Долги наши царские

25 лет назад Россия полностью расплатилась по царским долгам перед правительствами Англии и Франции. Что это дало России 

Портрет Екатерины II кисти Ф. С. Рокотова. Фото: Государственная Третьяковская галерея

Портрет Екатерины II кисти Ф. С. Рокотова. Фото: Государственная Третьяковская галерея

У государств, как и у людей, бывают долги. И наша страна не исключение. Впервые в истории Российской империи за финансовой помощью к иностранному государству обратилась Екатерина Великая. Несмотря на внешнюю мощь, экономика страны не вывозила колоссальные расходы, которые требовались на очередную войну с Турцией. И императрица взяла 7,5 миллиона гульденов у Голландии на 10 лет под 5 % годовых. Эта практика так понравилась российским правителям, что они частенько брали в долг у европейских «партнёров». Уже при императоре Александре I появились облигации внутренних государственных займов, вызвав появление в империи массового фондового рынка ценных бумаг.

Французам отдана 

В самом конце XIX столетия главным игроком на российском фондовом рынке стали парижские банки и частные инвесторы – Франция была кровно заинтересована в геополитическом союзе с Российской империей, чтобы противостоять растущим амбициям Германии. И ради будущей войны за передел континента французы были готовы оплачивать любые экономические эксперименты царского правительства. К примеру, в 1897 году был введён «золотой стандарт» рубля, который привёл к увеличению золотого запаса страны. Вот только всё это нивелировалось после провальной войны с Японией и революции 1905 года. Начался кризис. Объём налички заметно вырос, при этом количество золота упало ниже критической отметки, определённой эмиссионным законом. В сложной ситуации правительство не нашло другого выхода, как включить печатный станок и выпустить «лишних» 150 миллионов рублей. Но на помощь тут же пришли щедрые французы, предложившие кредит золотом в  2 миллиарда франков.

Кладовая золотой монеты и слитков Государственного банка Российской империи, начало XX века. Фото: Музейно-экспозиционный фонд Банка России
Кладовая золотой монеты и слитков Государственного банка Российской империи, начало XX века. Фото: Музейно-экспозиционный фонд Банка России

Французы щедро оплатили и долги правительства перед частными акционерами железных дорог, у которых власти выкупали акции транспортных концессий, и перевооружение  царской армии, решившей закупать во Франции самолёты для создания первых эскадрилий бомбардировщиков. В итоге к началу 1914 года примерно 2 миллиона французов владели российскими ценными бумагами в общей сложности на 12 миллиардов франков золотом! И это составляло более 50 % от общей суммы всех ценных бумаг во Франции.

Война в кредит 

Когда грянула Первая мировая война, сразу же закрылась фондовая биржа. Экономика России трещала по швам, а Франция уже ничем не могла помочь. И новыми кредиторами России стали США и Великобритания. Впрочем, царское правительство с лёгкостью влезало в новые и новые долги, полагая, что после победы Россия легко расплатится за все военные займы за счёт репараций с проигравших стран. В итоге такой монетарной политики страна впала в экономическую кому, которая привела к гиперинфляции. В начале 1917 года она составляла 300 %, а к моменту Октябрьской революции уже 1600 %. Госдолг не просто вырос, но превратился в дубину, которая загоняла русских солдат на бессмысленную бойню.

Великая Октябрьская социалистическая революция 1917 года. Демонстрация и митинг на Страстной площади. Фото: РИА Новости
Великая Октябрьская социалистическая революция 1917 года. Демонстрация и митинг на Страстной площади. Фото: РИА Новости

Министр финансов Временного правительства России Михаил  Терещенко в апреле 1917 года с горечью признавал: «Ни для кого не тайна, в какой зависимости и в военном смысле, и в вопросе о средствах на дальнейшее ведение войны мы находимся от наших союзников и главным образом от Америки».  «Не будет войны – не будет займов», – цинично говорили американские дипломаты, готовившие вступление США в войну на правах державы-победительницы, для которой Россия ценой жизни миллионов солдат буквально расчистила театр военных действий.

Грузите долги тоннами 

Пришедшие к власти большевики не стали играть «по правилам», отказавшись считать себя правопреемниками Российской империи и всех её долгов. И 21 января 1918 года Ленин подписал декрет, аннулировав все государственные займы. Естественно, такой подход к ведению политики возмутил европейские страны, отказавшиеся официально признавать власть большевиков. Правда, Парижская биржа продолжила торговать русскими ценными бумагами вплоть до 1927 года, поскольку там надеялись, что большевики всё-таки потерпят крах. Эта надежда не умерла и к началу перестройки. Тем более что ещё в 1986 году Михаил Горбачёв подписал с Маргарет Тэтчер соглашение об урегулировании госдолга дореволюционной России. Королевство обязалось выплатить своим гражданам, владевшим облигациями Российской империи, компенсацию за счет 5,5 тонны золота Николая II, хранившегося в одном из английских банков. 

Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Сергеевич Горбачев принял в Кремле премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер. Фото: Юрий Абрамочкин / РИА Новости
Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Сергеевич Горбачев принял в Кремле премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер. Фото: Юрий Абрамочкин / РИА Новости

Наверное, это была выгодная сделка, ведь англичане могли просто «потерять» золото или же конфисковать его по какому-либо незначительному поводу – как это произошло с золотом Венесуэлы.  Но тут же «воскресли» и другие старые долги.

Безопасный прецедент

Для новой демократической России выплата по старым долгам была не только красивым жестом, но и демонстрацией серьёзного подхода к делам. В 1996 году Российская Федерация выплатила 400 миллионов долларов Французской Республике. Это стало частичной компенсацией держателям дореволюционных русских ценных бумаг, которые обанкротились в 1918 году из-за большевистского декрета. По факту, это могло создать опасный прецедент – у эмигрантов появилась возможность выдвинуть России претензии и потребовать компенсацию ущерба. Но этого не произошло. Тогда, в 1996 году, в газете «Коммерсант» был опубликован репортаж из Парижа, где новость о погашении долгов обсуждалась среди потомков держателей царских ценных бумаг. Среди прочих был некий А.Г. – эмигрант «первой волны», проживавший во Франции. «Помилуйте, голубчик, какие облигации?! – восклицал А.Г. – Какие претензии?! Я здесь всю жизнь живу, знаю таких же, как я, детей из первой эмиграции и могу сказать, что никто из них и их детей и не думает ни о чём подобном! Какие поместья! Мы же понимаем, как вам тяжело жить и как нам здесь жить лучше, без всяких поместьев! А этих самых облигаций у меня и не было никогда! А что до выплат, так вы не беспокойтесь! Ничего вы не прогадали. Да, поначалу много этих облигаций было. Но когда Советы отказались эти облигации уважать, ими оклеивали комнаты, или продавали на вес, или я не знаю ещё что. Вообще таких облигаций мало у кого осталось после всех этих лет. Если я правильно понимаю, не более 4 миллионов, а до революции их было 30 миллионов. Да и сумму вы точную назвали – 400 миллионов долларов. А ведь многие тут считали, что все эти облигации царские стоят по нынешним ценам не менее 30 миллиардов долларов. Ну это, правда, анекдот какой-то».

Простите – кто сколько сможет

Вообще политику России в те времена трудно назвать логичной. С одной стороны, правительство аккуратно и щепетильно выплачивало долги Российской империи и СССР. С другой – прощала займы, выданные другим государствам. Например, в том же 1996 году Кремль «простил» Анголе долг в 3,5 миллиарда долларов. А всего лишь через два года саму Россию накроет дефолтом. И даже несмотря на это, уже в 1999 году займы были прощены Танзании, Мали, Мадагаскару, Мозамбику и ряду других африканских стран в общей сложности на 14 миллиардов долларов. Причину такой щедрости указали банальную – мол, они всё равно не смогли бы расплатиться из-за бедственного положения экономики. Причём самой России никто долги прощать не собирался, тем более основные кредиторы из Парижского клуба – неофициального объединения богатейших стран планеты, куда входят Великобритания, Германия, Франция, США, Япония и многие другие государства. Именно они кредитовали Союз в годы кризиса, запущенного обвалом нефтяных цен.

Деньги есть? Тогда держитесь... 

В 2006 году Россия сумела досрочно погасить долг перед Парижским клубом. Вся мировая пресса писала, что РФ подняла свой статус и окончательно попрощалась с ролью государства-должника. Однако, как выяснилось, безупречной финансовой репутации мало, чтобы войти в закрытый клуб мировых лидеров. Случайно или нет, но тут же началась новая «холодная война». Сначала последовало демонстративное нарушение всех договорённостей с первым и последним президентом СССР Горбачёвым о нерасширении НАТО на восток – одним махом в Североатлантический блок были приняты  три прибалтийские республики, затем последовала серия «цветных революций» в ряде бывших союзных республик.  Вскоре США вышли из договора по ПРО, и в самом начале 2007 года начались переговоры с Польшей и Чехией о создании нового позиционного района для начала новой мировой войны на территории этих стран. Также в Вашингтоне объявили о планах по созданию мегацентра производства ядерного оружия, способного производить до 125 ядерных боезарядов в год. Также 2007 год запомнился «Мюнхенской речью» Путина с осуждением однополярности современной мировой политики и доминирования США, а уже через год, с началом российско-грузинской войны, американцы и вовсе провозгласили курс на политическую изоляцию «вышедшей из-под контроля» России.

Президент России Владимир Путин во время выступления на 43-й Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности. Фото: Сергей Гунеев / РИА Новости
Президент России Владимир Путин во время выступления на 43-й Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности. Фото: Сергей Гунеев / РИА Новости

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ