Путёвка в жизнь?

Согласно новому законопроекту, организации смогут «заказывать» будущих специалистов на специальной цифровой платформе – так вузы включатся в целевой набор. О предыстории и подводных камнях идеи – от нашего постоянного автора

Фото: Денис Гришкин/Пресс-служба Мэра и Правительства Москвы

На днях министр науки и высшего образования РФ Валерий Фальков и заместитель Председателя Государственной Думы Ирина Яровая обсудили разработанный ею законопроект об открытом конкурсном отборе на целевое обучение. Предлагается перевести целевой набор на принципиально новые рельсы.

Не случайные люди

Но давайте начнём с истории. Целевой набор широко практиковался в СССР, когда молодые люди «из разных уголков нашей необъятной страны» по направлениям регионов, предприятий и организаций приезжали на учёбу в ведущие вузы. Поступали они в эти вузы вне конкурса, то есть вступительные экзамены им достаточно было сдать на тройки. Более того, многие из поступивших «целевиков» – в отличие от остальных студентов – в процессе учёбы получали стипендию даже с тройками в сессию.

Надо признать, что в советские годы целевой набор являлся мощным социальным лифтом, позволявшим пробиться к вершинам образования рабочим, колхозникам, жителям национальных окраин. Не случайно тогда целевое направление в вуз называли «путёвкой в жизнь».

Фото: Владимир Чейшвили/РИА Новости

В «нулевые» ситуация существенно изменилась. Нет, целевой набор сохранился: практически каждый вуз выделял под целевой набор какую-то долю бюджетных мест, обычно процентов десять. Договоры с региональными университетами на целевое обучение заключали, как правило, сельские муниципалитеты и региональные органы власти. Целевые бюджетные места распределялись по отдельному конкурсу, но этот конкурс был всегда мягче, чем общий, а проходной балл – соответственно – ниже. Поэтому в муниципалитетах целевой набор стал путёвкой в жизнь для детей местной элиты. Не хочу никого обидеть, но среди «целевиков» из муниципалитетов случайных людей не встречалось: среди родителей числились либо глава районной администрации, либо главврач местной больницы, либо районный прокурор.

Разумеется, каждый из обучающихся заключал договор с организацией-заказчиком, где прописывалась обязанность молодого специалиста вернуться в родной райцентр, но правила игры были всем понятны, и никто на будущих выпускников не рассчитывал.

В областных центрах всё было немного по-другому. Здесь основная доля целевого набора приходилась на будущих учителей, врачей и чиновников. Конечно, в списках целевиков на медицинские факультеты было много детей, у которых родители трудились в местном здравоохранении. Дети учителей часто шли по целевому набору в педуниверситеты, но многие из них после окончания вуза терялись на просторах родины.

Работа юристам

Однако на определенном этапе сложившаяся с целевым набором ситуация перестала нравиться Минобрнауки. Во-первых, конкурс на целевые места, как уже говорилось, был невысоким, а бюджетных мест под целевой набор выделялось достаточно много. Во-вторых, срок трудоустройства выпускника по целевому набору нормативно никак не регламентировался, а штрафные санкции за отказ от трудоустройства не предусматривались. И государство решило взять ситуацию в свои руки. В октябре 2020 года выходит Постановление Правительства РФ «О целевом обучении по образовательным программам среднего профессионального и высшего образования». Теперь за нарушение условий договора о целевом обучении предусмотрены жёсткие финансовые санкции, причём пострадать могут все участники этого соглашения – и обучаемый, и вуз, и организация-заказчик.

Буквально в эти дни попалась информация: ректор Оренбургского государственного медицинского университета подал в суд на свою бывшую студентку из Орска. Дело в том, что девушка была зачислена в учебное учреждение по целевому договору. Девушка очно училась по специальности «Лечебное дело». Точнее, должна была учиться. Но в итоге девушку отчислили. Теперь, по мнению ректора, она должна возместить расходы, так как бывшая студентка не исполнила договорные обязательства. Сумма немаленькая – 128 436 рублей.

Разумеется, с выполнением целевым студентом договорных обязательств  всё не так просто. Остап Бендер знал 400 сравнительно честных способов отъёма денег у населения. Способов, с помощью которых целевик может «откосить» от трудоустройства, наверное, не намного меньше. Так что юристам работы прибавилось.

Кому «кота»?

Теперь о новом законопроекте, который призван сделать целевой набор прозрачным. Суть законопроекта заключается в том, чтобы  создать единую публичную электронную платформу, где каждый выпускник сможет участвовать в открытом конкурсе на любое целевое место любого региона по программам высшего и среднего профессионального образования на бюджетной основе. Целевые места будут формироваться на основе заявок работодателей. При этом работодатели смогут участвовать в процессе обучения через наставничество и практическую деятельность. В результате будет решён вопрос первого гарантированного рабочего места на производстве и в регионе, которые сам выпускник школы выбрал при поступлении.

Фото: mos.ru

Эксперты пока достаточно осторожно относятся к этому документу. По их мнению, многие организации не захотят заказывать специалистов на электронной платформе, опасаясь получить «кота в мешке», а будут привлекать новых работников по своим проверенным каналам.

Но Минобрнауки, Минпрос, Минцифры, ректорское сообщество законопроект уже поддержали. Время покажет, кто был прав.

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ