Китай открестился от Библии и Корана

Apple удалила из китайского App Store приложение Quran majeed. Из яблочного магазина исчезла и программа Bible App. В американской корпорации пояснили, что таково было требование китайского правительства. Чиновники КНР утверждали, что продукты Bible App и Quran majeed нарушали национальный закон о размещении религиозного контента

Собор Святого Иосифа, Тяньцзинь, КНР. Фото: wikimedia.org

Религиозная эра Си Цзиньпина 

Впрочем, власти Поднебесной уже давно ужесточили доступ своих граждан к Библии. Священную книгу христиан с 2018 года больше нельзя купить через интернет, а распространителей аудиоверсий христианского Священного писания ожидают преследования и суровые наказания. Тогда же было объявлено, что очень скоро верующие получат улучшенные издания главных вероучительных текстов, которые «будут соответствовать социалистическим ценностям государства». Осенью 2019 года в Пекине состоялось собрание, куда были приглашены представители всех основных культов, действующих в стране. Член Политбюро Коммунистической партии Китая (КПК) Ван Ян призвал духовенство «отнестись с пониманием» и сделать новый перевод их догматических книг таким образом, чтобы он отвечал решениям 4-го Пленума ЦК КПК, а также подходил под форматы «новой эпохи», которую в стране называют «эрой председателя Си Цзиньпина». Правда, с тех пор этот вопрос так и не поднимался, и, соответственно, китайская адаптация христианской Библии, мусульманского Корана и иудейского Танаха свет пока так и не увидели. А удалённые приложения имели миллионные загрузки.

«В Китае, несмотря на то что вроде бы религиозные культы отправляются, ко всем религиям отношение такое, что не должно быть внешнего контроля за духовными организациями и их действиями. Всё должно быть под строгим контролем китайских властей, и любое внешнее вмешательство расценивается как покушение на суверенитет. Сейчас вообще обозначилась линия на китаизацию всех религий. Именно поэтому в КНР и решили удалять упомянутые приложения священных текстов, поскольку есть опасения, что через них возможна какая-либо религиозная пропаганда, которую китайские власти не смогут контролировать», – комментирует старший научный сотрудник Института международных исследований МГИМО китаист Игорь Денисов. «Поскольку разработчики приложений находятся вне Китая, то проще блокировать эти продукты и распространять только то, что находится под контролем Пекина и вписывается в рамки общей линии китайского патриотизма и национальной идеологии. А учитывая, что при Си Цзиньпине в религиозной сфере всё сильно ужесточается, то думаю, стоит ждать, что в этой области будет ещё больший контроль, чем у них был до сих пор», – подчёркивает эксперт.   

Действительно, разработчиком приложения Quran majeed является компания Pakistan Data Management Services. А опальную электронную Библию создала фирма Olive Tree Bible Software, штаб-квартира которой располагается в США. Последние, кстати, заявили, что сами удалили свой продукт. «Olive Tree Bible Software была проинформирована во время процесса проверки App Store, что мы должны предоставить разрешение, демонстрирующее нашу авторизацию на распространение приложения с книгами или журналами в материковом Китае. Поскольку у нас не было разрешения и нам нужно было одобрить обновление нашего приложения и передать его клиентам, мы удалили наше приложение “Библия” из китайского App Store», – рассказал представитель фирмы.

В середине ноября Госдепартамент США внёс Китайскую Народную Республику в список стран, вызывающих особую озабоченность в сфере нарушения свободы вероисповедания. «Соединённые Штаты не поколеблются в своем обязательстве отстаивать свободу религии или убеждений для всех и в каждой стране. В очень многих местах по всему миру мы по-прежнему видим, как правительства преследуют, арестовывают, угрожают, сажают в тюрьму и убивают людей просто за то, что они стремятся жить в соответствии со своими убеждениями. Администрация привержена поддержке права каждого человека на свободу религии или убеждений, в том числе путём противодействия и борьбы с нарушителями этих прав человека», – говорится в документе за подписью госсекретаря Энтони Блинкена. Это не первый раз, когда Китай называют страной, где репрессии в отношении верующих самых разных конфессий поддерживаются и усиливаются при поддержке государственной власти.

Вечная зима христианского Китая 

На правозащитном сайте Bitter Winter («Горькая зима») почти каждый день печатаются новости об антирелигиозных действиях китайского правительства в отношении своих граждан. Так, 16 ноября в популярной ролевой сетевой игре Secret Room («Тайная комната»), где решаются головоломки разной степени сложности, были запрещены какие-либо отсылки к религиям и духовным культам. Следить за выполнением этого постановления будет Шанхайское муниципальное бюро культуры и туризма – инициатор идеи. А 5 ноября «сверху» было спущено указание о том, что представители христианских конфессий теперь в проповедях, посвящённых социальному учению, должны доносить до верующих, что сельское хозяйство и торговлю не только в стране, но и в мире ввела династия Шан, императоры которой правили во втором тысячелетии до нашей эры. На проведённом для духовенства специальном семинаре было предложено несколько версий типовых назиданий на темы городского и сельского бизнесов. Прошёл также конкурс духовных наставлений, победители которого получили ценные государственные призы и награды. Тогда же было объявлено, что в Шанцю (провинция Хэнань КНР) будет создано Исследовательское бюро китаизации христианства. 

Церковь Христа Царя, Шэньчжэнь, КНР. Фото: wikimedia.org

Ещё два года назад были озвучены штрафы для отелей, которые решатся в своих помещениях устроить празднование Рождества для иностранных туристов. В 2020 году только в юго-восточной провинции Цзянси закрыли как минимум 50 протестантских церквей. «Этот шаг направлен на сокращение общего количества религиозных мест, чтобы их не было больше, чем сельских комитетов», – пояснил сотрудник одной  религиозной организации, имя которой портал Bitter Winter предпочёл не называть. Перечислять нарушения свободы вероисповедания в КНР в отношении христиан можно бесконечно. А ведь ещё в ноябре 2010 года китайская полиграфическая компания Amity Printing Co, расположенная в восточно-китайском городе Нанкине, выпускала по миллиону экземпляров Библии в месяц, за что была названа одной из самых крупных в мире, печатающих Священное писание.

В 2001 году, по официальным данным, общее число последователей учения Иисуса Христа в Китае составляло более 90 млн человек. В конце 2006 года тогдашний руководитель государственного религиозного бюро Е Сяовэнь утверждал, что количество христиан в Республике достигло 130 млн. Однако уже к 2015 году эта цифра сократилась почти в два раза и составила 70 млн. После вступления в силу в феврале 2018 года нового закона о религиях учащимся школ запретили посещать храмы, а на уроках учат, что вера в Бога ненормальна, убеждают в необходимости противостоять религиозным родителям. Детям рекомендуют докладывать о своих верующих родственниках и показывают антирелигиозные пропагандистские фильмы. По сведениям организации China Aid, с 2014 года число демонтированных в церквях крестов составило более 2 тысяч.

Духовное перевоспитание made in China

Ещё хуже обстоят дела с мусульманским сообществом КНР. Несмотря на то, что ислам в стране не является запрещённой религией, его последователи многие годы испытывают трудности с отправлением культа из-за налагаемых властями ограничений и строгого контроля верующих. Ситуацию осложняет и политика Пекина в отношении уйгурского мусульманского меньшинства. В апреле 2021 года правозащитники из организации Human Rights Watch сообщили, что сейчас в так называемых лагерях перевоспитания, расположенных в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) КНР, находятся больше миллиона последователей ислама. Исправительные колонии, которые власти предпочитали называть «учебными центрами профессионального обучения» для проведения «антиэкстремистского идеологического образования», были созданы в десятые годы XXI века. СУАР, расположенный на северо-западе Китая, является единственным регионом с большинством мусульманского населения, среди которого не только уйгуры, но и казахи, киргизы, другие общины этнических тюрков. Согласно переписи 2010 года, уйгуры составляли 46 %, а казахи – 7 % населения Синьцзяна. В 2017 году Китай принял закон, запрещающий уйгурам и другим этническим меньшинствам иметь трёх детей, если они живут в сельской местности, и двух, если они живут в городских районах.

В 2020 году стало известно, что репрессивные меры в отношении мусульман этого региона ужесточились и теперь включают принудительные аборты и даже стерилизацию, постоянное наблюдение, произвольные аресты, пытки, а также тяжёлый труд. Из-за геноцида уйгуров спикер палаты представителей Конгресса США Нэнси Пелоси призвала международное сообщество к политическому бойкоту зимней Олимпиады, которая должна пройти в Пекине 2022 году. По её мнению, главы ведущих стран мира должны отказаться от участия в этом спортивном мероприятии.

Молитва уйгуров, Китай. Фото: Preston Rhea/wikimedia.org

Вместе с тем официальные представители авраамических религий других стран предпочитают не замечать нарушения прав и свобод верующих Китая. Например, глава Католической церкви папа римский Франциск в сентябре 2018 года подписал, а в 2020 году продлил так называемое Временное соглашение Ватикана с Пекином. Текст документа является закрытым для широкой публики, однако известно, что в его рамках Святой престол признал католических епископов, назначенных в обход понтифика Коммунистической партией Китая. Всё дело в том, что до недавнего времени в КНР существовала система «двойной иерархии». В 1957 году Государственным управлением по делам религий Китая была основана Китайская патриотическая ассоциация католиков (КПАК), которая стала единственной официально признанной католической структурой в стране. При этом существовала и «подпольная церковь», которая находилась в прямом подчинении у Ватикана, но не признавалась Пекином. Она также назначала своих епископов. При этом понтифик до сих пор не обмолвился ни словом о тех гонениях, которые претерпевают католики страны.

Активно поддерживают связи с коммунистическим правительством КНР и в Московском патриархате. Так, в начале октября этого года председатель Отдела внешних церковных связей митрополит Иларион (Алфеев) сообщил, что Русская православная церковь постоянно консультируется с Коммунистической партией Китая. «Мы имеем постоянный механизм консультаций с Китайской Народной Республикой, с тем органом, который до недавнего времени назывался Управлением по делам религий Китая. Сейчас это один из отделов Коммунистической партии Китая. Мы как раз занимались тем, что вели переговоры по обустройству православных верующих в Китае, по открытию храмов, по подготовке священников. Эта работа двигается, но двигается достаточно медленно, а в России китайцев очень много, и ничто не мешает нам просвещать их светом Христовой веры», – сказал православный архиерей журналистам после презентации китайского перевода книги патриарха Московского и всея Руси Кирилла «Мысли на каждый день года». Сам предстоятель РПЦ посещал КНР в мае 2013 года. Согласно официальному сайту Московского патриархата, в 2010 году в Китае насчитывалось порядка 15 тысяч православных верующих. Сейчас неофициально называется гораздо меньшая цифра – порядка 2,5 тысячи. Большей частью они проживают в Пекине, Шанхае, провинции Хейлунцзян, автономных районах Синьцзян и Внутренняя Монголия. 

Визит Патриарха Кирилла в КНР, 2013 год. Фото: patriarchia.ru

Ничего противозаконного в исправительных лагерях не видят и в Духовном управлении мусульман России (ДУМ РФ). В октябре 2018 года председатель ДУМ РФ Равиль Гайнутдин заявил: «Я знаю китайскую умму, не раз бывал в Китайской народной республике, посещал регионы, где компактно проживают наши братья-мусульмане. И по их данным, которые они нам дают – в своих выступлениях, в наших отдельных встречах и переговорах, – мы видим, что Ассоциация мусульман Китая, которая объединяет всех мусульман, – они не чувствуют себя притеснёнными. Они не ощущают, что есть какая-то дискриминация со стороны правительства Китая». Больше заявлений о притеснении уйгуров со стороны Гайнутдина не было. Так же как не было со стороны духовных лидеров и заявлений по поводу удаления из китайского App Store приложений Bible App и Quran majeed. «Что касается католиков, то здесь присутствует тонкий политический фактор», – продолжает Игорь Денисов. «Ватикан – единственное европейское государство, поддерживающее дипломатические отношения с Тайванем. Естественно, для того, чтобы иметь хоть какие-то возможности для окормления католиков страны, Ватикану нужно не раздражать власти КНР. Католиков в Китае достаточно много. Между Китаем и Святым престолом до сих пор не восстановлены дипломатические отношения, которые были прерваны в 1951 году. И если сейчас Ватикан будет делать резкие заявления, то правительство КНР может отказаться от сотрудничества со Святым престолом. В Русской православной церкви, вероятно, исходят из этих же соображений. Сейчас есть хоть какая-то возможность для сотрудничества и диалога. Православные богослужения, хоть и в храме на территории посольства, но проводятся. Если же будут озвучиваться какие-либо претензии, то не будет и этого. Что же касается «молчания» международного мусульманского сообщества, то это, очевидно, связано с тем, что современный Китай настолько силен, что любая критика прав и свобод верующих может отразиться на экономике страны-критикана. Даже та же Саудовская Аравия предпочитает не выступать по религиозным вопросам политики Китая, поскольку у нее есть серьёзное экономическое партнёрство с КНР. А в случае, когда затрагиваются «ключевые интересы Китая», к которым относится и духовная сфера, Пекин может свернуть даже экономически выгодные для страны сделки. Вмешательство в религиозные вопросы Китай однозначно расценивает как вмешательство во внутренние дела республики, и, соответственно, это влияет и на межгосударственные отношения», – заключил эксперт. 

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ