Почему увольняются преподаватели

32% вузовских преподавателей хотели бы сменить работу. Большинство из них, скорее всего, никуда не уйдёт и продолжит заниматься делом, которое ужасно хочется бросить. А это плохо и для педагогов, и – самое главное – для студентов

Фото: Екатерина Чеснокова/РИА Новости

Отшумели торжества по поводу нового профессионального праздника – Дня работника высшей школы. Профильные министры Валерий Фальков и Сергей Кравцов наградили передовиков, ректоры обратились со словами благодарности к своим сотрудникам, преподаватели в социальных сетях обменялись поздравлениями с коллегами. А после завершения праздника вспомнилась одна  ноябрьская история – уже не радостная, скорее грустная. Специалисты Высшей школы экономики опубликовали результаты опроса по поводу удовлетворенности вузовских преподавателей своей профессией. Оказалось, что 32 % преподавателей хотели бы сменить работу, причём подавляющее большинство (90 %) из них готово перейти на работу, не связанную с преподаванием. В то же время в наибольшей степени удовлетворены своей работой сотрудники вузов, имеющие значимые административные должности: ректоры и проректоры (76–80 %), деканы и их заместители (76 %), заведующие кафедрами, сотрудники администрации, руководители подразделений. Эти результаты уже не настораживают, они пугают. Массовый исход молодых преподавателей из высшей школы наблюдался в середине прошлого десятилетия, в результате средний возраст ППС в разных вузах колеблется сейчас  где-то около отметки в 50 лет или даже уже перевалил через неё. Другими словами, в университетских аудиториях работают большей частью не молодые люди, которые только ищут профессию для себя или себя в профессии, а опытные педагоги, прошедшие аспирантуры, защиты диссертаций, имеющие учёные звания. Так вот практически каждый третий из них хотел бы сегодня кардинально поменять свою трудовую жизнь. Явные минусы Причины, как обычно, всем известны. Во-первых, невысокий уровень дохода, хотя, как выяснилось в ходе опроса, это не главное. По отношению к величине собственного заработка преподаватели разделились практически поровну: 52 % в той или иной степени удовлетворены своим доходом, а 48 % – нет. Во-вторых, зашкаливающая в последние годы учебная нагрузка, когда вузовским педагогам порой приходится проводить по 5–6 пар ежедневно, а работа с дипломниками, рецензирование курсовых работ остаются на вечера и выходные дни. Ещё одна причина, которую многие мои коллеги считают весьма существенной, – это необходимость работы с нерадивыми студентами из-за пресловутого подушевого финансирования, когда тех, кто не желает учиться, невозможно отчислить. Наши собственные опросы (телеграм-канала «Наука и университеты») показывают, что примерно половина преподавателей высших учебных заведений работают по трудовым контрактам на срок, не превышающий трёх лет. Прекрасно понимаем сложности вузовских администраторов, принимающих кадровые решения в условиях действия комплекса недетерминированных внешних факторов – непостоянства контрольных цифр бюджетного приёма, изменения популярности отдельных образовательных программ. Но краткосрочный контракт  часто ставит преподавателя как наёмного работника в полную зависимость от своего руководителя как представителя работодателя.

Фото: Константин Михальчевский/РИА Новости
Не будем забывать, что любой преподаватель высшей школы – от ассистента до профессора – постоянно находится под гнётом «бумаготворческой» нагрузки. Он должен разрабатывать и актуализировать массу учебно-методических материалов – рабочих программ дисциплин, фондов оценочных средств (ФОС), методических указаний. А директивы «сверху» поступают регулярно – вводятся новые обязательные дисциплины, добавляются новые компетенции, обновляются образовательные и профессиональные стандарты. Во всех этих случаях весь ворох бумаг приходится переделывать. Не успели всё разработать по так называемым ФГОС3++, а  на подходе, говорят, федеральные государственные образовательные стандарты четвёртого поколения. И после всего этого от преподавателя всё больше и больше требуют повышения публикационной активности, иначе он не выполнит собственный эффективный контракт со всеми вытекающими последствиями и вместо плюшек за свой нелёгкий труд огребёт кучу неприятностей. Работа, несовместимая с жизнью Всё это вместе и побуждает часть вузовских педагогов уйти из профессии. Я процитирую только одно пришедшее мне сообщение: «Я в 42 года ушла из вуза, будучи доктором наук и проработав преподавателем 19 лет. Причины: постоянное повышение учебной и бюрократической нагрузки (одно переписывание ФОС под новые шаблоны чего стоит!) в сочетании с требованием серьёзно заниматься наукой. Из коллег не уходят те, кому совсем некуда уйти, предпенсионеры и пенсионеры. Жалко, но работа перестала быть совместимой с жизнью». Разумеется, далеко не все из тех, кто  заявил в ходе опроса об уходе, покинут вузы – кто-то просто не решится уйти, кто-то не сможет найти другую работу, не имея необходимых компетенций. Большинство останется и продолжит заниматься делом, которое ужасно хочется бросить. А это очень плохо и для педагогов, и – самое главное – для студентов. Хотя, может быть, всё не так плохо. Ведь среди преимуществ в вузовской работе участники опроса в первую очередь отметили нематериальные: возможность работы с молодёжью (63 %), интересное профессиональное окружение (39 %), возможность приносить пользу обществу (32 %), возможность заниматься научной деятельностью (32 %). А раньше в числе плюсов всегда называли двухмесячный летний отпуск и отсутствие рабочего дня «от звонка до звонка».

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ