×

Два стола Некрасова в Карабихе

+

 Медиапроект s-t-o-l.comУсадьба в деревне Карабиха под Ярославлем с начала XVIII века принадлежала княжескому роду Голицыных. Один из них, Михаил Николаевич, почти 20 лет занимавший должность ярославского губернатора, перестроил её как классическую парадную резиденцию – с главным усадебным домом, двумя флигелями, верхним регулярным и нижним пейзажным парками.

Весной 1863 года, 155 лет назад, эту усадьбу купил Николай Некрасов. Ярославская земля была родной для поэта: в 40 километрах от Карабихи, в деревне Грешнево, прошло его детство, и он мог бы вернуться туда, к отцу, но роскошная голицынская резиденция с каменными стенами в два метра толщиной и богатой обстановкой глянулась ему больше, нежели старый деревянный родовой дом.

Чтобы не заниматься хозяйственными делами, почти сразу после покупки Некрасов передал усадьбу в управление своему младшему брату Фёдору Алексеевичу – тот переехал в Карабиху вместе со всей семьей и купил у Голицыных винокуренный завод, немалые доходы от которого давали деньги на поддержание имения.

Поэт приезжал сюда на лето – проводил время с мая до сентября много лет подряд. В Карабихе были написаны «Мороз Красный нос», «Русские женщины», «Орина, мать солдатская». Здесь Некрасов задумал писать поэму «Кому на Руси жить хорошо».

В усадьбе находятся сразу два стола поэта. Конторка во флигеле, за которой он работал, когда убегал в деревню от столичного зноя, и большой письменный стол в главном доме – его перевезли сюда из петербургской квартиры уже после смерти поэта.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Массивный резной стол из карельской берёзы, покрытый чёрным лаком, был изготовлен в мастерской Николая Фёдоровича Штанге, поставщика императорского и великокняжеских дворов. Некрасов купил его для своей петербургской квартиры на Литейном, где одновременно с жилыми комнатами располагалась редакция сначала «Современника», а потом «Отечественных записок». После смерти поэта Фёдор Алексеевич в память о брате перевёз этот стол вместе с креслом и корзиной для бумаг в Карабиху и поставил в своём кабинете. Там они и находятся до сих пор.

А вот подлинная некрасовская конторка не сохранилась. Та, что стоит сейчас в гостиной, изготовлена специально для музея уже в наше время.