Серафим, который прославил Серафима

11 декабря 1937 года на Бутовском полигоне был расстрелян митрополит Серафим (Чичагов) – герой Плевны, гвардейский полковник, ставший монахом, исследователь, благодаря которому состоялась канонизация Серафима Саровского

Митрополит Серафим (Чичагов). Фото: serafim-tambov.ru

На носилках на расстрел

Митрополит Серафим (Чичагов) был арестован 30 ноября 1937 года по доносу своего бывшего епархиального секретаря архимандрита Никандра, сбежавшего из ГУЛАГа, которого он бесстрашно приютил в своём подмосковном доме, причём сам находился под наблюдением НКВД. Тяжелобольного митрополита Серафима, которому на момент ареста исполнился 81 год, вынесли из дома на носилках и на «скорой помощи» привезли в Таганскую тюрьму. На допросах, которые вёл следователь Булыжников, митрополит отрицал всякие связи с архимандритом Никандром.

– Где в настоящее время находится ваш бывший секретарь?

– Мой бывший секретарь архимандрит Никандр отбывает наказание на Дальнем Востоке. Последнее письмо от него я получил 10 августа 1931 года и с тех пор сведений о нём не имею.

– Следствие располагает данными, что вы через приближённых имеете точные сведения о его месте нахождения. Вы это подтверждаете?

– Его местонахождение мне неизвестно, и посланных от него у меня не было.

–  Следствие располагает данными, что вы производили приём своих почитателей, которых обрабатывали в антисоветском духе. Вы это подтверждаете?

– Я это отрицаю. Меня посещает ограниченное количество моих родственников и отдельные архиереи, которые, когда был Синод, приезжали известить меня, справлялись о моём здоровье.

bessmertnybarak.ru

Один из допрошенных по делу митрополита Серафима (Чичагова), работавший печником Павел Глазунов, отвечая на вопросы следователя Булыжникова, сказал: «Чичагов во время моего посещения говорил: “Православная церковь и духовенство переживают тяжёлое время испытаний. Кто останется верен до конца апостольской православной церкви, тот спасён будет. Сейчас идёт большое искушение верующих и духовенства со стороны власти. Многие, боясь репрессий, отходят от церкви, а другие встали на сторону власти и предают православную церковь и духовенство… Вы из истории хорошо знаете, что и раньше были гонения на христианство, но чем они кончились – торжеством христианства! Так будет и с этим гонением, оно тем же кончится. Православная церковь снова будет восстановлена, и православная вера восторжествует. Правда, сейчас много народа страдает за веру, но это жемчуг, очищающийся в духовном горниле, и после будет так много священномучеников за веру Христову, что такого не помнит вся история».

В сонме русских новомучеников – в большинстве безвестных – митрополит Серафим (в миру Леонид Михайлович Чичагов) принадлежит к именитым и знаменитым. Он первый из трёхсот канонизированных мучеников, убитых в подмосковном Бутово.

Леонид Михайлович – один из русских аристократов конца XIX – начала XX века, увидевших, что судьба России неразрывно связана с православием, и открывших своё призвание в служении Христу и Церкви. Можно сказать, что он исполнил мечту русского философа Константина Леонтьева: «А если бы дворян и вообще людей высшего образования было бы в обителях наших больше, то, конечно, это отразилось бы неизбежно на привычках целых монашеских общин и на само мирское общество монастыри имели бы больше влияния. Мы, дворяне русские и представители высшего воспитания в России, – мы более всех виноваты в том, что монашество наше… серо, отстало, грубовато и непонятливо».

Потомок древнего дворянского рода, выпускник Пажеского корпуса, герой Русско-турецкой войны 1877–1878 годов, отличившийся в целом ряде битв (под Горным Дубняком, Телишем, Филиппополем, Плевной), полковник, имевший добрый десяток орденов за храбрость, прекрасно разбиравшийся в медицине, музыке, живописи, одарённый литератор, послушав своего наставника отца Иоанна Кронштадского, в 1891 году выходит в отставку. «Мог ли я себе представить, что мой первоначальный светский путь, казавшийся естественным и вполне соответственным моему рождению и воспитанию, продолжавшийся так долго и с таким успехом, не тот – который мне предназначен Богом?» – скажет он на епископской хиротонии  в Успенском соборе Московского кремля 10 апреля 1905 года.

Фотография владыки Серафима из уголовного дела, 1937 год. Фото: "Да будет воля Твоя", Православный издательский фонд во имя Сретения Господня/wikimedia.org

Хорошо, что ты пришёл

Одна из по-настоящему великих заслуг будущего священномученика – инициатива в канонизации Серафима Саровского. В 1892 году полковник Леонид Чичагов приехал в Саров, где встретился с тремя старицами, помнившими святого Серафима. Одна из них, Паша Саровская, поглядев на полковничий мундир, сказала неожиданно: «А рукава-то поповские». 26 февраля 1893-го он был рукоположен во дьякона, через два дня – во пресвитера. В 1895-м, овдовев, он решится на монашеский путь и в 1898 году примет постриг с именем Серафим.

К 1896 году отец Леонид Чичагов подготовил и издал «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря», в которой ему удалось тщательно отобрать и подробно описать многие ценные материалы и свидетельства: рассказы нескольких живых дивеевских стариц и игуменьи монастыря Марии (Ушаковой), а также не прошедшие цензуру 1879 года «Летописные сказания», которые были написаны ближайшими учениками преподобного Серафима отцом Василием Садовским, Михаилом Мантуровым, Николаем Мотовиловым, ещё в «Летопись» вошли двадцать тетрадей записок Мотовилова. С большой вероятностью без издания «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря» большинство этих свидетельств о жизни Серафима Саровского были бы утрачены. 

Во время одного из приездов в Саров, как вспоминал будущий митрополит Серафим, старица Паша воскликнула: «Вот хорошо, что ты пришёл, я тебя давно поджидаю: преподобный Серафим велел тебе передать, чтобы ты доложил государю, что наступило время открытия его мощей и прославления».

«Я ответил Паше, – пишет он, – что по своему общественному положению не могу быть принятым государем и передать ему в уста то, что она мне поручает. Меня сочтут за сумасшедшего, если я начну домогаться быть принятым императором. Я не могу сделать то, о чём она меня просит. На это Паша сказала: “Я ничего не знаю, передала только то, что мне повелел преподобный”».

Архимандрит Серафим (Чичагов) действительно удостоился высочайшего приёма и передал Николаю II свою «Летопись», за что, по преданию, обер-прокурор Победоносцев в шутку назвал архимандрита «великим пролазом и плутом». Весной 1902 года царь попросит обер-прокурора скорее приготовить указ о канонизации Серафима Саровского, и уже 18 июля 1903 года на всенощной в Успенском соборе Саровской пустыни при участии государя состоится прославление преподобного Серафима. 

«Наконец, Сам Господь оправдал моё монашество в ближайшем моём участии в прославлении великого чудотворца преподобного Серафима», – скажет о значении этого события в своей судьбе епископ Сухумский Леонид (Чичагов) в 1905 году.

Есть много свидетельств о добром сердце будущего новомученика. Ещё до своего священнослужения он квалифицированно помогал больным, даже написал книгу «Медицинские беседы». Став священником, основал общество «Белый крест» для помощи нуждающимся воинам и их семьям. Способствовал закрытию тюрьмы в Спасо-Евфимиевом монастыре и освобождению заключённых. Вспоминают, как в декабре 1929 года, когда он был правящим архиереем Ленинградской епархии, ночью привезли тело умершего в тюрьме архиепископа Илариона (Троицкого). Митрополит Серафим был потрясён, что сделали заключение и болезнь с его некогда богатырского сложения собратом. Тогда он принёс своё белое облачение, белую митру и сам совершил отпевание священномученика Иллариона, автора обличавшей обновленчество «Памятной записки соловецких епископов».

Можно вспомнить и немощь митрополита Серафима: государственник и бывший полковник очень долго – до 30-х годов – не представлял себе церковь, противостоящую любой государственной власти, даже безбожной. Он принимал царскую власть, затем власть Временного правительства, а потом какое-то время и советскую, согласившись целиком и полностью с «Декларацией» митрополита Сергия (Страгородского), склонявшей Русскую церковь под коммунистическое иго. Но на допросе один из показавших на митрополита Серафима передаст его слова: «советская власть – это явление временное, скоро советскую власть свергнут, и опять будет царь, тогда мы опять заживём по-старому… у меня церковная жизнь поставлена по-старому, хоть сейчас приходи царь-батюшка, я готов его встретить».

Митрополит Серафим (Чичагов), 1920-е годы. Фото: wikimedia.org

Но более всего хочется сказать в день памяти митрополита Серафима не о его доброте и преодолённом соблазне смешивать власть Бога и кесаря, а о том, что он видел главным для возрождения Русской церкви.

Входить в сердце прихожан без зова

Собирая наследие преподобного Серафима, будущий митрополит не мог не обратить внимания на заботу старца об общей духовной жизни приходивших к нему людей: об их благочестии, духовном воспитании и совместной жизни. Потому и центральным делом своего епископского служения владыка Серафим (Чичагов) видел устроение и обновление приходской жизни, в которой своё участие должны принять все – и епископы, и священники, и простые прихожане. Для человека военного, привыкшего к государственной службе, таким сигналом к инициативному и творческому устроению прихода стало постановление Священного Синода от 18 ноября 1905 года, которое, по его собственному признанию, он воспринял «с живейшим интересом и сочувствием». На всех кафедрах, где епископ Серафим служил до революции (Орловской, Кишинёвской, Тверской) возрождение приходской жизни было самым главным вопросом. Вот несколько тезисов из его «Обращения к духовенству Тверской епархии по вопросу о возрождении приходской жизни», не теряющих актуальности для возрождения Русской церкви и сегодня.

– Годины тяжких испытаний требуют трезвого умственного труда, духовного подъёма и величайшего проявления любви к родине, чтобы бороться со всеми ухищрениями врагов России и отстоять права и интересы своего государства, и поэтому с особою осторожностью надо переживать такое время, исправляясь во всех недостатках и призывая себе в молитвах помощь Божию. Но мы видим совершенно обратное: народ забывал Бога, свои семьи, терял сознание, совесть и сам себя направлял к гибели, принимая своих развратителей за друзей, а врагов за благодетелей.

– Духовное же возрождение России возможно только тем путем, каким совершилось её духовное рождение. А именно: необходимо вернуться к церковно-общественной жизни древнерусского прихода, чтобы приходская община единодушно занималась не только просвещением, благотворительностью, миссионерством, но и нравственностью своих сочленов, восстановлением прав старших над младшими, родителей над детьми, воспитанием и руководством молодого поколения, утверждением христианских и православных установлений. 

– Когда говорят, что приходская жизнь исчезла, упала, распалась, приход бездействует, – это значит, что и причт, и прихожане потеряли между собою связь, единение, исчезла христианская жизнь, взаимопомощь, христианское делание. Следовательно, чтобы возродить приходские общины, необходимо улучшить жизнь людей, искоренить дурные обычаи и привычки, утвердить веру, православное исповедание, воскресить любовь, единение и в особенности понятие об обязанностях христиан. 

– Равнодушие, отсутствие ревности по вере – вот что более всего страшит! Беда, если не прозревают будущего, не отдают себе должного отчета в происходящем и мало интересуются упадком религии, как будто это не опасно! Поэтому как в 1905 году, так и теперь я настаиваю, что единственное средство к вразумлению – это возрождение приходской жизни. Оно необходимо, неотложно! 

– Одному священнику в приходе немыслимо справиться со всеми делами и удовлетворить духовные нужды прихожан, он не может знать всех нужд прихода и вовремя прийти на помощь, если прихожане не будут ему помогать. Борьба же пастыря с современными нестроениями и безнравственностью так же немыслима, если он не призовёт к себе на помощь членов приходского совета и вообще всех объединившихся между собой прихожан. 

– Необходимы для организации самих приходов выбор уполномоченных членов совета и разделение труда пастыря с прихожанами. 

– Пока не будет восстановлен приход, нельзя приступить к созыву церковного Собора и управлению Церковью на соборных началах. Как нам выбирать мирян для участия в Соборе, если приходы не организуются? Неужели назначать только церковных старост или избранных для проверки денежного отчёта?

– Участие прихожан в управлении приходскими делами осуществляется чрез приходское собрание и приходской совет. Приходское собрание составляют все лица, платящие приходские сборы, а также и другие прихожане, коих приходское собрание признает полезным пригласить к участию в своих занятиях. 

– Пастырям необходимо, так сказать, входить в сердце прихожан без зова и поставить себя в такое положение, чтобы быть желанным, дорогим гостем в каждой приходской семье. Надо духовенству скорее стать на ноги и для этого добиться любви народной.

– Пусть же никто из христиан не думает, что только одним монахам надлежит непрестанно молиться, – нет, все христиане обязаны исполнять эту заповедь. Для всякого верующего человека нужно и знание, богословское развитие.

– Только с единения архипастыря со всей его паствою должна начаться реформа, дабы пастыри и прихожане лично слышали от архипастыря его взгляды на все вопросы предстоящего возрождения приходской жизни. Положить начало необходимо самим епископам не циркуляром, посланием и консисторским определением, а личным изложением, открытою проповедью, откровенною беседою лицом к лицу с возможно большим числом пастырей и их прихожан.


 

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ