Суд над «Мемориалом». Второй раунд

«Стол» продолжает следить за судебным процессом о ликвидации общества «Мемориал»*

Олег Орлов и Светлана Ганнушкина (в центре). Фото: t.me/polniypc

9:30 У здания Верховного суда многолюдно. У входа толпятся люди, которые пришли поддержать «Мемориал», представители СМИ. Не обошлось и без полиции. Автозаки стоят наготове.

Материалы по делу Мемориала*. Фото: t.me/polniypc

Сторону истца будут представлять четыре прокурора.

10:13 Судебное заседание объявляют открытым.

10:16 Судья Назарова сообщает о том, что пришло время исследовать материалы дела. Всего в распоряжении 9 увесистых томов.

Также становится известно, кто будет новым прокурором: Алексей Гайярович Жафяров, заместитель начальника управления Генпрокуратуры. Тот самый, который предлагал привлекать организаторов несогласованных протестных акций к административной ответственности заочно.

10:18 Судебный процесс начинается с зачитывания искового заявления генпрокурора.

10:19. Судья просит краткую историческую справку о «Международном мемориале». В частности, дату, когда была учреждена организация. Отвечает Ян Рачинский.

10:23 Юрист Татьяна Глушкова цитирует Рачинского, отмечая, что это лучшая фраза сегодняшнего дня: «У нас была перерегистрация юридического лица, поскольку сменилось государство».

10.25 Судья рассматривает протоколы, которые ранее оспаривались в судах. Напоминает, что Рачинский признан виновным и должен поквитаться штрафом в 100 тысяч рублей.

10:27 Судья заявляет, что поступили материалы из управления ФСБ Республики Ингушетия. Ссылаясь на федеральную службу безопасности, Назарова заявляет, что в публикациях на сайте «Международного мемориала» не было маркировки об НКО, выполняющей функции иностранного агента. Якобы это и послужило поводом привлечь Рачинского к ответственности.

10:29 Юрист Наталья Морозова, сдерживая улыбку, поясняет, что Тверской суд ошибся и сделал копипаст из своих решений. Выясняется, что «Международный мемориал» попросту перепутали с правозащитным центром «Мемориал».

10:32 Судья читает решение уже из Московского городского суда. Там снова указано, что из ФСБ Ингушетии поступили данные, что на сайте «Международного Мемориала» имеются данные без маркировки иноагента. Снова речь идёт о штрафе Рачинскому как должностному лицу в 100 тысяч рублей.

10:33 Озвучен ещё один протокол. Всё то же, только Тверской суд назначил штраф в 300 тысяч рублей. Он уже относится к самой организации «Международный мемориал». Повод – обращение гражданина.

10:36 Следующий протокол датируется 5 декабря 2019 года. Тверской суд назначил «Международному мемориалу» штраф в 400 тысяч рублей. В ходе рассмотрения установлено, что обратился гражданин.

10:37 Озвучен протокол в отношении Рачинского по инициативе ФСБ Ингушетии от 5 сентября 2019 года за ютуб-канал «Международного мемориала». Тверской суд назначил штраф 100 тысяч рублей.

10:39 Протокол в отношении организации от 2019 года. Тверской суд назначил штраф в 300 тысяч рублей за ютуб-канал «Международного мемориала».

10:41 Зачитан новый протокол в отношении твиттера «Международного мемориала» по инициативе ФСБ Ингушетии. Штраф 300 тысяч рублей Мосгорсуд решил оставить в силе.

10:44 История та же, только на этот раз фейсбук.

10:46 За фейсбуком следует сайт «Международного мемориала» и инстаграм. И снова 300 тысяч рублей штрафа, решение Мосгорсуд решил оставить в силе.

10:48 Пикетирующий около суда с плакатом «Руки прочь от «Мемориала», свободу политзаключённым» привлёк внимание силовиков. Ему пришлось свернуть плакат и проследовать за полицейскими.

10:50 Зачитывают очередной протокол. На этот раз – за размещение информации на сайте topos.memo.ru. Инициатива снова от ФСБ Ингушетии. Штраф – 300 тысяч рублей. Решение остаётся в силе.

Рассматривают также протокол по Рачинскому – штраф 100 тысяч рублей за твиттер «Международного материала». Мосгорсуд оставил решение в силе.

10:55 Завершает первый том из девяти очередной протокол в отношении Рачинского. Ему «прилетают» штрафы по 100 тысяч за фейсбук и инстаграм «Это прямо здесь». Снова фигурирует ФСБ Ингушетии. Решение остается в силе.

10:56 Ещё один протокол в отношении Рачинского – снова штраф, и снова 100 тысяч рублей. 

11:07 Уже начали разбирать второй том административного дела. Рачинского штрафуют за сайт «Международного мемориала» и книжную ярмарку в Манеже. Решение осталось без изменений.

Ещё два протокола касаются «Международного мемориала». Организацию штрафуют по 300 тысяч за соцсеть ВКонтакте. Решение осталось без изменений.

11:08 Прокурор решил пояснить участникам суда: «Часть своих материалов «Международный мемориал» маркирует штампами. Установлено, что текст штампа не соответствует требованиям законодательства: надо писать, что «Международный мемориал» – это некоммерческая организация, выполняющая функции иностранного агента, а организация пишет только, что его внесли в реестр.

Судья оставляет это без комментариев.

11:13 Берёт слово юрист Вайпан: «Так как был исследован большой пласт документов, у меня есть два кратких пояснения. Во-первых, в списке материалов под номерами 3 и 16 речь идёт об одном и том же. Они повторяются в материалах дела дважды».

Судья уточняет номера страниц. Вайпан продолжает: «Во-вторых, по поводу номера 17, здесь отсутствуют сведения о вступлении постановления от 10.01.20 в силу. Может быть, там что-то пропущено?»

11:15 Один из прокуроров предлагает посмотреть заверенные Тверским судом копии для обозрения. Судья не против. Прокурор достаёт толстую стопку документов.

Поддержать Мемориал* пришло множество людей. Фото: t.me/polniypc

11:16 Юрист Иманова предлагает вернуться к вопросам, которые озвучил Вайпан. Подчёркивает, что это важно, так как данное постановление отменило решение Тверского суда. Судья соглашается.

11:19 Судья протягивает представителям прокуратуры материал 2018 года, просит прокомментировать (про материалы от 2018 года в деле ничего не было – ред.). Прокурор молчит. Что-то с места звучит про «ошибочно». Документы просматривает прокурор Алексей Жафяров. Пролистав, откладывает бумаги в сторону.

11:22 Судья передает часть документов секретарю и о чём-то с ним совещается.

11:24 Адвокат Мария Эйсмонт интересуется документами, которые передали представители прокуратуры: «Если мы правильно поняли, это материалы, заверенные из Тверского суда?». Судья подтверждает. Эйсмонт просит обозреть позицию ответчика об устранении нарушений до того, как будет вынесено решение. Юрист Морозова просит обратить внимание на скриншоты в деле, где видно маркировку на дату проведения суда.

11:25 Судья спрашивает: «Где маркировка? Что здесь написано?» Морозова поясняет, что к дате вынесения решения суда нарушения уже были устранены.

11.33 Назарова и Морозова выясняют судьбу удовлетворённой жалобы организации и отмену одного из актов Тверского суда. Юрист просит изучить письменные пояснения ответчика в этом материале, где есть маркировка и доказательство, что штраф погашен.

11:36 Судья соглашается и изучает дальше.

11:43 Судья интересуется, смогут ли ответчики предоставить материалы и книги, за немаркировку которых был выписан протокол, для обозрения? Юрист Секретарёва опускает глаза на пол, уставленный сумками и коробками, где находятся книги и настольная игра. Подтверждает готовность предоставить необходимые материалы. 

11:47 Один из прокуроров заявляет, что зачитанная маркировка не соответствует требованию законодательства РФ.

11:48 Судья продолжает читать и частично озвучивать детали вслух.

12:27 Судья закончил исследовать материалы, представленные прокуратурой. Сообщает о том, что суд продолжает изучать основные материалы дела.

12:35 Судья зачитывает, на какие цели тратилось финансирование «Международного мемориала»: «...получение награды за помощь подвергающимся репрессиям лиц..., благотворительные пожертвования..., исследования в области общественных и гуманитарных наук..., целевые пожертвования – совершенствование доступа к информации, поддержка “Мемориала”, проект “Сегодняшний взгляд на советское диссидентство”...» Перечисляет, кто и сколько направлял денег.

12:53 В ход идут перечисления заявлений «Международного мемориала» про конфликт на Украине, Бориса Немцова, закон об иностранных агентах и другое. Зачитываются цитаты.

12:59 Упоминается также статья «Мракобесы в борьбе с нацизмом» из личного блога Аркадия Красильщикова. Там он цитирует Рачинского и его мнение про статью о реабилитации нацизма.

Минюст делает вывод, что «Международный мемориал» получает иностранное финансирование и участвует в политической деятельности, распространяя мнение о принимаемых государством решениях, в том числе в интернете.

13:16 Юрист Секретарёва обращает внимание на акт осмотра интернет-ресурсов, где речь идёт о сайте другой организации – правозащитном центре «Мемориал».

Судья соглашается и берёт четвёртый том. В руках у неё  протокол заседания правления, подтверждающий полномочия лиц, которые могут представлять организацию без доверенности. Судья спрашивает ответчиков: для чего был представлен протокол.

13:21 Исполнительный директор «Международного мемориала» Елена Жемкова отмечает, что организация меняла свой устав в соответствии с изменениями российского законодательства. На первом протоколе были избраны председатель и исполнительный директор, а также назначены трое учредителей организации. Жемкова подчёркивает, что на первом заседании ответчик просил привлечь учредителей как заинтересованных лиц и подтвердил этим протоколом их статус.

Судья видит страницы сайта «Международного мемориала». Интересуется, для чего они представлены.

13:22 Юрист Секретарёва отвечает, что страницы представлены для того, чтобы показать маркировку, а также то, что информация о финансировании организации находится на сайте.

Судья повторяет вопрос.

Серетарёва вновь отвечает: «Это все сайты “Международного мемориала” и все они имеют маркировку».

13:24 В тот момент, когда судья произносит: «Список соцсетей “Межународного мемориала”, содержащих маркировку...», поднимается один из представителей прокуратуры.

«Позвольте обратить внимание, что соцсети не маркируются до настоящего времени. Промаркирована стартовая страница не соответствующей действующему законодательству маркировкой. Однако если мы пролистаем, то увидим, что публикации ею не сопровождаются», – отмечает прокурор.

Юрист Глушкова обращает внимание на то, что законодательство не содержит требований к маркировке соцсетей. По её словам, они маркируются в зависимости от структуры, будь то ВКонтакте, фейсбук или инстаграм. Отмечает, что нет требований к маркированию каждого поста.

13:26 Прокурор не согласен: «Каждая страница в интернете имеет свой уникальный адрес. Стартовая страница – один, а другие публикации – другой. Мы можем знакомиться с ними, не попадая на главную страницу с маркировкой. Поэтому маркироваться должно всё.

13:27 Секретарёва обращает внимание, что во всех книгах, изданных с момента внесения «Международного мемориала» в реестр иноагентов, везде есть маркировка.

Судья спрашивает, это ли хотела подтвердить сторона ответчика.

Назарова уточняет, что это та самая форма маркировки, которая не нравится прокурору.

13:31 Судья знакомится со сведения из электронного реестра НКО-иноагентов, протоколом заседания правления «Международного мемориала», где рассматривали вопрос о маркировке.

Секретарёва уточняет, что кэшированная страница сайта представлена в качестве подтверждения того, что организация маркирует сайты.

13:33 Судья изучает проверку правового центра, интересуется, для чего был представлен акт в отношении другой организации.

Отвечает юрист Морозова: «В этом акте было указано, что правовой центр до начала проверки не маркировал свои сайты, а потом стал, и нарушение устранено. До этого у него были страницы в соцсетях такие же, как и у “Международного мемориала”. Но в акте указано, что нарушения устранены, других нет. Поэтому “Международный мемориал” сделал вывод, что соцсети маркировать не надо».

13:34 В разговор вмешивается представитель Минюста. Он рассказывает про разделение полномочий между центральным аппаратом Минюста и территориальными органами. Поясняет, что «Международный мемориал» проверял центральный аппарат, а правовой центр «Мемориал» – московский. Делает вывод, что эти две проверки никак не могут соотноситься друг с другом.

13:39 Пояснение дает адвокат Эйсмонт: «Дело в том, что административный ответчик представил данный документ для демонстрации того, что есть практика, которая была показана на примере правового центра. То есть если организация представила свои соцсети и проверяющий орган счёл, что других нарушений нет, то мы предполагаем, что закон един для всех. То есть “Международный мемориал” сделал разумный вывод, что, зная о том, что в подобной ситуации у соседа нет нарушений, есть основание полагать, что и мы ничего не нарушаем».

Рисунок Кати Гущиной из зала заседания. Фото: instagram.com/katerina_ponchikovna

13:40 Судья зачитывает маркировку, где указано, что организацию внесли в реестр иноагентов, а не то, что «Международный Мемориал» – иноагент.

Назарова также обращает внимание на визитки с этой маркировкой.

13:42 Судья добралась до отчёта чешского отделения общества «Мемориал». Здесь же представлены ксерокопии документов о французской организации. Спрашивает, оформили ли возвращённые документы. Адвокат Бирюков подтверждает и передаёт бумаги.

13:43 Назарова подчёркивает, что необходимо изучить подлинники.

13:44 Судья обращается к прокурорам с просьбой соблюдать тишину. Добавляет: «Слушайте! Вам не интересны оригиналы документов?!»

Суд исследует документы чехов и французов, переходит к публикациям в СМИ. Выясняет, какой «Мемориал» номинировался на Нобелевскую премию мира.

13:46 Рачинский сообщает, что, по их данным, речь идёт о «Международном мемориале». Отмечает также, что утверждать этого не может, так как информация не подлежит разглашению.

13:48 Судья зачитывает: «Рекомендации сотрудникам по маркировке – это кто и что должен маркировать, согласно “новшествам антиправового законодательства”».

13:50 Дошли до 4,5 млн рублей, собранных на оплату штрафов. Морозова подтверждает, что деньги на эти нужды жертвовали граждане. Судья: «Наверное, не только российские граждане?» Морозова предлагает проверить.

13:52 Судья начинает проверять, кроме РФ видит другие страны. Выясняется, что это не гражданство, а страна происхождения перевода. Решено не изучать все четыре тома.

13:53 Адвокат Бирюков по просьбе судьи представляет для обозрения печатные издания ММ с целью продемонстрировать наличие маркировок.

13:55 Бирюков достает книги и передаёт судье. Та зачитывает название, год издания и штамп.

13:58 На попытки предоставить новые книги судья просит: «Вы просто расскажите, а? Там то же самое? Какая там дословно маркировка?»

Читает уже Бирюков.

14:01 Судья останавливает Бирюкова, когда он произносит «…Федерального закона…». Говорит, что там не так, а «ФЗ».

14:03 Юрист предлагает представить на обозрение награды «Международного мемориала»: «Список содержит наименование премий, но мы подготовили более подробный список, где раскрыто...». Договорить не успевает. Судья просит дать ознакомиться со списком.  

14:05 Бирюков зачитывает ходатайство об обозрении наград. Секретарёва извиняется за задержку. Поясняет, что быстро распаковывать награды у юристов не получается, так как в суд нельзя проносить ножницы. Дело в том, что в прошлый раз при перевозке несколько наград были повреждены. В этот раз их упаковали особенно тщательно.

14:11 Судья предлагает не вскрывать все коробки, а ограничиться документами, подтверждающими награды.

Судья интересуется, кем присуждается премия Гранта Динка. Бирюков объясняет, что это турецкий фонд.

14:13 Бирюков переходит к премии Музея Холокоста. Судья требует зачитывать только то, кем выдана награда, а адвокат так же настойчиво пытается зачитать, за что дана премия. Выясняют также год награждения.

14:14 Когда дело доходит до диплома благотворительного фонда Потанина за победу в конкурсе «Музейный гид», Бирюков уточняет, что наградили как сотрудницу, так и саму организацию.

14:15 Ряд наград судья не принимает во внимание, объясняя это тем, что можно лишь догадываться, что они имеют отношение к «Международному мемориалу».

14:18 Прокурор сломал деревянную коробку, в которой находилась одна из наград. Механизм оказался повреждён из-за того, что мужчина открывал крышку не в ту сторону.

14:20 Вайпан поясняет, что раз эти награды имеются в подлинниках у «Международного мемориала», то разумно предположить, что они принадлежат этой организации. Свои сомнения со стороны истца он просит озвучить.

14:21 Жемкова добавляет, что это не просто премии, хранящиеся в «Международном мемориале», а есть публикации и переписка, подтверждающая приглашение наши представителей организации на вручение. Выразила готовность представить доказательства.

14:23 На улице, возле здания суда, полиция задержала ещё одного активиста.

Сторонники Мемориала* у здания Верховного суда. Фото: t.me/polniypc

14:24 Бирюков продолжает знакомить суд с наградами: «Грамота российского Фонда мира от 2001 года».

14:27 Жемкова рассказывает про Международную христианскую премию. Ещё раз напоминает, что по каждой премии может предоставить переписку.

14:29 Бирюков напоминает, что на прошлом заседании он подавал ходатайство о приобщении петиции, которую подписали более 127 тысяч человек. Просит приложить флеш-носитель.

14:30 Адвокат зачитывает слова Басилашвили и Ахеджаковой в поддержку «Мемориала» и передаёт флешку.

14:32 Судья спрашивает у истца по поводу приобщения флеш-носителя. Прокурор отмечает, что носитель непроверенный. Судья: «Так можно зайти на сайт». Прокурор возражает, остальные оставляют на усмотрение суда. Флеш-накопитель приобщают к делу.

14:33 Назарова сообщает, что на сайт суда поступили  внепроцессуальные обращения. 26 человек выступило в поддержку «Международного мемориала» и один человек – в поддержку иска Генпрокуратуры.

Вайпан просит более полно исследовать реестры операций, содержащиеся в материалах дела, так как суд зачитал только иные страны, а Россию не учёл.

Также предлагает огласить 100 операций и посмотреть, откуда были платежи, поясняя это тем, что складывается впечатление, будто они только иностранные. Судья согласна, что большинство пожертвований были из РФ.

14:36 Вайпан заявляет, что исследование материалов необъективное: «20 строк из России, из них одна — Лондон. Это же некорректно! Я прошу огласить 20 строк, чтобы всё звучало объективно». Судья читает о поддержке из российских городов: Краснодар, Якутск, Москва, Саратов, Калуга, Новосибирск, Уфа, Северск, Владивосток, Красноярск... и только одна операция – Лондон.

14:37 Судья открывает наугад и читает списки российских городов. Видно, что в основном Россия, но изредка попадаются и иностранные государства.

14:39 Судья переходит к девятому тому – акту осмотра интернет-ресурса, который представлен сегодня. Эйсмонт просит уточнить у истца, доказательством чего этот документ является. Один из прокуроров поясняет, что это наглядная иллюстрация того, что ответчик продолжает немаркировку своих соцсетей.

Эйсмонт обращает внимание на время составление акта: это было вечером 13 декабря. Говорит, что в акте указано, что при открытии инстаграма имеется маркировка.

14:42 Эйсмонт добавляет: «В 2019 году этот сайт уже исследовался, и был составлен протокол, где было указано на отсутствие маркировки. Как мы уже установили сегодня, маркировку мы поставили сразу ещё тогда и заплатили штраф. Тогда ни в суде первой инстанции, ни в апелляционном никто не указывал, что этой маркировки недостаточно. С тех пор прошло два года, за это время ни у одного контролирующего органа не возникало претензий к этой формулировке».

14:44 Эйсмонт возражает против приобщения к делу, так как решения суда нет. Настаивает на том, что добросовестность «Мемориала» очевидна.

14:45 Адвокат обращает внимание, что отсутствует регламентация того, что именно и как должно быть промаркировано.

14:47 Эйсмонт просит приобщить запрос депутата Котёночкиной, где она ставит вопрос, что именно является материалом, который должен маркироваться. Перечисляет список из запроса и вопросы. Любопытно, что на это был получен ответ РКН в 2020 году, где сказано, что требования к форме и порядку размещения действующее законодательство не содержит.

«Сейчас мы видим, как это важно. Мною был направлен ряд адвокатских запросов аналогичного содержания с просьбой разъяснить, каким образом надо маркировать материалы. В Прокуратуру, Минюст и РКН – срок ответа на них ещё не истёк. Я хочу сказать, что не определён порядок маркировки соцсетей, сайтов и так далее. “Международный мемориал” пытается добросовестно выполнить требования закона. Но тут мы видим, что это просто невозможно, потому что сегодня претензий нет, а через два года, накануне судебного заседания, они неожиданно появляются», – отмечает Эйсмонт.

14:50 Адвокат просит приобщить копии своих запросов.

14:51 Его поддерживает Вайпан: «Тоже хотел бы возразить против приобщения акта осмотра от 13.12.21. Этот акт составлялся в отсутствие организации – административного ответчика. Отсутствует возможность оспорить этот акт в суде. И этим такой документ отличается от тех документов, которые, на основании Пленума, могут служить доказательствами нарушений. Акт осмотра не является относимым доказательством по смыслу Пленума ВС».

14:53 Прокуратуры, РКН и Минюст оставляют приобщение запросов Эйсмонт на усмотрение суда, а акт от 13.12.21 предлагают приобщить.

14:54 Суд предлагает осмотреть прямо здесь какой-нибудь интернет-ресурс «Международного мемориала». Все собираются в кучу у компьютера на столе судьи.

14:55 Как выяснилось, инстаграм ничего не показывает незарегистрированным пользователям.

14:57 Зайдя в инстаграм «Международного мемориала», сразу увидели маркировку.

Один из прокуроров просит открыть любую публикацию.

14:58 Иманова отмечает, что изучаются публикации, показывающиеся в формате всплывающего окна из основного аккаунта. Прокурор заявляет: «Мы смотрим публикации, ни одна из которых не содержит маркировки!» Затевается спор.

15:00 Эйсмонт уточняет, что её адвокатский запрос в том числе именно об этом, и пока нет официальных правил, это будет являться оценочным суждением чиновника.

15:03 Вайпан заявляет о ходатайстве о приобщении к материалам номера журнала «Законность». По его словам, значение для дела имеет одна статья на стр. 12–17, её соавтором является Вагурин – один из представителей прокуратуры. По мнению ответчика, это злоупотребление правами со стороны истца. Он подчёркивает, что из содержания статьи следует, что авторы приравнивают деятельность НКО-иноагентов к деятельности экстремистских и террористических организаций.

15:07 Вайпан отмечает: «По мнению ответчика, указанная статья свидетельствует о том, что рассматриваемое в данном процессе исковое заявление о ликвидации “Мемориала” является предвзятой позицией. Конкретные лица рассматривают нашу ликвидацию не как следствие нарушения требований о маркировке, а как ликвидацию организации, угрожающей интересам РФ в сфере национальной безопасности. Меж тем это неверное и тенденциозное понимание.

Встав, один из прокуроров заявляет: «Мы считаем, что претензии представителя ответчика необоснованны, предвзяты и неэтичны».

15:08 Минюст и РКН возражают против удовлетворения ходатайства Вайпана. Судья отказывает в ходатайстве.

Адвокат Генри Резник общается с журналистами у здания Верховного суда. Фото: t.me/polniypc

Заседание кончилось тем, что суд продолжится 28 декабря. 

Процесс восстановлен по материалам телеграм-канала «Полный ПЦ»  https://t.me/polniypc 

 

* Организация Мемориал была признана в РФ иностранным агентом 

 

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ