×

Пермский художник на Пасху «распял» Гагарина

+

На одном из домов Перми в пасхальную ночь, 12 апреля, появилось изображение распятого на кресте космонавта Юрия Гагарина. В этом году православная Пасха выпала на День космонавтики, и пермский художник Александр Жунев решил воспользоваться этим совпадением, чтобы высказаться на языке современного искусства на тему «многовекового противостояния науки и религии».

Что именно, кому и зачем хотел сказать Жунев своим произведением, не совсем понятно. Объяснения самого художника противоречивы. С одной стороны, деятеля современного искусства как будто бы тронул подвиг самого Гагарина и он решил поделиться своим оригинальным восприятием этого человека с публикой. «Это современный Иисус от науки, добровольно принявший на себя первые космические муки человечества», — заявил он, поясняя смысл произведения.

С другой стороны, это художественное высказывание следует понимать как укор религии, которая продолжает «охоту на ведьм«, и науке, которая, по мнению художника, стала догматичной, «как средневековая церковь». Жунев подчеркнул, что своей работой он хочет «предостеречь науку и религию от новых ошибок, подобных сжиганию Джордано Бруно», чтобы в будущем не пришлось реабилитировать «каких-нибудь невинно замученных творцов – художников, музыкантов, изобретателей, подвергающих сомнению устоявшиеся догмы».

«Космические муки Христа от науки» — это ни мало ни много сюжет для эпической поэмы. А связь этих мук со страданиями «невинно замученных творцов, «подвергающих сомнению устоявшиеся догмы», – тема для философского трактата, здесь и естественные науки, и религия умолкают.

Очевидно, что заветная мечта автора – во что бы то ни стало стать «Христом от искусства». Для этого, как известно, нужно или распять кого-нибудь, или прибить себя куда-нибудь гвоздем, или еще что-нибудь изобрести оригинальное и, главное, протестное. А потом за это пострадать (полиция уже начала проверку по «распятому Гагарину»). Протест компенсирует и недостаток смысла, и нехватку художественного вкуса, и даже банальность идеи.