«Каково общество, таковы и врачи»

Случай с помещением больного ректора «Шанинки» в СИЗО потряс общественность. Может ли врач сказать «нет» сотруднику ФСИН, который пришёл, чтобы забрать его пациента?

Ректор Московской высшей школы социальных и экономических наук («Шанинки») Сергей Зуев в суде. Фото: пресс-служба Тверского суда

Ректор Московской высшей школы социальных и экономических наук («Шанинки») Сергей Зуев попал в больницу 29 октября. Его госпитализировали с гипертоническим кризом после 30-часового допроса, в котором он участвовал как подозреваемый в  хищении 21 миллиона рублей государственного гранта. За последний год Зуев перенёс три операции, последняя из которых – на сердце – была в октябре. В тот же день, когда «скорая» доставила его в Первую градскую больницу, 29 октября, туда приехали сотрудники ФСИН и предложили профессору поменять гражданскую клинику на спецбольницу № 20 им. Ерамишанцева, где ему якобы необходимо пройти медицинское освидетельствование. Никаких документов, это подтверждающих, они не предъявили (а для такой транспортировки пациента требовалось не меньше чем решение суда). Врачи этому никак не препятствовали. А могли бы?

Здание Первой Градской больницы им. Н. И. Пирогова. Фото: gkb1.ru

Многие преподаватели российских вузов, публично выступившие в поддержку Зуева, задаются этим вопросом. Пока он остаётся без ответа: медицинское сообщество хранит молчание. Корреспондент «Стола» побеседовала с врачами и узнала, что даже анонимно говорить на эту тему мало кто готов, особенно сотрудники государственных медучреждений. Публикуем ответы тех, кто всё же согласился высказать своё мнение.

«Тут всё строго по закону, считает врач одной из региональных больниц. Врач любой не имеет никаких знаний и умений в данном вопросе. Решает только судья, исходя из материалов дела. Здесь стоит акцентировать внимание на том, что у нас не прецедентное право: Васильева (бывший член совета директоров ОАО “Оборонсервиса” Евгения Васильева прим. ред.) с хищением на 300 миллионов сидела дома, а тут с хищением в 21 миллион в тюрьме. Хотя статья одна и та же».

Бывший член совета директоров ОАО “Оборонсервиса” Евгения Васильева. Фото: facebook.com/Zhenyahomealone

«Мои коллеги считают, что врач должен подчиняться закону, говорит врач, работающая в лаборатории одной из московских больниц. Я не знаю, как быть в этой ситуации. Допустим, пришли ко мне органы власти и говорят, что им нужно отдать пациента, что они должны его на освидетельствование отвезти. Если пациент компенсирован (выведен из критического состояния прим. ред.), я не думаю вообще, для чего его у меня забирают. Я думаю только о том, что ко мне пришла власть за этим человеком, а не о том, вылечен он или нет. Ты просто машинально отдаёшь его представителям власти. Или, например, другая ситуация: в больницу поступил реальный преступник. Вор или мошенник. Врачи выводят его из критического состояния, он лежит в палате, и вдруг приходит следователь. Он говорит, что пациента нужно забрать, так как он преступник. Что делать врачу? Тут просто подчинение власти и закону».

 Согласен с коллегой и врач-реаниматолог из ковидного госпиталя:

«Конечно, отдашь. Ты отдашь даже не компенсированного, если они захотят взять. И ты даже ничего не сможешь сделать. Это факт. И я отдам. Даже из реанимации, потому что не спросят».

«Врачи на уровне главврача или заведующего отделением очень несвободны в своих действиях, рассуждает доцент РНИМУ им. Н.И. Пирогова Ольга Ярошевская. У главврача зарплата в разы выше, чем у рядового врача, но если что не так, он уже не будет главврачом. И так на каждой ступени. А ещё нам указывают страховые компании, кого, чем и сколько лечить, мы не можем назначить оптимальные лекарства, потому что покупают дешёвые аналоги; не можем назначить лишние обследования, потому что это должен сделать специалист соответствующего профиля. У нас норматив 15 минут на человека. Так что и в этом деле винить надо не врачей, а инициаторов этого гнусного дела. Солидарности врачам, конечно, не хватает, но судить не берусь мне не грозили потерей работы и неприятностями. Но представление о святости врачебной работы в принципе я давно утратила. Каково общество, таковы и врачи.

А что касается ситуации с Зуевым, вспомните доктора Мураховского из Омска, который уверял, что Навальный не отравлен. Думаю, ситуация была примерно та же. Многим остаётся радоваться своему рядовому положению. До поры удаётся честно делать своё дело. И вспомните ещё дела, заведённые на врачей генпрокуратурой. А ведь неудачные результаты лечения есть у каждого врача…»

Алексей Навальный на лечении в Германии. Фото: instagram.com/navalny

«Мне, конечно, трудно что-либо комментировать, потому что здесь требуются юридические знания, – говорит врач телемедицинского центра «Доктор рядом» Екатерина Серебренникова. – Я знаю, что, когда мы в поликлинике сталкивались с представителями власти, то всегда требовали официальные решения, подтверждающие правомочность их действий. По-другому не знаю как. В случае с Сергеем Зуевым врачи могли и растеряться, и испугаться. Боюсь, это не врачебная проблема, а этическая».

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ