«Что останется от нашего времени?»
Константин Михайлов о психологии завоевателей, а не наследников