×

Кладбища хотят использовать повторно

+

Минстрой РФ предложил узаконить повторное использование заброшенных кладбищ, при этом старые захоронения будут вскрываться и переноситься в общую могилу

Почему-то новость очень возмутила добропорядочных россиян, ее муссировали в СМИ, подавали как сущее варварство. Хотя из всего сказанного единственное новаторство Минстроя – это идея «узаконить» ту процедуру, которая и так практиковалась и практикуется на бескрайних просторах страны.

Известно, что многие города (особенно с лагерным прошлым, вроде Норильска) прирастали новыми микрорайонами за счет расчистки старых кладбищ. А на вполне приличных кладбищах в той же Москве и сейчас можно за «сдельную плату» перекупить место чужого (заброшенного) захоронения и спокойно устраивать уже свой, фамильный склеп… Кладбищенский бизнес один самых криминальных, плохо контролируемых и циничных. Он представляет собой ту изнанку, исподнее нашего общества, о которой не хочется ни говорить, ни вспоминать. Минстрой только слегка коснулся этой темы – и нам уже неприятно: но да, мы так живем и так умираем. Вернее, умираем точно так же, как и живем – поодиночке.

Знаменитые строчки Пушкина: «Два чувства дивно близки нам, / В них обретает сердце пищу – / Любовь к родному пепелищу: / Любовь к отеческим гробам…», по мысли филолога Михаила Гаспарова, оттого стали скучной школьной присказкой, что никто никогда не задумывался, «хорошо ли знал сам Александр Сергеевич, где погребен “отеческий гроб” его родного деда Льва Александровича Пушкина, и если знал, то часто ли навещал могилу». Здесь общая беда. За «дивно близким чувством» что поэта, что современного школьника скрывается та немощь дел, из-за которой, в конечном итоге, массовое осквернение могил, общие захоронения расстрелянных в чистом поле и многое другое станет обычной практикой ХХ века. Эти строчки, пожалуй, стоило бы произносить без гордости и пафоса, с пониманием того, как легко отказаться от «пищи сердца» – памяти о своей истории и своих близких, превращая их, по выражению Минстроя, в «невостребованные прахи». Ведь почти вся история страны стала «невостребованным прахом»…