«То, что кажется абсурдным, оказывается реальностью»

Воскресным вечером председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин был занят важным государственным делом – он поручил проверить творчество Оксимирона и Noize MC по обращению некой анонимной «группы патриотов», в котором содержалась жалоба на экстремизм и реабилитацию нацизма в творчестве рэперов

Рамиль Ситдиков/РИА Новости

Никакого обращения патриотов, конечно, не было (хотя не только Бастрыкин, но никто бы в наше время не удивился, если бы оно действительно появилось). Это письмо придумал и разместил у себя на странице в ЖЖ блогер Дмитрий Якушев. Он хотел таким образом пошутить, специально используя максимально идиотские формулировки и речевые штампы: «Александр Иванович! Вы известны не просто как большой патриот России и неравнодушный человек, но и как чрезвычайно внимательный и прозорливый защитник Отечества, замечающий самых опасных его врагов, прячущихся под разными якобы не политическими вывесками. Сегодня хочется обратить Ваше внимание на преступную деятельность так называемых рэперов Noize mc и Oxxxymiron, известных в миру как Иван Алексеев и Мирон Фёдоров. Преступная деятельность указанных лиц сегодня перешла все пределы допустимого и стала национальной угрозой, опаснее расширения НАТО».

Председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин. Фото: facebook.com/sledcomru

То есть, как объяснял потом блогер изданию «Медиазона», нарочито «глупым языком написаны глупые вещи».

Однако сотрудники Следственного комитета (напомним, это ведомство, «основными задачами которого являются обеспечение законности при проверке сообщений о преступлениях, возбуждении уголовных дел, а также защита прав и свобод человека и гражданина») приняли письмо за чистую монету и положили «донос» на стол начальству, а начальство приказало разобраться и наказать. 

«Я просто пошутил в стиле “как идиот может среагировать на альбом”, абсурдную реакцию показал, чтобы люди посмеялись, но Бастрыкин воспринял всёсерьёзно, – удивляется блогер Якушев. – Абсурд нас догоняет, и то, что кажется абсурдным, оказывается реальностью». 

«Если такие кадры работают в Следственном комитете, которые всерьёз воспринимают такие обращения и по ним реагируют… печально, – считает блогер, которому пришлось объяснять, что он не писал донос и творчество реперов очень уважает. – Книжек не читали совершенно, не могут сатиру отличить от реального текста. Я просто вскрыл государственную проблему!»

Эта была бы смешная история, такие сюжеты ложатся в основы кинокомедий или сатирических романов, страшно то, что сквозь смех пробивается тревога, что так просто эта нелепая ситуация не закончится, почему-то не верится, что сотрудники Следственного комитета просто посмеются над собой и забудут это как забавный анекдот – не более того. 

«Двоякое чувство от этой истории: кажется сначала, что это какая-то дикость, бред, но через секунду ловишь себя на мысли, что нет ничего удивительного в том, что это произошло в контексте нынешнего времени, – говорит Иван Васенёв, автор Comedy Club, участник “Плюшки-шоу”. – Как-будто это рядовое событие и может произойти каждый день и с кем угодно. И происходит: совсем недавно одного комика выдворили за шутки из страны, все об этом знают». Речь идёт об Идраке Мирзализаде, которого депортировали из РФ по решению о пожизненной нежелательности его пребывания, поскольку комик якобы «в своём публичном выступлении допустил выражения, возбуждающие ненависть и вражду по отношению к лицам русской национальности, унижающие их человеческое достоинство».

 Идрак Мирзализаде. Фото: Stand-Up Club #1/youtube.com

«Я не знаком с творчеством блогера, написавшего “письмо”, но меня удивило, что он будто не понимает происходящего. Я не могу поверить, что люди искренне не понимают, что такое возможно. И то, что мы уже считаем эту историю обыденной, – это грустная и плохая ситуация», – считает Васенёв.

Было бы, наверное, не так плохо, если бы, как говорит блогер Якушев, это был «вопрос кадров». В конце концов, люди без чувства юмора во власти – дело обыденное. Как говорил бессмертный персонаж «Карнавальной ночи» Огурцов, «я и сам шутить не люблю, и людям не дам». Но самое неприятное в этой истории – понимание того, что сотрудники Следственного комитета лишь передают настроения в обществе, люди и сами теперь лишний раз стараются не шутить, боятся задеть какое-нибудь чувство и сами готовы оскорбиться по любому поводу. 

Буквально на днях ВЦИОМ представил данные опроса, посвящённого юмору. Хотя в том, что они лишены чувства юмора, признались лишь 4 % опрошенных россиян, детали опроса говорят об обратном. 

Так, по мнению наших сограждан, шутить можно далеко не на каждую тему, и табу эти охватывают практически все сферы жизни: нельзя шутить над особенностями здоровья других людей (так ответили 91 % опрошенных), над церковью (80 %),  над национальными особенностями и традициями разных народов, а также над историей России, СССР и Российской империи (по 69 %). 

Три четверти россиян (77 %) скорее отрицательно относятся к чёрному юмору, то есть к насмешкам над смертью, насилием, болезнями и на другие «мрачные» темы. И только 5 % относятся к чёрному юмору скорее положительно. 

«Я не знаю, насколько можно доверять опросам ВЦИОМ, но если это правда, что вполне может быть, то это печальная картина. Как человек, занимающийся юмором, я считаю, что смеяться можно и нужно практически надо всем. И то, что в обществе, и не только у нас, а во всём мире, существуют темы, которые обижают, и этих тем становится всё больше с каждым днём, это устрашает, – говорит Иван Васенёв. – На мой взгляд, главная цель юмора – принести радость людям. Я не знаю ни одного юмориста, который пишет свои шутки, чтобы кого-то обидеть. Все хотят, чтобы люди улыбались вокруг. Но мы живём во время, когда люди очень озлоблены. 

Иван Васенев. Фото: личный архив Ивана Васенева

Я начал заниматься юмором больше 10 лет назад: тогда было посвободнее, и, мне кажется, не только потому, что время было в целом либеральнее, а прежде всего из-за того, что, по большому счёту, всем было плевать на юмористов. Они были каким-то андерграундом, я не говорю о тех, кто выступал на ТВ, но все остальные... Youtube тогда ещё не был настолько популярен, вы могли шутить как угодно, вас всё равно никто не услышит. Сейчас любой человек может донести свою мысль миллионам, и это, как мне кажется, стало проблемой. 

Раз уж на то пошло, если людей юмор обижает, пусть уж лучше относятся к юмористам – как к дуракам. На дураков не обижаются. Но не надо никаких репрессий, санкций. 

Так как я выступаю в основном на телевидении, а там, и это не секрет, всё проходит некую редактуру, если вы видите что-то на экране, то, вероятнее всего, юридически это чисто. Но 99 % опасных шуток отсеивается уже на уровне придумывания – главный цензор у нас в голове. Любой опытный комик и сам прекрасно знает, о чём шутить можно, о чём нельзя, он чувствует общество. 

Возвращаясь к этому опросу, список табу не выглядит реалистичным. Что – теперь нельзя анекдоты про Брежнева рассказывать? Но я не знаю, как с этим спорить. Лично мне кажется, что есть совсем немного тем, на которые нельзя шутить. Конечно, если шутка не веселит, а причиняет боль или оскорбляет, она неудачная. Но, на мой взгляд, смеятся можно практически надо всем. Чем хуже ситуация, тем больше надо шутить над этим. 

Свои оттенки юмора есть в любой стране. Мне кажется, у нас в принципе юмор более зажат. В США, например, с этим значительно свободнее. У них тоже есть табуированные темы: цвет кожи, ориентация и так далее, но нет такого, когда над людьми, которые занимают определённое положение, шутить нельзя. Есть такой формат, как “прожарка”: когда комики обшучивают довольно жёстко какого-то гостя. На этом месте сидят звёзды, политики, однажды был Трамп. 

У нас табу больше. Та же смерть – почему нельзя над ней шутить, зачем делать вид, что её не существует? Это глупо. 

А таких тем, может, уже тысячи, просто мы пока о них не знаем. Узнаём об очередном табу буквально из новостей: а, сейчас над этим уже нельзя смеяться, то есть меня за такую шутку могут буквально депортировать.  Никто не хочет сидеть в тюрьме или уезжать из страны, не будут люди шутить и под диктовку – это же творчество.

Поэтому комики вполне могут уйти в подполье: начать выступать только для своих, без записи, на закрытых вечеринках, на кухне. Тем более что это уже было в нашей истории. 

А нам останется смотреть очень рафинированный юморок по телевизору. Но я очень верю в то, что сами люди поймут, что без шуток нельзя: чем больше смеешься, тем легче через всё это проходить, вообще проще жить». 

 

Читайте также
ЗАГРУЗИТЬ ЕЩЕ