешнего Казахстана, унесшего жизни около трети  (sic!) населения степных районов.

Писатель и драматург Олжас Жанайдаров. Фото: с личной страницы Олжаса Жанайдарова в vk.com

– Мой дед пережил голод в начале 30-х годов. Когда ему было  3–4 года, его родителей – зажиточных баев, владевших крупными стадами скота, – раскулачили и отправили в сибирскую ссылку, а их детей разлучили друг с другом и отправили по разным детским домам. И спасся он буквально чудом – его подкармливали чужие люди.

В период 32–33 годов от казахского голодомора погибло, по разным оценкам, от 1,5 до 2 миллионов жителей, это при том что общая численность жителей Казахстана тогда составляла всего 6 миллионов человек.

Александр Архангельский, телеведущий, писатель, профессор Высшей школы экономики, рассказал о съёмках документального фильма о голоде под Оренбургом.

Телеведущий и писатель Александр Архангельский. Фото: facebook.com/arhangelskiy

– Впервые со времён Великой Смуты появляются случаи массового трупоедства – не надо путать это явление с людоедством, это разные вещи. Людоедство – это убийство людей ради того, чтобы их плоть употребить в пищу. Трупоедство – поедание трупов, не связанное с убийством. И в нашем фильме собраны устрашающие документы эпохи – например, деревенский сход в Бузулукском уезде обращается к губернским властям с просьбой официально разрешить поедание трупов. Сохранилось и обращение крестьян к матери с просьбой разрешить им поедать трупы ее умерших детей. Эти документы – настоящие провалы цивилизации в бездну...

Сохранились и личные свидетельства о послевоенном голоде. 

Михаил Никитич Корпусов:

– В 1947 году отменили продуктовые карточки и стали продавать хлеб. Давали по 200 граммов на руки, и эти кусочки хлеба мне приходилось нести до дому более 3 километров. Я иногда не выдерживал и отщипывал крохотные кусочки хлеба. Сестра всегда на меня за это ругалась. Но мама – никогда.

Ели мы тогда всё. Варили крапивный суп, но я не мог его есть никак.

У нас соседи были – многодетная семья, и у них не было сил платить налоги. И сельсовет постановил отобрать у них единственную корову в счёт недоимок. Мать валялась в ногах у председателя колхоза, умоляла его. Говорила: «Что ж вы делаете, мы же умрём с голода?!.». А председатель ей сказал: «Нам надо рапортовать товарищу Сталину о перевыполнении плана по мясозаготовкам». И эта семья умерла с голода.

Самое страшное воспоминание моего детства – это сцена на вокзале Кардымово в Смоленской области. Там были дети – малютки двух-трёх лет, скелетики, обтянутые кожей. Они даже не плакали, а только стонали: дайте  хлебушка, дайте хлебушка, дайте хлебушка... И я долгое время не мог заставить себя зайти снова на вокзал, потому что боялся снова увидеть этих умирающих детей...

* * *

Голод для большевиков стал и поводом для новой репрессивной кампании против Православной церкви.

Так, в 1922 году голод в Поволжье стал формальным поводом для кампании по изъятию церковных ценностей. Стоит напомнить, что до этого был принят декрет 1918 года об отделении Церкви от государства, по которому была проведена национализация церковных земель, недвижимости, арестованы банковские счета и значительные материальные ценности.

Тем не менее ещё летом 1921 года по благословению Святейшего патриарха Тихона был учреждён Всероссийский церковный комитет помощи голодающим. Патриарх выпустил воззвание «К народам мира и православному человеку», в котором просил «прийти на помощь страждущим духовным чадам нашим», помочь стране, «кормившей многих и ныне умирающей с голоду». И за короткий срок Православная церковь собрала значительные средства. Однако большевистские руководители ответили, что в помощи церковников они не нуждаются. Церковный комитет помощи голодающим был упразднён, собранные средства реквизированы властями.

Человек, спасенный от голодной смерти. Поволжье, 1921 год. Фото: РИА Новости

Но Ленин и его соратники думали не только поживиться за счёт имущества церкви – нет, они понимали, что эти непопулярные действия властей неизбежно вызовут ответную реакцию некоторой части «церковников» и мирян. Именно эта часть церкви, которая найдёт в себе смелость ответить на вызов власти, будет затем объявлена реакционной, контрреволюционной и т. п., что повлечёт за собой самые жестокие репрессии.

И совсем не случайно в разгар кампании по изъятию церковных ценностей и в момент судебных процессов в отношении епископов, клириков и мирян, якобы оказывавших сопротивление этой правительственной акции, стремительно развивается и набирает силу обновленческое движение Православной церкви. И когда чекистами был арестован Святейший патриарх Тихон, лидеры обновленчества при действенной поддержке ОГПУ предпринимают попытку узурпации церковной власти.

О подлинных намерениях большевиков красноречиво свидетельствует и знаменитое письмо Ленина, написанное по следам конфликта в городе Шуе, где произошло первое столкновение верующих с властями: «Именно теперь и только теперь, когда в голодных местах едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи, трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией, не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления. Именно теперь и только теперь громадное большинство крестьянской массы будет либо за нас, либо, во всяком случае, будет не в состоянии поддержать сколько-нибудь решительно ту горстку черносотенного духовенства и реакционного городского мещанства, которые могут и хотят испытать политику насильственного сопротивления советскому декрету... Никакой иной момент, кроме отчаянного голода, не даст нам такого настроения широких крестьянских масс, который бы либо обеспечил нам сочувствие этих масс, либо по крайней мере обеспечил бы нам нейтрализование этих масс в том смысле, что победа в борьбе с изъятием ценностей останется безусловно и полностью на нашей стороне...».

* * *

Показательна судьба священномученика Вениамина (Казанского), митрополита Петроградского, призвавшего паству и клир бескорыстно жертвовать в фонд борьбы с голодом. Он даже выразил готовность своими руками снять драгоценный оклад с Казанской иконы Божией Матери – главной святыни Петрограда! – если это спасёт жизнь хотя бы немногим голодающим. Но для большевиков имело значение только то, что подобные призывы и активная благотворительность церкви укрепляли ее позиции в стране. Митрополит Вениамин был расстрелян. Всего же в ходе акции по изъятию церковных ценностей были уничтожены более 2 600 священников, более 5 тысяч монахов и монахинь. Но вот в финансовом плане, а тем более в действенной помощи голодающим, акция большевиков провалилась. Осенью 1922 года Помгол отчитался об изъятии церковных ценностей на сумму 4 651 тысяч золотых рублей. При этом четверть изъятых средств до центра так и не дошла. Из всей собранной суммы на действенную помощь голодающим пошла мизерная часть. После этих трагичных событий у церковного народа никаких иллюзий в отношении большевистского режима уже не оставалось.

* * *

Священник Георгий Кочетков, духовный попечитель Преображенского братства и основатель Свято-Филаретовского института, подводя итоги вечера, призвал не только дать оценку преступным действиям большевиков, но и думать о будущем.

Самое главное – что умирали миллионы и миллионы. Уходили в мучениях для того, чтобы другие смотрели и понимали, как не надо жить и кому не нужно угождать. Мой отец прошёл прямо через эти страшные события, через эти жернова, и то, что он – с клеймом «лишенца», то есть врагов, которые уничтожались с необыкновенной простотой и любыми средствами, не оказался среди жертв – стало настоящим чудом. 

Но сейчас мы должны думать: почему это произошло на земле, которая прежде славилась своим милосердием?  Как могла случиться такая катастрофа? И, конечно, размышляя об этом, приходится каяться и нам самим – и за недостаток сочувствия и любви, и просто за недостаток веры и доверия, и за неполную готовность к солидарности... Всё это вместе даёт нам возможность обратиться к Богу с молитвами о жертвах голода.

Давайте молиться все вместе.

 

Прощание с Игорем Корпусовым. Фото: facebook.com/angelika.korneeva 

P.S. Редакция выражает искренние и глубокие соболезнования родным и близким в связи с безвременной и скоропостижной кончиной Игоря Корпусова.  

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ