Дружба по атомному расчёту 

30 лет назад в США был принят закон Нанна–Лугара, сделавший Россию лучшим другом и союзником Америки – но только на время

Уничтожение самоходных ракетных пусковых установок СС-20 на испытательном полигоне

Уничтожение самоходных ракетных пусковых установок СС-20 на испытательном полигоне

27 тысяч ядерных бомб и боеголовок – таким арсеналом, по оценке западных экспертов, обладали все союзные республики после распада СССР. Причём если в России находилось большая доля боеприпасов (9 650 стратегических и 9 000 тактических атомных боеголовок), то немалая их часть – 7,5 тысячи атомных бомб – осталась на территории получивших независимость союзных республик. И с этим надо было что-то делать.

Выводы американской разведки были неутешительными: бесконтрольный распад Советского Союза приведёт к тому, что между бывшими советскими республиками начнутся пограничные конфликты и этнические войны с перспективой использования советского тактического ядерного оружия, оставшегося на территории бывшего СССР. Более того, возникла опасность, что советские ядерные боеприпасы расползутся по миру – например, колумбийские наркокартели уже стали предметно интересоваться ценами на тактическое ядерное оружие.

В таких условиях президент США Джордж Буш – старший, бывший директор ЦРУ, решил кардинально поменять политику: вместо поддержки националистов и сепаратистов всех мастей, работавших на развал России, он предложил программу самой широкой экономической и политической помощи – в обмен на вывоз в Россию и уничтожение всего ядерного оружия из всех союзных республик СССР.

Президент РФ Борис Ельцин, Председатель Верховного Совета Беларуси Станислав Шушкевич и президент Украины Леонид Кравчук, 1991 год. Фото: Юрий Иванов/РИА Новости
Президент РФ Борис Ельцин, Председатель Верховного Совета Беларуси Станислав Шушкевич и президент Украины Леонид Кравчук, 1991 год. Фото: Юрий Иванов/РИА Новости

И ровно через неделю после того, как в начале декабря 1991 года Борис Ельцин, Станислав Шушкевич и Леонид Кравчук подписали договор о ликвидации СССР, в США был принят Закон «Об уменьшении советской ядерной угрозы». Закон, получивший имя его разработчиков сенаторов Сэма Нанна и Ричарда Лугара, предусматривал оказание широкомасштабной помощи России и постсоветским республикам в вопросах ликвидации ядерного оружия.

Через неделю «закон Нанна–Лугара» подписал президент Буш, а ещё через несколько дней в Алма-Ате лидеры новых «ядерных держав» СНГ – России, Казахстана, Украины и Белоруссии – подписали договор о совместных мерах по контролю над ядерным оружием. Также было подписано соглашение о необходимости создания в Москве Объединенного командования стратегическими силами бывшего СССР: создание такого командования был условием американских послов для открытия программ финансирования новорождённых республик.

Вторым условием стало присоединение всех новых держав к Договору о нераспространении ядерного оружия.

* * *

Об эвакуации ядерных арсеналов давно думали и в Москве: уже после первых  межнациональных конфликтов в конце 80-х – в Карабахе, в Казахстане и в Грузии, где банды националистов попытались захватить армейские склады с вооружением, – в Минобороны пришли к выводу, что такие инциденты неизбежно будут повторяться. Рано или поздно возникнет угроза утраты атомных боевых зарядов.

По оценке специалистов 12-го Главного управления Минобороны (12 ГУМО) – ведомства, отвечающего за охрану ядерных боеприпасов, наиболее серьёзными были вовсе не проблемы, связанные с тактическим ядерным вооружением. Дело в том, что все операции с ракетами и боеголовками стратегического назначения полностью контролировались Москвой. Даже если бы новые независимые республики и попытались бы оставить себе боеголовки к стратегическим ракетам, то для овладения возможностями его применения потребовалось бы немало лет. К примеру, советские ядерные боеголовки хранились в разобранном виде – без шарового заряда, подрыв которого обеспечивал сжатие массы урана до критической, что и запускало цепную ядерную реакцию. Урановый «шарик» собирался вручную на специальном сборочном стенде, а оснащение головной части 32 электродетонаторами было не просто сложной, но и опасной операцией, которую просто невозможно было бы сделать дилетанту.

Куда больше тревог вызывала сохранность тактических ядерных зарядов: согласно директивам Минобороны СССР, решения о применении некоторых видов тактического ядерного оружия могли принимать и командующие военными округами, что потенциально увеличивало риски попадания ядерных боеприпасов не в те руки.

Поэтому в 12 ГУМО было принято секретное решение о вывозе ядерных боеприпасов с национальных окраин СССР – прежде всего из Азербайджана, Армении и Грузии.

Операция проходила под видом учений, в ходе которых настоящие ядерные боезаряды тайно были заменены муляжами, причём замена производилась без согласования с командованием военных округов. И вовремя: как раз в то время в Баку одно из ядерно-технических подразделений советской армии подверглось нападению националистов. Был взят в плен даже командир военной части, и боевики под угрозой пыток пытались выведать коды запуска ядерных ракет. Характер нападения свидетельствовал, что всю информацию о ракетах боевикам «слили» генералы из штаба Закавказского военного округа в Баку.

Затем наступил черёд вывоза ядерных боеприпасов из Молдавии. Вслед за этим – из Средней Азии.

* * *

Эвакуировались и средства доставки ядерных зарядов. Показательна история 79-й тяжёлой бомбардировочной авиадивизии (ТБАД) ВВС СССР, которая была дислоцирована на аэродроме Чаган в 70 км от Семипалатинска. На вооружении дивизии стояли 40 модернизированных межконтинентальных бомбардировщиков-ракетоносцев Ту-95МС (по классификации НАТО «Медведь»). Под предлогом учений эти самолёты перегнали в Россию, заменив их внешне похожими, но устаревшими Ту-95К30. Кстати, операция была проведена тайно – без уведомления правительства Казахстана. Там тогда начали колебаться: а не оставить ли ракетоносцы себе?

 Стратегический бомбардировщик-ракетоносец Ту-95МС. Фото: Sergey Krivchikov - Russian AviaPhoto Team/wikimedia.org
 Стратегический бомбардировщик-ракетоносец Ту-95МС. Фото: Sergey Krivchikov - Russian AviaPhoto Team/wikimedia.org

В итоге к декабрю 1991 года, когда СССР официально прекратил своё существование, тактического ядерного оружия на территории бывших союзных республик уже не осталось. Исключением на тот момент были Украина, Белоруссия и Казахстан.

* * *

В советской Белоруссии в конце 80-х размещались 4 ракетные дивизии, вооружённые ракетами Р-12, Р-14 и РСД-10. Это был очень серьёзный ядерный кулак. Например, ракета РСД-10 из подвижного грунтового ракетного комплекса «Пионер» несла три боеголовки мощностью по 150 килотонн каждая, причём каждая боеголовка была оснащена системой наведения на собственные цели.

Так что неслучайно по Договору между СССР и США о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, подписанному в декабре 1987 года в Вашингтоне, именно белорусские ракеты и первыми шли «под нож». Для ликвидации были составлены очень жёсткие графики: так, на ракетной базе Лесная с 1988-го по 1991 год было ликвидировано 155 ракет Р-12 и Р-14, 72 пусковые установки и 60 головных частей. Взамен ракет средней и меньшей дальности в ракетные дивизии начал поступать новый мобильный грунтовый комплекс «Тополь», и к началу 1991 года в ракетных дивизиях под городами Лида, Мозырь и Поставы находилась 81 такая пусковая установка.

Именно эти пусковые установки в обмен на 85 миллионов долларов, которые молодой республике заплатили США по «программе Нанна–Лугара», белорусы и обязались отправить в Россию – на специализированные заводы для переработки.

Ликвидация ракетных средств Р-12, Белоруссия, 1989 год. Фото: РИА Новости
Ликвидация ракетных средств Р-12, Белоруссия, 1989 год. Фото: РИА Новости

Сегодня белорусский президент Александр Лукашенко считает это решение самой серьёзной ошибкой.

– Вывод из Беларуси ядерного оружия на тех условиях, как это было осуществлено нашими националистами, было жесточайшей ошибкой, – уверен Лукашенко. – Мне пришлось подписывать этот договор, потому что деваться было некуда: на меня давили и Россия, и американцы: выводите, потому что пообещали. Нельзя было, это величайшее достояние, это дорогой товар, который мы в конце концов должны были прилично продать.

Впрочем, поторговаться с американцами пытался и тогдашний лидер Беларуси Председатель Верховного Совета республики Станислав Шушкевич. Но американцы быстро научились ставить региональных князьков на место, подкупая генералитет новых республик.

В итоге в мае 1992 года в Лиссабоне руководители Украины, Казахстана и Белоруссии подписали дополнительный протокол к СНВ-1. Согласно этому документу, три бывшие республики СССР взяли на себя обязательства присоединиться к двустороннему договору СНВ-1 между Россией и США и передать всё ядерное оружие бывшего СССР, находившееся на их территории, под контроль Москвы. Кроме того, эти страны обязались вступить в ДНЯО как участники, не обладающие ядерным оружием.

Таким образом, 23 мая 1992 года Белоруссия, Казахстан и Украина раз и навсегда отказалась от ядерного оружия.

* * *

К моменту распада Советского Союза в Казахстане находился четвёртый в мире по величине ядерный арсенал. Здесь были расквартированы 3 крупных стратегических соединения: 38-я ракетная дивизия РВСН СССР в Державинске, 57-я дивизия РВСН в Жангизтобе и 79-я тяжёлая бомбардировочная авиадивизия ВВС СССР в посёлке Чаган в районе Семипалатинского испытательного полигона. В их распоряжении, по американским данным, находилось 1 040 ядерных боеголовок, которыми были оснащены 104 комплекса межконтинентальных баллистических ракет Р-36М (или СС-18 «Сатана»). Кроме того, в Казахстане располагалось 40 стратегических бомбардировщиков Ту-95 и 370 ядерных авиационных крылатых ракет Х-55.

Кстати, именно Казахстан американцы считали «слабым звеном» по части сохранности советских арсеналов. И это не случайно: ещё в начале 90-х стало известно, что из Казахстана в КНДР были нелегально проданы 38 истребителей МИГ-23, которые теоретически могли быть использованы в качестве средств доставки ядерных зарядов.

Однако публичная порка казахского генералитета пошла впрок: казахи под угрозой лишения финансовой помощи заявили о полном отказе республики от ядерного оружия. И уже к февралю 1992 года Россия вывезла из Казахстана все тактические ядерные боеголовки. К июню 1994 года были перемещены бомбардировщики Ту-95 и авиационные крылатые ракеты. Ещё через год были утилизированы и все стратегические ядерные боеголовки.

Советские и иностранные журналисты во время осмотра ракет, предназначенных для уничтожения. Казахская ССР, 1988 год. Фото: Юрий Куйдин/РИА Новости
Советские и иностранные журналисты во время осмотра ракет, предназначенных для уничтожения. Казахская ССР, 1988 год. Фото: Юрий Куйдин/РИА Новости

При этом Казахстан не стал превращать вывод стратегических вооружений в предмет открытого политического торга с Москвой и Вашингтоном и умышленно затягивать процесс, как это сделал Киев, потребовавший списания долгов, гарантий безопасности и уступок по спорным вопросам российско-украинских отношений.

Лояльность Казахстана в вопросах разоружения стала фундаментом для крупнейшей в Азии сделки по разработке нефтяного месторождения Тенгиз, заключённой казахами с американской компанией Chevron на самых выгодных для себя условиях.

* * *

К моменту заключения Беловежских соглашений на Украине находился третий в мире по мощности ядерный арсенал. Численность одних только баллистических межконтинентальных ракет составляла 176 единиц, причём эти ракеты несли 1 240 боеголовок. Кроме того, имелось 44 тяжёлых бомбардировщика с тысячей «дальнобойных» крылатых ракет.

Тем не менее украинские власти ещё до распада СССР объявили о желании избавиться от всего ядерного оружия. В частности, в девятом разделе Декларации о государственном суверенитете Украины, принятой 16 июля 1990 года Верховным Советом Украинской ССР, описывалась общая оборонная стратегия будущего независимого государства, строившаяся на трёх неядерных принципах: не принимать ядерное оружие, не производить его и не покупать у третьих стран. Также Украина гарантировала всем странам свой нейтралитет и невступление в какие-либо военные блоки. И все последующие документы, касающиеся оборонной политики Украины, принимались с учётом соответствующих положений Декларации о государственном суверенитете.

И поначалу всё шло очень гладко. К маю 1992 года в Россию было выведено все советское тактическое ядерное оружие, находившееся на территории республики, начались переговоры по выводу стратегических ракет.

И тут начались проблемы.

Сначала в США решили немного «подредактировать» текст договора СНВ-1, в котором американцы взяли на себя паритетное обязательство уничтожить собственные ракеты и боеголовки. Американцы вдруг осознали, что если Россия в рамках Лиссабонского договора проведёт через договор СНВ-1 ещё и «украинские» ядерные заряды, то «паритетность» получится совсем не в пользу США. Поэтому в Вашингтоне заявили, что под действие договора подпадает только то вооружение, что изначально находилось на территории РСФСР (хотя договор СНВ-1 и подписывался от имени СССР), а вот «украинские» ракеты и заряды – «это другое». 

А раз это «другое», решили в Вашингтоне, то все эти боеголовки и ракеты вопреки всем договоренностям должны быть уничтожены, не переходя под контроль России.

Но как это сделать?

Мощностей для утилизации ядерного оружия на Украине нет и никогда не было.

У части американских генералов возник хитрый план переправить все 1240 «украинских» ядерных зарядов в США и утилизировать их на американских заводах. Но в Пентагоне покрутили пальцем у виска: кто даст гарантию, что эти заряды в один прекрасный день не самоуничтожатся, вызвав в США ядерный апокалипсис?

В конце концов американские политики решили отправить боеголовки в Россию, но уже как «украинские бомбы». То есть эти ракеты Украина – не взирая на скандал с Россией – должна была сначала забрать себе, а потом тут же передать России для уничтожения.

* * *

Президент Украины Леонид Кравчук, увидев, какая хитрая интрига закручивается вокруг оружия, решил, что и он сам сможет провернуть несколько сделок.

Прежде всего Кравчук запросил компенсацию от США за ракеты в размере 60 млн долларов: как раз такую сумму должна была получить Россия за утилизацию 200 «украинских» боеголовок. Правда, компенсация предлагалась натурой – в зачёт поставок низкообогащённого урана.

Но зачем украинскому президенту уран?

Поэтому Кравчук потребовал просто перевести 60 миллионов долларов в бюджет Украины.

Американцы подумали и согласились: в конце концов, это были не такие уж и большие деньги.

Но в ответ украинцы запросили ещё 175 миллионов – как свою долю по программе Нанна–Лутгара.

Затем Киев потребовал и компенсации за оружейный плутоний по рыночным ценам – всего более 2,8 миллиарда долларов.

Более того, Верховная рада Украины попыталась и переписать текст договора СНВ-1, оставив возможность сохранения за Украиной ядерного оружия.

Тут нервы американцев уже не выдержали.

В итоге за воспитание Украины взялись одновременно дипломаты России и США, которые пустили в ход и «кнут» – угрозы политического бойкота и экономических санкций. Итогом воспитательной работы стали подписанные в сентябре 1993 года «Массандровские соглашения»:

– все типы ядерных боезарядов МБР, дислоцированные на Украине, снимаются и перемещаются на территорию России с целью разукомплектования и утилизации;

– Россия компенсирует Украине стоимость каждого вывезенного ядерного боезаряда в течение одного года после даты пересечения боезарядом границы;

– весь высокообогащённый уран, добытый из ядерных боезарядов, перерабатывается в РФ в низкообогащённый уран, после чего Россия бесплатно поставляет Украине тепловыделяющие сборки (ТВС) для атомных электростанций;

– Украина получает стоимость оружейного плутония по мере его реализации за вычетом затрат РФ на его утилизацию.

Тем не менее украинские политики восприняли Массандровский протокол с открытым разочарованием. Дескать, сначала стране объявили, что украинцам достались атомные бомбы, а затем – что «наследство» придётся отдать. Тогдашний министр иностранных дел Украины Анатолий Зленко сетовал, что именно эти соглашения и стали причиной политического кризиса 1993 года и досрочных президентских выборов, которые Кравчук проиграл.

– Массандровские договорённости были встречены определёнными кругами в Украине как «измена» и «потеря престижа». Действительно, Москва «дожала» нас, пользуясь сложным экономическим положением и тотальной зависимостью от готовности России поставлять энергоносители в долг… Массандра, хотя и была для нас болезненным шагом, всё же на какое-то время позволила по крайней мере частично решить энергетическую проблему, возместить часть долгов, получить ядерное топливо для АЭС...

Новый президент Леонид Кучма потребовал политических преференций – некой красивой бумаги, которую он мог бы предъявить избирателям в качестве примера успешной работы украинской дипломатии. 

И вот 5 декабря 1994 года в Будапеште представителями четырёх держав был подписан меморандум: «Российская Федерация, Соединённое Королевство Великобритании и Северной Ирландии и Соединённые Штаты Америки заверяют Украине своё обязательство в соответствии с принципами Заключительного Акта СБСЕ уважать независимость, суверенитет и существующие границы Украины. Российская Федерация, Соединённое Королевство Великобритании и Северной Ирландии и Соединённые Штаты Америки подтверждают своё обязательство воздерживаться от угрозы силой или её применения против территориальной целостности или политической независимости Украины и что никакие их вооружения никогда не будут применены против Украины, кроме как в целях самообороны или каким-либо иным образом в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций и т.д.».

Военные осуществляют погрузку и вывоз ядерных боеголовок с территории Украины, 1992 год. Фото: Соловьев/РИА Новости
Военные осуществляют погрузку и вывоз ядерных боеголовок с территории Украины, 1992 год. Фото: Соловьев/РИА Новости

Американский дипломат Стивен Пфайфер, специалист по контролю за вооружениями, участвовавший тогда в переговорах, вспоминал:

– Американские дипломаты решили, что гарантии должны быть зафиксированы в документе, который по определению не мог бы иметь обязательной юридической силы. Ни Буш, ни Клинтон не хотели такого договора, который мог бы быть представлен в Сенат для рассмотрения и получения согласия на его ратификацию. Поэтому юристы Государственного департамента США тщательно проверили фактический язык меморандума с тем, чтобы сформулированные обязательства носили бы исключительно политический характер. Американские официальные лица также постоянно использовали термин «заверения» вместо термина «гарантии», поскольку последний подразумевает гораздо более глубокую, даже юридически обязывающую, приверженность такого же рода, какую Соединённые Штаты предоставили своим союзникам по НАТО.

* * *

Однако американцы ошиблись, полагая, что Кучма успокоится после подписания Будапештского меморандума.

Украина отказалась ратифицировать Меморандум, одновременно попытавшись выцыганить ещё денег с США. А также ещё дополнительных гарантий и финансовой помощи.

Между тем Россия тихой сапой в рамках своих обязательств начала вывозить ядерное оружие с территории Украины.

И тогда Кучма отдаёт приказ командованию Вооружённых сил Украины начать противодействие действиям российских войск.

Так транспортная операция превратилась в боевую.

В ход шли все возможные уловки. Например, под видом литерных поездов мы пускали либо пустые составы, либо составы с имитаторами, а боеприпасы шли обычным составом, но под усиленной охраной. Практиковался и вывоз боеголовок на грузовиках хозчасти: «леденцы» просто присыпали обычным мусором и везли сельскими дорогами под охраной переодетых спецназовцев.

Использовался и приём «неисправный самолёт». На военный аэродром садился «неисправный» транспортник, а через пару часов «ремонта» самолёт уже взлетал с неучтённым «грузом» на борту.

В конце концов главком РВСН генерал-полковник Игорь Сергеев, доведённый до белого каления действиями украинских военных, слил в прессу секретные материалы Генштаба РФ о состоянии ядерного оружия на Украине. Сообщения российской прессы, что украинцы в нарушение всех существующих законов и правил не допускают специалистов из Москвы к обслуживанию боеголовок, пытаясь самостоятельно разобраться в их устройстве, вызвали шок в мире.

В конце концов под давлением США украинцы сдались, открыв движение литерных составов в России. Правда, к тому времени грузить эти составы было уже нечем.

 

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ