Большой секрет для маленькой компании 

Папа римский (представитель ордена иезуитов) реформирует Мальтийский орден, что порождает массу слухов о сложных отношениях между знаменитыми католическими общинами. Пролить свет на повседневную жизнь современных орденов «Столу» помогает директор Института св. Фомы Штефан Липке

Картина

Что такое католические монашеские ордена?

Однажды один мой собрат получил звонок: «Вы иезуит? Это ведь то самое знаменитое тайное общество? Не расскажете о нём?» Множество существует слухов о католических орденах: об агрессивных тевтонцах или знатном Мальтийском ордене, о тайных богатствах и знаниях тамплиеров, о закрытости иезуитов и так далее, и тому подобное. На самом же деле всё намного проще: католический орден – это юридическая форма для первоначальной духовной интуиции, или, говоря церковным языком, для основной харизмы, к которой чувствует себя призванной община верующих.

Например, в VI веке Бенедикт Нурсийский собрал общину из мужчин для совместной молитвы и труда. В Средневековье в Иерусалиме собрались иоанниты (нынешний Мальтийский орден) или тевтонцы – для ухода за больными паломниками и защиты паломников (именно они стали монахами с оружием). Францисканцы собрались для такой же бедной и нестабильной жизни проповедников Евангелия, какую вели Иисус и апостолы. А Игнатий Лойола в XVI веке собрал мужчин для подвижнической жизни – чтобы они были всегда готовы тут же бросить своё служение и взять на себя новое, которое будет «к большей славе Божьей».

Есть ордена, призвание которых – открывать только школы или только больницы, кто-то занимается исключительно зарубежной миссией, кто-то – приютами для детей и т. д. И раз таких целей, достойных христианского внимания, в принципе бесконечно много, то католики шутят, что даже Бог не знает, сколько существует орденов, в частности женских. И если одни ордена живут уже многими столетиями, то некоторые были основаны только в последние 70 лет, то есть после Второго Ватиканского собора.  

Иезуит в XVIII веке. Фото: wikimedia.org

Конечно, говоря теоретически, можно покопаться в архивах и подсчитать количество папских и епископских признаний отдельных орденов (и вычесть из них те, которые давались в итоге на духовные упражнения общин верующих) – тогда, наверное, получится общая цифра. Но, во-первых, подобных подсчётов ещё никто не проводил, а во-вторых, на практике это вряд ли возможно, ведь архивы множества епархий уничтожили войны, землетрясения… К тому же были целые эпохи, когда ордена образовывались и действовали без прямого папского одобрения. 

Третий орден

Что касается организации, то тут тоже возможны самые разные варианты. Есть ордена, в которые собираются только мужчины, есть соответствующие женские ордена и есть те, где действуют общины для мужчин и женщин (под отдельным руководством). Все члены ордена связаны обетами бедности (нестяжания), целомудрия (безбрачия) и послушания – это и по сей день так. Но содержание этих обетов может трактоваться орденами по-разному. Какие-то из них воплощают монашеский идеал, причём часть братьев может принимать на себя ещё и священнический сан (православным языком говоря, становиться иеромонахами).

Но бывает и так называемый  «третий орден» (где первый – священники-монахи, а второй – монахи), то есть община мирян, в которой собираются семейные люди с обычными профессиями, разделяющие идеалы того или иного служения (орденской харизмы). Такие миряне тоже приносят обеты практиковать бедность, целомудрие и послушание согласно их жизненному положению, то есть жить скромно, быть хорошими супругами (если они состоят в браке) и вписываться в служение ордена по возможности. Быть членом «третьего ордена» может не только семейный, но и холостой человек, желающий сохранить для себя право на вступление в брак. 

Аббатство Монте-Кассино — родина ордена бенедиктинцев. Фото: wikimedia.org

Некоторые ордена строго централизованы по всему миру или по отдельным регионам, а некоторые имеют «дома» в тех или иных местностях с максимально широкой автономией. Чтобы стать основоположником ордена, нужно по крайней мере собрать общину верующих под какое-либо духовное упражнение, способное стать христианским служением. Эта община должна какое-то время существовать, и если окажется, что она устойчива, её члены могут обратиться к епископу или к папе напрямую с просьбой о признании. Так община превращается в орден. 

Годы подготовки

Когда человек начинает интересоваться орденом, ему предлагают сначала познакомиться. Обычно этот процесс длится дольше года. Затем его принимают в новициат, где он является послушником ещё по крайней мере на протяжении года. В это время он совершает простые служения, учится основным навыкам и осваивает базовые теологические понятия. По окончании новициата человек готов приносить свои первые монашеские обеты (в большинстве орденов на этой стадии они являются временными). После этого он проходит «формацию». Это духовная и психологическая подготовка, а также основательное обучение тем навыкам, которые пригодятся ему для будущего служения:  философия и теология, педагогика, медицина, язык гуарани или любой другой, архитектура или астрофизика и т. д., и т. п. Только через несколько лет такого обучения его допускают к окончательным монашеским обетам и  – в случае будущего священника – к рукоположению. Здесь же заметим, что подготовка членов «третьего ордена», разумеется, проще.

Раньше принимали в ордена подростков. Теперь же принимают только людей с аттестатом зрелости или тех, у которых уже есть постоянная профессия. Людей, недавно перешедших в католичество, допускают к вступлению в орден только после двух или трёх лет воцерковлённой жизни, чтобы они не совершили такой важный шаг в порыве неофитского восторга. Зато за последние десятилетия сняты фактически все требования к происхождению. Например, раньше в ордена могли не принимать «новых христиан», то есть потомков иудеев или мусульман. Так же сдержанно, к сожалению, относились ордена к некоторым коренным народам Латинской Америки или Азии. Людей, родившихся вне брака или имеющих какую-нибудь инвалидность, тоже могли ограничивать при вступлении в орден. Сегодня эти препятствия отпали. Подытоживая, замечу, что история католических орденов многообразна и пестра. Её можно было бы назвать градусником католического духа: чем живее их активность – тем живее церковь. Но секретами история орденов совсем не богата. Это только так кажется, потому что она сложная. Наконец, самое важное в ней – это повод избавиться от предрассудка, согласно которому в Католической церкви происходит ровно то и только то, чего желает Папа римский. Настоящее духовное движение имеет свои источники в сердцах людей.

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ